За кулисами трилогии «Властелин колец»




Мориарти: Впечатления Мориарти о новом ролике ко 2-му фильму

(Рецензии, обзоры и критика)

Вот что он пишет (отрывки из его статьи на AICN):

Сразу после кадров с Сэмом и Фродо, спускающимися с Эмин Муйла, титры — «Выходит на экраны в это Рождество» и «Путешествие продолжается». А затем — застежка-лист лориэнского плаща на траве. Кто-то наклоняется и подбирает ее, и камера поднимается и показывает лицо Арагорна.

И когда вы видите кадры с Арагорном, Гимли и Леголасом, бегущими на выручку Мерри и Пиппину, вы понимаете, что и в этом новом фильме будет все, что вам понравилось в «Братстве». Операторская работа лауреата Оскара Эндрю Лесни все также великолепна и масштабна. Сразу после первых кадров, показывающих погоню за Мерри и Пиппином, мы встречаемся с Гэндальфом Белым, и этот образ полон мощи, которую трудно скрыть. Это совсем не тот усталый старик из первого фильма, отнюдь нет.

Было много диалога, и я его естественно не записывал, но что-то осело в памяти. «Так-так… Гэндальф Седая Шевелюра думает, что нашел пропавшего короля Гондора», размышляет Саруман как раз в тот момент, когда Гэндальф разговаривает с терзаемым внутренними сомнениями наследником Исильдура. «Саурон еще не настолько силен, чтобы ничего не бояться. Он боится тебя, Арагорн. Он боится того, чем ты можешь стать.» Затем идут кадры, которые намекают на будущее Арагорна, на его предназначение, которое ему предстоит принять. Напряжение в ролике нарастает.

Мы видим Сэма и Фродо в Гиблых болотах. «Кольцо..», говорит Фродо. «Оно становится все тяжелее». Галадриэль говорит кому-то, с болью на лице: «Фродо не вернется из Похода живым».

Затем мы видим Теодена и Гриму Змееуста (Боже, Брад Дуриф смотрится потрясающе), и Фарамира и Эовин, и Арвен, лежащую так, как будто она умерла, и затем начинается круговорот образов, мы видим разные пейзажи, и великолепная музыка Шора звучит все мощней, и каждый кадр Хельмовой Пади передает мощь и напряжение, а от некоторых батальных кадров у вас просто отвиснет челюсть (лестницы приставляют к стенам и защитники тут же откидывают их в бешеном темпе, а в это время тучи стрел летают взад и вперед), и вдруг — ЕЛКИ-ПАЛКИ, НЕУЖЕЛИ ЭТО ДРЕВОБОРОД?!

И вновь мелькает вереница кадров, и … подождите, уже что — прошло 4 минуты? Да не может быть! ХОЧУ ЕЩЕ! ХОЧУ ЕЩЕ! ХОЧУ…

… И тут появляются заключительные кадры. Голлум сползает со скалы к спящим Фродо и Сэму, шипя про себя: «гнусссные хоббитцы… гнусссные воришки…», и в тот момент, когда он тянется к Кольцу, Фродо открывает глаза, и…

КОНЕЦ.