За кулисами трилогии «Властелин колец»




Часть 8

(Гарри Ноулз: Туда и обратно — похождения фэна в Средиземье)

Итак, утро последнего дня съемок самого смелого кинопроекта в истории кино.

Три фильма, каждый из которых превосходит по масштабу событий предыдущий… Каждая часть более драматична, чем предыдущая… Сюжет, хотя и книжный, ставший историей для тех, кто эти книги прочел.

Этот день… Пятница, 22-е декабря 2000-го года… В Тронном Зале Арагорн глядит в палантир и открывает себя властелину Мордора, Саурону, и все шахматные фигуры занимают свое место на доске…

В первой сцене Арагорн и Гэндальф снимаются вдвоем… В этой сцене объясняется вся ситуация: прогноз на будущее мрачен, что с Фродо и Сэмом, абсолютно неизвестно. Они думают, что Саурон, похоже, еще не захватил Кольцо, что у Фродо с Сэмом еще может быть шанс, но не тогда, когда между ними и Роковой Горой будет целая армия орков… И таким образом, у Арагорна созревает план. Гэндальф говорит: «Саурон поймет, что это ловушка, и не захватит наживку» На это Арагорн отвечает: «Нет, думаю, что захватит.» По-моему, во всей этой сцене будут Эомер, Арагорн, Леголас и Гэндальф Белый. С этого момента начинается новый поворот событий, новый этап сюжета… финал всей истории рождается в этот момент… последний момент, который Питер снимает для «ВК».

Вот это я понимаю — ключевой момент.

Глядя на Вигго, я вижу короля в одеждах Бродяжника… В его движениях — уверенность и благородство. Он говорит свои реплики с силой, которой может обладать только сын Араторна. Когда он говорит: «И тогда мы опустошим земли Саурона… соберем все наши силы, выступим на Мордор и выманим всю его армию к Черным Вратам» у него при этом такой взгляд… у него такой блеск в глазах, может, это просто свет отражается, а может, это свет изнутри — я не знаю, но меня пробирает дрожь… В этих словах так много приносится в жертву ради такого маленького хоббита, но это абсолютно необходимо сделать, чтобы Фродо мог выполнить свою миссию. В этот момент Голлум все еще спутник Фродо и Сэма, и им становится все трудней. Однако именно здесь, в чистом, торжественном зале в Минас Тирите, именно в этот момент решается, что многие рискнут всем ради немногих… всего двоих… двух хоббитов.

Как здорово, что я здесь… это исторический момент, момент великого мужества, момент, когда решается все.

В это же время снимается документальный фильм обо всем, что здесь происходит… блин, даже меня сняли… как я сижу в своем спецкресле позади Питера и вовсю печатаю… И сама мысль, что именно эта сцена — последняя… О… Радость бытия.

Только что отсняли очень сильный дубль… И Питер кричит из нашей ниши за статуей гондорского короля: «Отлично, давайте немного поживее… Повеселей, воодушевитесь этой идеей!» Мне кажется, что он абсолютно прав.

Они сделали все точь в точь как надо… Это была последняя сцена с Гэндальфом Белым… «Саурон почувствует ловушку и не возьмет приманку!» Да! Вот это момент! Это также последний момент перед камерами Питера и для Леголаса. Еще двое членов Братства прощаются с Питером… Можете ли вы в это поверить… Осталась еще одна сцена… Но сейчас… ОБЕД.

Обед в этот раз был очень прочувствованным. Я взял себе веллингтонского ростбифа, ломтик лосося… молодую обжаренную картошку и великолепное… просто божественное блюдо из тушеных помидор со спаржей и сыром. Да, ни на одних съемках в мире так вкусно не кормят. Награда достается… волшебникам-поварам.

Арагорн открывается Саурону… показывает ему Нарсил, перекованный в Андурил… и через палантир вызывает ярость черного властелина…

Отлично… мы имеем дело с магией киносъемок… Палантир должен быть черным камнем, который начинает светиться изнутри… А на съемках Вигго держит сияющий белый шар… Питер объясняет мне, что палантир будет черным, как и положено по книге, но что здесь он белый, чтобы компьютерные художники могли четко видеть контур шара… он светится здесь белым светом. Пока мы смотрим запись сцены, я спрашиваю у Питера:

«Даю гарантию, что сюда еще подцепят звуковые эффекты на многие тысячи, и музыку по полной программе, не так ли?»

На это Питер отвечает: «Да, думаю, что ты прав.» Хе-хе-хе…
У Арагорна вид того, кто смотрит в лицо всему безумию зла… Я не знаю, что при этом воображает себе Вигго, чтобы добиться такого выражения на лице, но какого бы личного демона он в себе не вызвал, для меня это выглядит так, как будто Вигго смотрит в огненное око Саурона, неважно, увидим мы это или нет.

Я только что видел дубль, где Вигго великолепно схватил момент отчаяния, это был ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ кадр… После того, как он говорит свои слова Саурону, тот показывает ему нечто… ну, вы знаете, и это вызывает у Вигго такой ужас, что вы себе даже представить не можете… Да, судя по всему, глядеть на Саурона вредно для здоровья. Хех.

А между дублями народ по очереди держит Андурил… Многие члены команды носят накидки из перьев… Разносят тарелки с чипсами и соусами… эти сосиски в обжаренных крошках… и эту самую потрясающую разливалку томатного соуса (заметьте, не кетчупа) и когда все налажено к следующему дублю, мы видим, как Вигго берет палантир и тут же его роняет… Все шутят, что придется заканчивать в понедельник (Рождество… хе-хе-хе)…

Многие члены съемочной группы дарят Питеру подарки… Орландо Блум дал ему высушенного Вета-тараканчика, другие дарят ему футболки и шоколадки… Вигго принес ему подборку книг, которые он одну за одной постепенно покупал в Веллингтоне, об истории активности Новой Зеландии в Первой Мировой войне. Питер был в восторге… Потом Ян дал Питеру этот замечательный плакат с ним самим и с чудищем Франкенштейна в «Богах и Чудовищах»… это был чудесный снимок!

А теперь мы начинаем серию сцен, которой закончатся главные съемки… ВОТ ЭТИ СЦЕНЫ:

Арагорн одевается в свои королевские доспехи перед выездом в поход. На Вигго темно-красный кафтан… замечательное одеяние… Они репетируют… Питер всех все время подталкивает… люди смеются, когда два специалиста по доспехам из WETA стараются как можно скорей одеть Вигго в доспехи, не попадая в поле зрения камеры…

Гримировка закончена, волосы у Вигго расправили… мы почти готовы снимать, и вдруг Питер говорит: «Гарри, ну давай, парень, иди, пришло твое время…»

Я типа: «Чего-чего?»

«Ты должен щелкнуть дощечкой для дубля для предпоследней сцены съемок… Кто-нибудь, объясните Гарри его обязанности!!!»

Неожиданно эта симпатичная дама навешивает на меня розовую накидку из перьев… мне нравится это ощущение. Я ужасно нервничаю… Меня трясет… Я к этому совершенно эмоционально не готов…

Мне говорят: «Просто скажи: Пять пятьдесят Эхо дубль 1 а/б и по знаку — опусти доску.»

Хорошо, я пожалуй справлюсь… Я все-таки не совсем тупой… Мамочки, это так офигительно клево, блин… это… у меня текут слезы… я оглядываюсь… две камеры… 10 минут до конца всех съемок… Я не понимаю, что я здесь делаю… Где Остин… Рождество… что это такое? Когда оно? Ой-ей, лампочки гаснут… документалисты меня снимают… Питер сзади хихикает… Вот зараза!

И вдруг говорят: «Начали»

Я безукоризненно выговариваю: » Эээээ… ух. Дубль 1 а/ эээ… пить тридцать, эээ… то есть… Пять Пятьдесят Эхо Дубль эх 1 а/б» и потом как можно скорей смываюсь оттуда в своей розовой накидке… Я вижу, как Питер смеется в кулак… Я широко улыбаюсь… Я что-то сделал для фильма… Я принял участие… Маленькое, но клевое участие, я был там, и я начал эту сцену… я участвовал. Сейчас в отеле, когда это печатаю, я просто лопаюсь от эмоций… У меня такие большие ожидания от этого фильма… как и у всего фэндома… и когда я щелкнул той дощечкой и отбежал в сторону… когда вы увидите эту сцену… Через 3 года… когда на Арагорна, сына Араторна… одевают сзади кольчугу и доспехи. Я начал эту сцену… и где-то есть документальный фильм про меня… объявляющего этот дубль…

Я стою в сторонке, смотрю, как работники WETA одевают на Арагорна латные рукавицы… доспехи, кафтан с Белым Древом… Здесь, перед его белым троном… перед черным мраморным креслом Денетора… Наместника Минас Тирита…

Дубль проходит гладко… потом камеры перенаправляют для последней сцены. Последняя сцена «Властелина Колец» в группе Питера… и Питер одевает розовую накидку… дощечка для дублей… он делает трюк с пальцем, застрявшим в доске… Вигго прихлопывает доску… Питер просит сделать это еще раз… и когда оно наконец щелкает…

Питер отходит… матера по доспехам из WETA во всей своей гондорской красе… одевают своего короля спереди… и когда дело доходит до верхнего мундира, они немного застопариваются, и Питер назначает новый дубль…

И тогда, как будто по мановению судьбы… появляются Шон Эстин и Элайджа Вуд… Сэм и Фродо подходят и им доверяется эта честь… У Шона вокруг шеи розовая накидка и его дочка… Элайджа подходит с другой стороны… они делают свое дело и отходят в сторону, и последняя сцена завершена.

Ребята… я должен идти на прощальный вечер… Я одену рубашку, которую мне подарила на день рождения Дороти Паркер, она пришила там специальные пуговицы… и мои сияющие туфли… Короче, я готов, по приказу Питера, как следует надраться.

Ребята, я напишу обо всем дома, в Штатах… Я буду просто не в состоянии сесть за компьютер, когда я сегодня вернусь домой… Но я обещаю — будет ЕЩЕ ОДИН РЕПОРТАЖ! Еще одна часть у «Туда и Обратно»… Его принесет вам в рождественское утро Дед Мороз…

Счастливо вам, и всего вам хорошего… Съемки ЗАКОНЧИЛИСЬ, и друзья мои… это было очень трогательно… Слезы лились ручьями… Элайджу трясло… Орландо улыбался сквозь слезы… и сегодня, после 18 месяцев съемок… будет всем праздникам праздник, прощальный вечер, чтобы попрощаться со всем… примерно минут через 12… мне пора выходить… извините, нету времени ни для проверки правописания… ни для грамматики… Пора идти…

Всего, кореша.

P.S. Арагорн — поедающий сахарную вату — очень странное зрелище…