За кулисами трилогии «Властелин колец»




Что у хоббитов (и эльфов, и магов) в шкафу (1.06.2000)

(Джон Форд для "E! Online")

Джон Форде, : STONE STREET STUDIOS, WELLINGTON

Два харадских воина с черными тюрбанами на головах, в ошейниках с десятисантиметровыми шипами, в тяжелых кирпичного цвета панцирях, маршируют под пристальным взглядом Нджилы Диксон.

Что у хоббитов (и эльфов, и магов) в шкафу (3)Диксон, костюмерша гигантского бродячего цирка под названием «Властелин Колец», осматривает воинов с ног до головы. Их обтрепанные одежды сделаны из многочисленных лоскутов — ирландский лен, хлопок, шелк, муслин — все выкрашенное в сочные красные, коричневые и терракотовые цвета, а затем состаренное, порванное и уложенное в несколько слоев (для этих — никаких Армани). Пока помощники вставляют в костюмы конский волос, чтобы сбить линии покроя, Нджила вносит небольшие поправки, после чего воинам остается только хорошенько запачкаться.

Это вполне рядовой день для Диксон, которая может отличить расшитый шелк от расписной холстины за сорок шагов и через руки которой прошло больше оркского нижнего белья, чем вам бы хотелось знать.

Элегантно одетая в черное (плюс в удивительно сексуальный зеленый жакет), Нджила очень практичная, властная и ироничная особа: все эти качества хорошо ей служат в этом грандиозном предприятии.

Диксон с давних пор сотрудничала с Джексоном, и недавно она работала в телешоу Xena: Warrior Princess и Hercules, которые снимались в Новой Зеландии.

Хотя может показаться, что работа над костюмами в этих шоу должна быть хорошей подготовкой для дизайна костюмов Средиземья, Нджила считает по-другому: «Лучше всего каждый раз начинать сначала и забыть о том, что ты делала до этого. Конечно, я никогда об этом не думаю: я чересчур оптимистична».

Да, чтобы справится с задачей по созданию костюмов для многих цивилизаций и персонажей, нужна здоровая доза оптимизма. Диксон заведует мастерскими, в которых работают больше 40 портных, модельеров, ювелиров, вышивальщиков.

В своем офисе ее отвлекает телефонный звонок, а я пользуюсь случаем, чтобы оглядеться. На стене висят ранние эскизы костюма Арвен. Полки заставлены журналами мод, книгами и видеокассетами.

В гигантском зале-мастерской стучат швейные машинки и молотки ювелиров. Кругом стоят раскроечные столы, гигантские коробки и свертки ткани. Звучит Лорин Хилл на CD.

Диксон выглядит уставшей. На прошлой неделе она летала в Мельбурн, на примерку костюмов для Кейт Бланчетт, прежде чем та прилетит на съемки в середине июня. После этого Нджила два дня не разгибаясь работала над срочным заказом.

«Наши сроки часто переносят ближе, потому что им бывают срочно нужны костюмы для внутренних съемок, если погода для уличных съемок плохая. Это неотъемлемая часть съемочного процесса. В какой-то день камера вдруг поворачивается, и мне надо быть наготове, с костюмами, чтобы одеть актеров. От этого никуда не денешься».

На костюмах Диксон не найдешь финтифлюшек и излишних деталей, ее стиль — это красивые ткани, покрой и тщательность исполнения. «Мы не стремимся к фантастическому виду. Питер и Алан (Ли) с самого начала хотели, чтобы костюмы выглядели как можно реалистичней.»

Диксон начала с хоббитов, «которые настолько центральны для сюжета и восприятия фильма». Она одела их твидовые сюртуки зелено-коричневых расцветок и в жилеты с медными пуговицами.

Этот стиль должен напоминать Англию 18-го века, «но с вывертом», говорит она. «Мы хотели, чтоб они выглядели не совсем правильно, чтоб они слегка резали глаз».

Что у хоббитов (и эльфов, и магов) в шкафу (2)Поэтому рукава и штанины слишком короткие, пуговицы слегка не на месте, а воротники чуть-чуть велики, как будто дети примеряют одежду взрослых. «Но это странным образом начинает работать, когда они одевают свои большие хоббитские ноги», говорит Диксон.

Самые большие трудности ей доставили эльфы. «С самого начала у нас были идеи об облике этих прекрасных, женственных существ [чего??? И Ли, и Джексон тоже так думали?], но мечты не так легко было превратить в реальность.»

Первоначальная концепция блистающих эльфов чересчур отдавала Диснеем, и Джексон предложил сделать их в более средневековом стиле. Это дало Диксон идею придать эльфийским тканям архаичный вид.

Воротники и корсажи сшиты из индийского расшитого шелка, который «мы стираем, отбеливаем, красим, натираем наждаком и делаем еще много вещей, которые с шелком делать не положено», говорит Нджила. От стирки золотое и серебряное шитье становится видней, что придает ткани фактуру и металлический блеск.

Другая обязательная для эльфов ткань — это бархат, который великолепно струится и имеет красивый блеск. «Моя команда ненавидит с ним возится, т. к. он ранит руки, но это выглядит шикарно». Команда Диксон использует стиль модерн, вроде травления бархата кислотой, чтобы получить орнаменты из листьев и цветов. Затем это покрывается ручной вышивкой и отворачивается по краям шелковой или золотой нитью.

Рукава сделаны в форме листьев, обвивающихся вокруг рук актеров. У эльфов Ривенделла более изысканная одежда сочных золотых, алых и зеленых расцветок, тогда как лесные эльфы носят бурые шерстяные одежды, похожие на древесную кору.

Что у хоббитов (и эльфов, и магов) в шкафу (1)Ювелиры вручную отковывают пуговицы, обручи с узорами из цветов и листьев и поясные пряжки. То, что получается в итоге, дает ощущение и красоты, и мощи. «Мы хотим подчеркнуть, что эльфы — это необыкновенный и полный жизни народ», говорит Диксон.

Но ее команда припасла самое лучшее для женщин. Так как в трилогии всего четыре главных женских персонажа — эльфийская принцесса Арвен, трансвиститка Эовин [как ему не надоест?? мне уже надоело!], провидица-королева Галадриэль и подружка Сэма Рози Коттон — они на них полностью выложились.

Например, платья Арвен сначала задумывались как походно-боевые, подходящие для эльфийской воительницы, которая все время скачет верхом. «Но Питер потребовал чего-то более женственного», говорит Диксон.

Так что они вернулись к выкройкам. «Мне кажется, что Лив не так легко двигаться в окончательной версии костюма. Это классический конфликт между визуальной концепцией и практичностью — иногда непонятно, как же актер сможет выполнить все действия, требуемые по сценарию, в таком костюме. Но актеры очень хорошо с этим справляются. У нас еще ни разу не было ’Я ни за что это не надену!’»

Диксон предпочитает не начинать детальную работу над костюмом, пока актер не черновой вариант из муслина (под названием туаль) «Мы их обычно снимаем с самолета тепленьких, обалдевших от смены времени, и тут же засовываем в туаль». Затем, после согласования с Джексоном, делается костюм из настоящей ткани и опять примеряется на актера.

«Мы хотим, чтоб актер тоже участвовал в этом процессе. В конце концов, им это помогает войти в образ.» Диксон вспоминает, что когда Хьюго Уивинг впервые одел свой костюм, «он тут же начал держаться и двигаться как Элронд».

Она также восхищается Вигго Мортенсеном, «который полностью вжился в роль и в свой костюм». Говорят, что Мортенсен возвращается к себе домой после съемок верхом в этом костюме, и он вызвался сам его стирать и штопать, чтобы буквально врасти в него.

Однако самым уникальным изделием является шляпа Гэндальфа. Джексону очень понравился эскиз Алана Ли: чрезвычайно широкополая шляпа-корабль, но играющему Гэндальфа МакКеллену эта шляпа показалась неудобной. Так что Джексон с Диксон и МакКелленом вместе разработали одновременно внушительный и практичный дизайн. Диксон показывает мне крошечные фетровые макеты каждой из черновых шляп, не выше 10 сантиметров каждый.

МакКеллен также высказывал свои идеи по поводу костюма для возрожденного Гэндальфа Белого. «Ему хотелось, чтобы костюм передавал новоприобретенную физическую мощь и боевые качества Гэндальфа», объясняет Диксон. В итоге получилась некая смесь из супер-героя и девочки Спорти Спайс — кафтан разумной, выше колена, длины и роба из плотного хлопка цвета слоновой кости с золотой вышивкой.

Что является самым большим организационным кошмаром для Диксон? Хоббитские рубашки! У каждого из хоббитов есть рубашки для каждой из стадий трех-фильмового похода: чистые и опрятные для Хоббитона, рваные и грязные для Роковой Горы и с кучей вариаций в промежутке. Можно начать со свежей рубашки, которая постепенно занашивается и используется на следующем этапе.

Вот здесь-то и начинаются трудности: каждому из хоббитов для каждой из сцен требуются пять рубашек — одна для актера, одна для дублера, одна для каскадера, одна для дублера-карлика и одна для дублера-наездника.

Но это еще не все. Поскольку хоббиты-актеры еще растут (Илайдже Вуду 19, а Доминику Монагану 23) и так много упражняются физически, их рубашки приходится перешивать на новый размер, чтоб успевать за их растущими мускулами. Да уж…

Диксон показывает мне образцы твидового сюртука и желтого жилета Мерри, нормального и уменьшенного размеров. Она объясняет, что они используют ткани из нитей разной толщины для нормальных и миниатюрных моделей, но узоры, пуговицы и покрой должны быть идеально подобными в обоих вариантах. Время, пространство, размерность: Диксон управляет всем. Я уже вижу звезды…

Мне пора уходить. Диксон надо проследить за процессом обесцвечивания и трепания зелено-черно-золотой ткани в стиле модерн, которую надо привести в лохмотья для мантии Короля-Призрака.

Белый шелковый плащ Галадриэли тоже нуждается в доделке — на капюшоне есть шов, который ей не нравится, «и я нашла способ обойтись без него», говорит Диксон загадочно. Но позвольте: ведь капюшон со швом уже носила дублерша Галадриэли на съемках на прошлой неделе.

«В этом преимущества длинного проекта», мурлычет Диксон. «Мы можем вносить изменения и вставлять их позже, и (она наклоняется поближе) пусть ваши читатели попробуют нас поймать!»

Перевод: Натали