За кулисами трилогии «Властелин колец»




Джексон: «Я буду орком, и меня убьет солдат» (журнал «Афиша»)

(Питер Джескон)

— Как вам вообще пришло в голову снимать «Властелина колец»?
— Довольно случайно. Мы снимали «Страшил» (это мой первый голливудский фильм), и тут меня стукнуло: надо заняться толкиеновской трилогией! Я не понимал только, почему за 50 лет никто так и не снял такое кино.

— И почему?
— Да очень просто: в Голливуде пытались запихнуть все в один фильм. Совершенно нереальная затея. Вот мы и подумали, что вместо одного фильма надо делать два. Мы ходили по студиям с демонстрационной кассетой — была у нас пленка минут на 25. Разумеется, нас все посылали, и в конце концов осталось только одно место — New Line. Директор студии посмотрел, что мы наснимали, и говорит: «А почему вы хотите снимать два фильма?» И не успели мы подумать: «Ну вот, приехали», как он предложил делать сразу три — у Толкиена ведь трилогия.

— Логично. Только все-таки непонятно, как получилось, что этот грандиозный проект доверили малоизвестному новозеландцу? Бюджет 270 миллионов, труппа из 2000 человек — хотя никаких блокбастеров вы раньше не снимали…
— Да я и сам бы себе его не доверил! Наверное, дело в том, что у меня был хотя бы какой-то послужной список -больших хитов там, конечно, не было (первый фильм — «Плохой вкус» — я вообще делал на свои деньги). И потом, я предложил снимать в Новой Зеландии — это стоит раза в два дешевле, чем в любом другом месте.

— Вот откуда взялась Новая Зеландия.
— Тут дело еще и в натуре. Герои по ходу действия оказываются в самых фантастических местах: начинается все в Шире, потом у эльфов, в Туманных горах, в Мордоре. В Новой Зеландии есть условия, чтобы снять и то, и другое, и третье, и четвертое. Многое, конечно, пришлось дорабатывать на компьютере: например, красить в золотой цвет листья деревьев в эльфийском лесу.

— Вы не боялись упреков в искажении толкиеновского текста?
— Я хотел снять фильм, какой я сам мечтал бы увидеть, будь я обыкновенным зрителем. Тут не до буквализма: как передать в кино 20-страничную сцену совета у Элронда, когда все сидят за столом и обсуждают давно прошедшие события?

— Как вы собираетесь связывать друг с другом части трилогии? Будет что-нибудь вроде краткого содержания предыдущих серий?
— Наверное, да: фильмы выходят с интервалом в год, даже знатоки Средиземья могут что-нибудь подзабыть. Правда, для нас это не три фильма, а один, только очень длинный, — снимали мы все одновременно.
Конечно, это колоссальное напряжение: надо держать в голове сразу семь съемочных площадок. Я работал почти круглосуточно. Актерам тоже доставалось: обычно они тратят на один фильм два-три месяца, а тут пришлось сидеть в Новой Зеландии безвылазно полтора года и работать по 14 часов в сутки. Вигго Мортенсен сломал палец на ноге, потом во время съемок батальной сцены ему выломали зуб. Шон Остин пропорол себе ногу. Впрочем, хоббиты неплохо развлекались: они пристрастились к виндсерфингу, тот же Вигго Мортенсен однажды явился на площадку с распухшим лицом, заплывшим глазом и огромной шишкой — его стукнуло доской по голове. Хорошо хоть, Леголас ограничивался прыжками с тарзанки.

— Вы будете сами играть во «Властелине колец»? Вы же снимались во всех своих фильмах?
— Наверное, буду. Пока что я снялся в одном эпизоде в первой части (не скажу, в каком, пускай все догадываются). В остальных, наверное, тоже поучаствую: может, буду солдатом, убью какого-нибудь орка. А может, буду орком, и меня убьет солдат. Обычно я такие вещи заранее не придумываю.

— Какая сцена у вас самая любимая?
— Больше всего мне нравится финал — это самая сильная сцена в фильме. Но его, увы, еще нельзя посмотреть. А так — я посмотрел «Властелина колец» раза три и с удовольствием посмотрю еще раз. Жаль только, что нельзя пойти к гипнотизеру, чтобы я смог взглянуть на фильм свежими глазами.