За кулисами трилогии «Властелин колец»




Интервью журналу Y-Life

(Вигго Мортенсен)

В интервью Вигго Мортенсен рассказывает о своем первом контакте с романом Толкиена и о съемках фильма. Он говорит о Питере Джексоне и о том, что он думает о фэнах. В Сети волнение, Голливуд задержал дыхание, фэны занимают очередь в кассы кинотеатров, но Вигго Мортенсен, — Аргорн, — пока не собирается терять покой из-за «Властелина колец».

После долгих лет ожиданий это наконец свершилось. Можно уверенно сказать, что экранизация Питером Джексоном «Властелина колец» из трех частей, которая ожидается с большим напряжением, является с другой стороны Звездными войнами Галактики.

И как всегда при подобных поп-культурных переживаниях люди, — фэны, создатели и те, кто его финансировал, — нервничают и страстно желают: скорей бы! Стоит только пройтись по толкиеновским форумам и страничкам новостей. Собственно говоря, можно проглядеть каждую группу новостей, — даже soc. culture. cuba радуется этому (а почему бы нет?- О.).

Итак, почему же Вигго Мортенсен так спокоен? Правда, символическая фигура «цикла о кольце», главный герой, — Фродо Торбинс (Элайа Вуд), но герой Мортенсена, король Арагорн, — это личность, который заметно выделяется в фильме, возлюбленный Лив Тайлер. Если Фродо, — Luke, то Арагорн, — Han Solo. Герой Вигго многие годы является излюбленной фигурой фэнов, — не волнуется ли он о том, как ему удалась эта роль?

— «У меня нет времени нервничать по этому поводу, — говорит он, история берет на себя главную роль, и ты только пытаешся делать свою работу так хорошо, насколько это возможно».

Мортенсен не был особенно ревностным толкиен-фэном, когда он получил роль (он был взят в последнюю минуту как замена Стюарта Таузенда). С этого времени он пытался работать хорошо и очень заинтересовался автором и его работами. Да и как могло быть иначе после того, как он больше года помогал «оживить» Средиземье в Новой Зеландии. Его путешествие-открытие будет соответствовать нашему собственному, на премьере «Хранителей», первого фильма из трех, 19 декабря.

Y-LIFE: Ты знал о Толкиене, когда согласился на роль?

MORTENSEN: нет, я не читал его книг. И перед тем, как начать, у меня не было времени на это. Я был взят в последнюю минуту. Но потом, когда я читал эти книги, я нашел много знакомого из северных саг и мифов, которые использовал Толкиен.

Y-LIFE: Я слышал, что ты «выплыл» на наборе с изданием «Саги о вёльсунгах» из 13 столетия.

MORTENSEN: Да, я сидел в самолете и думал: «Боже мой, что я делаю?». Сразу после этого я отправился в магазин и купил издание «Саги о вёльсунгах» и пару других вещей, которые, как я был уверен, мне понадобятся. А потом я попросил моего друга прислать мне все, что у меня дома имелось на книжной полке. Это было не так, что все элементы книги были мне незнакомы, — с моим-то датским происхождением. Толкиен перенял даже имена гномов из северных текстов.

Y-LIFE: Это было необходимо, иметь доступ к мифологическим и лингвистическим основам книг?

MORTENSEN: Можно было бы сыграть роль и без этого. Мы не можем вставить в фильм каждое слово и каждую запятую, иначе каждый фильм растянулся бы на шесть часов. Если попытаться читать между строк, это поможет читать книги, познакомиться с основами характеров и истории. Это особенно помогло при знакомстве с фильмом, — в противоположность курсу, где изучают Толкиена, — потому что история имеет некоторое отношение к моей юности, к моей культурной основе. Это помогло мне освоиться скорее, чем если бы это был просто случайно.

Собственно, долгая дорога в Мордор начинается, когда Бильбо находит кольцо, еще в «Хоббите». Это предыстория. «Хоббит» — это сказка. Но, несмотря на то, что, наверное, Толкиен считал и «Властелина Колец» сказкой, эта книга более темная и сложная. Кроме того, к тому времени он стал лучше как писатель, требовательнее, и использовал все, что было значемо для него как для лингвиста и любителя историй.

Y-LIFE: Ты имел дело с фэн-культурой Толкиена?

MORTENSEN: Во время съемок я многое узнал об этом. Как и все прочие, я использовал Интернет, чтобы посмотреть, что за суматоха поднялась, когда вышел первый трейлер.

Y-LIFE: Было сложно играть героя, о котором у каждого долгие годы имелось собственное представление?

MORTENSEN: Не особенно. Было сложнее играть Генри Киссинджера, потому что люди имели достаточно четкое представление о том, как он должен выглядеть, и существует масса различных мнений о нем. Я думаю, характеры в книге обрисованы точно, по меньшей мере, внешний облик. Кроме того, это было не слишком тяжело, потому что сначала я не знал, как это важно для людей.

Y-LIFE: Это почти священно.

MORTENSEN: Для некоторых людей это почти Библия. Одна из причин для того, что Толкиен добился такого, не так проста. Многие люди пишут средневековые истории или занимаются Артуровкими легендами и сагами, но они почти всегда неглубоки, потому что для этого требуется академическиое образование. Он вдохнул новую жизнь в старый материал.

Думаю, Питер Джексон попытался сделать то же, что и Толкиен, — он хотел бы оживить это для других людей.

Y-LIFE: Итак, на что нужно обращать внимание в фильмах? Особенно ревностные фэны будут критиковать каждое слово и каждую строчку, но, как ты думаешь, где будут прекрасные моменты?

MORTENSEN: Думаю, дух книги и мистерии сохранился. Мой герой Арагорн, — это что-то вроде «позднего» викинга. Его становление происходит медленно. Он, возможно, знает о кольце и Средиземье так много, как никто другой, поэтому по-настоящему боится ситуации. В книге Гэндальф называет Арагорна величайшим следопытом и охотником той эпохи.

Одновременно он сомневается в себе самом, как мне кажется. В этой истории речь идет о том, как каждый преодолевает свои сомнения и страхи.

Предки Арагорна, даже сильнейшие и благороднейшие, не смогли противостоять искушению Кольца. И потеряли себя. Мне показалось забавным то, как Горлум именует Кольцо, — «моя прелесть». Потому что когда Кольцо обещает тебе безграничную власть, оно отбирает в действительности индивидуальность, способность решать свободно, существеннейшее, чо присуще разумному существу, часть его индивидуального «я».

И еще я хотел бы сказать о совместной работе. Это все по собственной воле, каждый решает сам, вступать ли ему в Братсво Кольца.

И даже Зло не такое простое, как представляют в других фильмах. Кольцо, — это в известной степени Саурон, однако оно представляет собой так же потенциал, имеющийся в нас, чтобы быть Злом. В каждом из нас. Питер Джексон взялся за трудное дело, но, надеюсь, ему это удалось.

Y-LIFE: Доверие к Питеру у фэнов поистине удивительно. И фэны славятся своей внимательностью к деталям. Повлияло ли это на твои поиски в работе над ролью? Было ли у тебя достаточно возможностей, чтобы сыграть в соответствии?

MORTENSEN: Питеру нравится технология производства фильмов. И ему нравится, когда кадры выглядят так, как он себе это представляет. Это также вдохновляло и радовало, с его энергией и интеллигентностью, он не тот, кто дает кучу указаний, что ты должен делать. Он обращал внимание на совершенно определенные вещи в моменте, но тебе предоставлялось самостоятельно решать, как ты это выполнишь. И мне это не составляло труда.

Было ли у меня много пробных кадров? Да, такой уж я актер. И я думаю, это хорошо, пробовать. Но у нас было не так много времени для этого, и, думаю, это не в характере Питера.

Y-LIFE: Итак, 3 фильма, 50 миллионов книг продано, фэны на каждом шагу, — играют как актеры дальше, — можно избежать внимания фэнов?

MORTENSEN: Понятия не имею. Мне много что нравилось в Арагорне, характер, типаж. Я попытался привнести в роль все мои знания. Но о том, что случится сейчас, я не имею никакого понятия. Я просто надеюсь, что фильм хорош, это первое, о чем я думаю. У меня не было времени, нервничать из-за этого. История стояла на переднем плане. Ты можешь переживать из-за деталей и пытаться правильно сыграть даже в мелочах, но каждый должен был внести свой собственный вклад, и так и должно было быть. Как известно, Толкиен был довольно ревностным христианином. В северной мифологии нет твердого обещания небесного вознаграждения за твои добрые дела. Единственная награда за твои хорошие действия и добродетели, — удовлетворение за правильно сделанное.

Это снова приводит к тому, о чем я говорил раньше, к свободе воли. Речь идет о индивидуальном свободном выборе, твоей свободной воле. Хотел бы я поступать правильно? Если ты лжешь себе самому, только ты будешь это знать. Если ты не отвечаешь за своего собственного демона или за свои ощущения, ты обманываешь самого себя.

И, думаю, об этом говорится в мифах. И если ты этого придерживаешься, это не как задание в школе. Ты можешь видеть жизнь как стихотворение, как историю, и ты можешь видеть себя самого. Это я чувствовал в некоторой степени, и это очень редко случается, когда делаешь фильм. В такие моменты ты не получаешь урок для своей собственной жизни, но находишь нечто прекрасное в привычной жизни, что соединяет для тебя прошлое и будущее.

Y-LIFE: Странно, что Питер убрал из фильма стихи и песни.

MORTENSEN: Я думаю, это был вопрос времени и внимания публики. Мы и так размахнулись, и я знаю, что было бы настоящей головоломкой для сценаристов и Питера захватить и это. Вещи менялись в течение того, как мы пытались остатья верными книге, насколько это возможно. Но на эльфийском и других языках будут много говорить и также немного петь.

Думаю, у Арагорна имеются сомнения относительно себя самого. Он не знает, принадлежит ли он к тому типу, который в конце концов не может одержать победу над собой.

Y-LIFE: Ты хочешь сказать, что сомнения героя и есть то главное, что ты привнес в роль, то, что кто-нибудь другой не стал бы делать?

MORTENSEN: Я не знаю. Думаю, что каждый, кто читает книгу и размышляет о характерах, узнал бы это, и Питер тоже это сознавал. Ты должен найти сильные и слабые стороны характера, если хочешь его раскрыть. Есть Прошлое и его наследие, — и эти вещи за долгое время тесно переплелись с судьбой Кольца. Я не могу себе представить, как можно выпустить это из внимания.

Но если это фильм, и публика сидит в кино и смотрит, ты должен в достаточной степени обрисовать различные черты характера.

Актеры ответственно отнеслись к своим ролям и попытались передать признаки и индивидуальность своих героев. Они сделали это, на мой взгляд, верно и замечательно.

Y-LIFE: Однако ты и сам человек искусства. Что-нибудь из этого проекта повлияло на твои собственные работы?

MORTENSEN: Я был так занят, что сделал меньше обычного. Но в конце, когда я все отослал домой, у меня была пара картин и масса фотографий. Достаточно для того, чтобы сделать это частью шоу, которое я, возможно, устрою в конце января в Лос-Анжелесе.

Это отдых для души, попробовать себя в другой области. У меня было не так много времени. Я делал это вечером, и очень редко, — по воскресеньям после обеда. Мне приходилось много времени проводить в дороге, как многим из нас. Больше всего в съемках участвовали Арагорн и Фродо.

Очень многие съемки с Арагорном требовали физических усилий, и это занимало много времени.

Над одной битвой во второй части мы работали три месяца по ночам. Это было действительно сильно и сдружило многих. Каскадеры и дублеры для меня как братья и сестры. Они были невероятны. Действительно замечательно, насколько они были требовательны к себе. Я не могу представить себе другую такую европейскую или американскую команду, так же настроенную.

И это составляет важную часть всех трех фильмов, особенно второго и третьего. Мы действительно должны были сыграться и доверять друг другу.

Даже просто быть внутри этого — это уже что-то. Команда, природа — все просто потрясало.

Ты идешь через буковый лес, — не знаю, есть ли такие буки в Северной Европе, но ощущение такое же: очень мирное и просто прекрасное.

Y-LIFE: Тебе знаком тот список, который уже годы курсирует в интернете, в котором фэны предлагают свои варианты, актеров на ту или иную роль? Я зачитаю тебе имена пары кандидатов, которые предлагались на роль Арагорна. David Hasselhoff.

MORTENSEN: Хм, окей.

Y-LIFE: Элвис, в одной версии, со всеми своими песнями.

MORTENSEN: Oh, wow !

Y-LIFE: Кеану Ривз.

MORTENSEN: (молчит).

Y-LIFE: Denzel Washington

MORTENSEN: могу представить, что Вэшингтон делает это, правда. Я работал с ним в «Crimson Tide» . У него есть для этого героические качества.

Y-LIFE: Как ты думаешь, с какой фигурой чаще всего будет идентифицировать себя публика?

MORTENSEN: В худшем случае, каждый из Братства Кольца должен в себе усмотреть для себя какую-то надежду. Они должны преодолеть себя, чтобы удалось задание группы.

В конце концов, говорится не только о Фродо, или только Арагорне, или только Гэндальфе, или о ком ты там еще думаешь. Ты можешь быть поклонником одного характера, но в конце ты фэн всех.

Y-LIFE: Это правда, что диалоги после съемок должны были быть записаны повторно?

MORTENSEN: На съемках часто бывало очень ветрено, или работали «ветровые» машины, и мы должны были повторно записывать диалоги. Что для меня не имело значения, так это то, что фильм снимается небольшими отрывками; качество не всегда проходит. Поэтому я желал бы все это еще раз для себя наметить. Такой уж Питер режиссер. Он знает совершенно ясно, что он делает, но ему нравится этот контролируемый хаос. Потом он может собрать все части и составить целую головоломку.

Y-LIFE: Снова появился невероятный интерес к Толкиену.

MORTENSEN: Интересно, что в самой Новой Зеландии, которая немножко в стороне, есть отдаленные маленькие городки, где можно действительно найти хороший антиквариат. Сначала я нашел старые выпуски саг, и всякое другое. И много вещей о Толкиене. Но в конце, из-за этой устной пропаганды, стало труднее вообще что-нибудь находить. И если что и было, то продавалось много дороже.

Y-LIFE: Cate Blanchett сказала, она взяла роль из-за острых ушей. Каким будет твой безумный ответ?

MORTENSEN: если честно, я очень сожалел бы, если бы не сделал этого. Я должен был решиться тут же, сесть в самолет, и я знал, что жалел бы, если бы не согласился на эту роль.

Однако я не ожидал, что связь между актером и героем окажется настолько крепкой. Это было действительно удивительно. Это нечто постоянное, что остается с тобой. Это был неожиданный подарок.

Реклама
  • Смотрите регистрация ооо здесь.