За кулисами трилогии «Властелин колец»




Обозревателей волнуют вопросы отображения творчества Толкиена на экране

(Статьи)

Вначале был Эру Единый — Иллуватар.

«И сперва он создал … ангелов, и были они порождениями его мысли, и были они с ним, пока ничего еще не было. И он говорил с ними, и поведал им темы своей музыки, и они пели перед ним, и он радовался».

Эта «Великая музыка» зазвучала в Пустоте, и она перестала быть пустотой. Но что-то было не так. Главный архангел Мелькор, «Тот, кто сильнее всех», возгордился и взбунтовался. Глубоким было его падение во зло, и стал он Морготом, «Черным Врагом Мира». Его главным приспешником был Саурон, создавший магические кольца для власти над миром, и «Главное Кольцо, властное над всеми».

Обо всем остальном можно рассказывать долго. Как с любым мифом, те, кто хотят понять трилогию «Властелин Колец», должны начать с начала — с истории мироздания автора — «Сильмариллиона». Дж.Р.Р.Толкиен знал, что делал, когда писал свое повествование об эльфах, гномах, хоббитах и людях.

Он писал своему другу в 1953 году, незадолго до публикации книги: «Властелин Колец — это в своей основе глубоко религиозный и католический труд, вначале это было подсознательно, но по ревизии это предстает совершенно осознанным». Однако Толкиен также сказал преподобному Роберту Мюррэю, что именно его желание оставаться теологически ортодоксом привело к тому, что он избегал конкретизации в этих вопросах, хотя в его истории мироздания присутствуют библейские параллели.

Толкиен писал: «Именно поэтому я не включил, или скорее, убрал из своих книг, упоминания о чем-либо, относящемся к „религии“, культам и религиозным обрядам в воображаемом мире: религиозный элемент присутствует в самом повествование и в символизме».

В результате получился на редкость смелый и претенциозный миф, в то же время не содержащий явного символизма аллегории или притчи. Те, кто разделяет веру Толкиена, могут проследить корни католических образов и легенд. Очевидно, что зло в средиземье — это искаженное и падшее добро. Смиренные искушаемы злом, но торжествуют через самопожертвование и любовь. Проходит эпоха, прежде чем появляется намек на новый мир. И так далее, и еще многое в том же духе.

Однако миллионы читают эту книгу, как эпическое предание о борьбе добра и зла вне всяких доктрин, и точка. Это все зависит от индивидуальных взглядов и убеждений, особенно, когда дело доходит до воссоздания мифа другими людьми с помощью кинокамеры.

Когда «Властелин Колец» выйдет в декабре на экраны, останется ли миф сфокусированным вокруг веры его создателя?

«Толкиен не мог сотворить нечто из ничего. Это может сделать только Господь. Но он смог создать целый вторичный мир с помощью своего воображения, убеждений и жизненного опыта в мире существующем», писал британец Джозеф Пирс, автор книги «Толкиен: человек и миф». «Именно это он и собирался сделать с Властелином Колец — но если вы вырвете миф из контекста толкиновского взгляда на мир, то все повествование лишится смысла и цельности и превратится в неоязыческую фэнтэзи».

Это особенно верно еще и потому, что Толкиен в своих работах использовал образы и идеи из целого легиона мифов, легенд и преданий. Его целью было создать миф, который впитает в себя элементы других мифов, и в то же время, по словам Пирса, «вся история будет освещена внутренним светом — светом Троицы, светом христианства».

А теперь «вторичным творчеством» — созданием экранной версии «Властелина Колец», займутся новые художники — им предстоит обработать и отлить 500000 слов прозы в шесть часов магии кино. Этот фильм посмотрят миллионы, и большинство из них будет интерпретировать книгу через этот объектив — если они будут читать или перечитывать книгу после этого. При этом на официальном сайте фильма (www.lordoftherings.net) нет ни следа, ни намека на веру Толкиена и его взгляды на мир.

Невозможно предсказать, каким в итоге будет фильм, говорит Пирс. «Главная сила толкиновских работ может стать их главной слабостью. Он сотворил истину в истинно великой форме — в форме мифа. И однако, именно этот вид искусства легко извратить. Он писал миф, но он хотел, что бы это был миф о Правде, миф, основанный на Правде с большой буквы. Уберите эту правду — и вы измените саму суть мифа».

Автор статьи Terry Mattingly — преподаватель в Palm Beach Atlantic College и старший член совета по журнализму «Совета христианских колледжей и университетов».