За кулисами трилогии «Властелин колец»




Техану: За кулисами Хоббитона

(Репортажи)

После того, как я месяцами доставала киностудию, как назойливая муха, мне это надоело, и им, наверно, тоже, потому что когда я попросила продюсера Барри Осборна о встрече, он согласился. И через два дня я очутилась в штаб-квартире студии Wingnut в Матамате. Все стены там были обвешаны концептуальными картинками из фильма со зловещими замками, кусочками и Хоббитона и другими, непонятными мне, штуками, и я глазела на них, не в силах оторваться — вот уж действительно находка для шпиона!

Барри сказал: «Некоторые люди из съемочной группы хотят с тобой встретиться».
«Кто именно?»
«Питер Джексон».
Я сказала: «О, здорово», или что-то такое же умное в этом духе, потому что мой мозг на секунду вырубился от нереальности происходящего.

Вскоре после этого мы ехали на машине по такой знакомой мне дороге, но в этот рах ворота были открыты (я дважды до этого подбиралась к Хоббитону пешком, но мой путь всегда заканчивался у этих ворот), и охранник пропустил нас внутрь, и мы наконец поехали по этой, столько раз с тоской оглядываемой мной, уходящей за холмы грунтовой дороге.

Первое впечатление от Хоббитона: это цирк. Кругом шатры и навесы, стойла с лошадьми и загончики для скота всех размеров: натуральных и половинных. Мимо провели гигиантскую клайсдейлскую лошадь, рядом с которой любой показался бы хоббитом. Вокруг бродили люди, в костюмах и без. Прошел псевдо-Гэндальф в темно-серых одеждах в сопровождении хоббита-дублера, а может — и настоящего хоббита-актера, даже команда не всегда их различает издалека.

Стенки шатров были собраны кверху, чтобы воздух мог заходить внутрь, и я могла заглянуть туда. В некоторых шатрах были мастерские и примерочные, в одном из них работали мастера по парикам, там все было завалено кучами волос и пенопластовых голов. У них там были тысячи париков, потому что у каждого персонажа есть обычный дублер и каскадер, и всем нужны парики, и также для очень маленьких и очень высоких людей нужны целые наборы париков, чтоб они могли дублировать кого угодно. В другом шатре были Ноги: стопки пронумерованных и разложенных по порядку хоббитских ног. Подсобщики занимались чисткой и дезинфекцией этих мохнатых ног, чтобы подготовить их к следующему этапу съемок. Я увидела Билли Бойда в гримерном шатре: он был уже с хоббитскми ногами, и он дал мне взглянуть на них поближе. Я их даже потрогала — они были резиновые и холодные на ощупь, с очень толстой подошвой. Я спросила, заменяют ли они обувь, и Бойд сказал что, да, вполне заменяют.

В вагончиках сидели за компьютерами люди в наушниках и с сотовыми телефонами, они выходили на связь через спутники со всеми съемочными площадками и с Веллингтоном. Какой разительный контраст с Хоббитоном на улице, с сельской утварью и строениями, которые уже успели пообветририться и выглядели очень натурально и обжито на склонах холмов.

Мы прошлись по Хоббитону. Все было очень тщательно отделано, с плавно закругленными крышами, окошками, резными деревянными столбами и круглыми деревянными дверьми. Сады были в полном цвете лета, и на некоторые деревья были навешаны очень натурально выглядящие фрукты, чтобы усилить впечатление идиллического изобилия. Я краем уха слышала разговоры о поливке, о том, хватит ли им ресурсов, чтобы держать траву зеленой. Трава в окрестностях уже пожухла от жары.

У подножия холма мы увидели некоторых статистов в крестьянской одежде, готовящихся к съемкам чего-то похожего на праздник урожая. Плетеные корзины ломились от фруктов и овощей: там было все, что символизировало простоту, изобилие, уют и покой. Все это снимается в чудесные летние дни, и Хоббитон будет выглядеть как деревенский рай. Даже если в фильме покажут только несколько подобных ярких кадров, нам будет этого достаточно, чтобы представить, что Фродо вынужден покинуть, и что хоббиты стараются защитить.

Было очень странно видеть всю эту сельскую идиллию на экранах камер, и одновременно видеть рядом всю эту кинотехнику, микрофоны, компьютеры, людей в футболках, бегающих вокруг с рациями и сотовыми телефонами…

Мы прошли по узкой петляющей тропинке на луг, где происходило главное действие. Джексон и Элайджа Вуд сидели под навесом с множеством компьютеров и мониторов, наблюдая за Яном МакКелленом и маленьким дублером Фродо, которые снимались в сцене, где они разговаривают, съезжая с пригорка на телеге, запряженной лошадью. Все вроде шло хорошо и лошадь вела себя спокойно, главная проблема была со шляпой Гэндальфа, которую норовило сдуть ветром. А потом мне удалось увидеть, как ту же сцену снимают в особой перспективе: Вуд и МакКеллен ехали на телеге побольше, которая была сделана так, что они оба казались сидящими бок о бок, если камера была под определенным углом. Но поскольку Вуд на самом деле сидел дальше от камеры, чем МакКеллен, он выглядел меньше. Все это работало, если они не двигались и не закрывали друг друга. Сложности постройки специального инвентаря для каждой сцены, где используется подобная техника, заставили меня немного ужаснуться.

После двух часов реального времени, ушедшего на полминуты фильма, я не могла не подивиться физической выносливости актеров. Это был жаркий и влажный полдень, и Гэндальф был одет в толстую войлочную шляпу и тяжелые одежды. Костюм Фродо был легче, но все равно он был чересчур теплый для любого нормального человека в эту погоду. Все снимающие были в футболках и старались не выходить из тени. А я опять зарабатывала солнечный ожог.

Вуд и МакКеллен вернулись в тент, чтоб посмотреть отснятую сцену на экране и понять, что же там не сработало. Я часто была на репетициях в опере, и частенько после трех часов в костымах под яркими лампами воздух накалялся от враждебности между певцами, техниками, осветителями, режиссером и пр. Здесь же не было ничего подобного.

Я спросила, будут ли в конце фильма забавные сцены с неудачными дублями и т.п. и Джексон сказал, что обязательно будут, в специальном ДВД-издании.

МакКеллен стоически переносил жару; Джексон предложил сделать еще дубль и Вуд буквально бросился обратно в телегу без секунды колебаний, несмотря на долгое ожидание в неприятной жаре.

Я не представляю, как люди выдерживают такое долгое ожидание. Например, одному человеку надо было просто стоять на солнце и высоко держать какую-то штуку, то есть он работал человеческим телеграфным столбом*. Вот кто не страдает от монотонности, так это режиссер. Пока я там была, Джексон режиссировал сцены в телеге, просматривал отснятое другими группами и предлагал, как сделать те сцены более забавными, просматривал наброски Алана Ли для седел Теодена и других всадников Рохана — они обсуждали, будут ли эти седла достаточно практичными для каскадеров, читал какие-то доработки сценария Фран и Филиппы… и так далее, и все одновременно. Я видела, что весь план съемок был в голове у Джексона, и в то же время это не был застывший план, там было место для импровизации.

Я поглядела на наброски Ли, которыми он по праву гордился. Мы все выросли с его и Хоува видением Средиземья, и многое из того, что мы увидим в фильме, будет нам в чем-то знакомо по книжным иллюстрациям, и в тоже время будет много нового. Там был чудесный набросок Серой Гавани. Ли объяснил, что там будет построено и снято, а что будет врисовано позже. Использование сложных фонов означает, что размерам и сложности архитектуры не будет предела, и то, что я видела, было просто изумительно.

На съемках были эксперты всех видов. Я поговорил с постановщиком речи и с лингвистом. Они работают с магнитофонными записями самого Толкиена, где он читает по-эльфийски, и они также консультируются со специалистами по эльфийскому в Соединенных Штатах. Я услышала немного эльфийской речи: звучит немного как валлийский язык, но гласные звонкие, как в испанском. Они занимаются не только эльфийским, они пытаются определить, какое произношение английского будет у каждой расы. Например, для эльфов и рохиррим английский — не родной язык. Хоббиты из разных мест Шира говорят по-разному, и произношение Фродо тоже своеобразное, так как он более образован, чем большинство.

У них все продумано. В той сцене Гэндальф и Фродо разговаривали о трубочном зелье, Гэндальф упоминал его латинское название. Лингвисты обсуждали, надо ли ему использовать латинское или английское произношение для слова «Никотиана». Садовники говорят «никачана», но Гэндальф, как ученый муж, должен говорить более правильно: «никотиана». Лингвисты обговорили все до мельчайших деталей, звонили кому-то, допустили, что стандартное произношение меняется со временем… А позже они развлекались, имитируя диалект Северного Графства, который они услышали в фильме «Brassed Off», и я оценила их разносторонность. Я могла поклястся, что слышу разговоры опущенцев.

Я вдруг увидела, что меня тоже снимают. Они делают фильм про то, как снимается фильм, и каждый день они немного снимают. я поговорила с женщиной-оператором, пока до меня не дошла абсурдность ситуации: делать репортаж о том, как делают репортаж о том, как снимается фильм.

Повара постоянно контактировали с командой насчет того, когда же лучше подавать обед. Обеденный перерыв объявили в 3 часа, и все пошли в главный лагерь. Большую часть времени они снимают допоздна, и сегодня они надеялись отснять вечернее небо и красивый закат. К сожалению, я вынуждена была их покинуть и отправиться домой.

*Ксоанон получил письмо от ассистента-бутафора (оригинал здесь), который уверен, что знает, что за штуку держал в руках этот человек. Он говорит, что это скорей всего антенна, которую используют специалисты по звуку, когда кто-то из актеров носит на себе микрофон.

Кабельщик в этом случае держит антенну таким образом, чтобы актер постоянно был в поле зрения для наилучшего качества приема. Эту антенну надо держать и нацеливать определенным образом. Но обычно озвучиватели лезут из кожи вон, чтобы обеспечить КАБЕЛЬНОЕ соединение, это всегда гарантирует, что не будет помех. Они всегда гордятся, если им удается обойтись без беспроволочной связи.

Если Техану видела сцену с актерами на телеге, то у на них точно были нацеплены микрофоны.