За кулисами трилогии «Властелин колец»




Часть 7

(Гарри Ноулз: Туда и обратно — похождения фэна в Средиземье)

Сцена О…

Эххх… Мне уже начинает становиться грустно, что скоро я расстанусь с этим местом, с этими съемками, с этими людьми. Остался всего один день главных съемок. Просто не могу поверить. Неужели я уже 7 дней здесь? (воскресенье не считается. Это был день отдыха) Сегодня и завтра. И в субботу я уже буду взбираться в летучую сигару, которая подымет меня в небеса… и понесет в Окленд, потом в Лос Анджелес, и оттуда в Остин, Техас.

Трудно поверить, что Рождество на носу. Я выглянул сегодня утром в окно, там виднеется Веллингтонская гавань. Из своей комнаты я вижу амбар 45… Сцена О. Там сейчас снимает Питер. Среди тысячи и одного бревна и гигантских портовых подъемных кранов… в бетонном здании… довольно-таки пустом изнутри… стоит чудесный макет… и там… очень скоро… я увижу последний день, последний час и последнюю минуту съемок.

Сегодняшний день — это день, который, как правило, всегда забывается… «день предпоследний». День наибольшего недовольства — почему еще не завтра?

Я проснулся сегодня от телефонных звонков… меня приглашали на кофе… давали мне рекомендации по правописанию и уточняли названия кинопрофессий. Я дремал, пока звонил телефон, и мне снилось, что я в Средиземье, которое я могу пощупать и понюхать и в котором я могу жить. Я глазел на иллюстрации Алана Ли в своем коробочном трехтомнике. И разница между моими снами во сне и наяву — это просто присутствие киноаппаратуры. Только и всего.

Перед тем, как принять душ и отправиться на съемки, я решил почитать свой форум, чтобы проверить, что я делаю правильно, что неправильно и за что меня надо повесить… и я заметил, что народ обвиняет меня в том, что я видел 40 минут монтажа «ВК». Я задумался и начал вспоминать… Видел ли я 40 минут монтажа «ВК»? Я решил провести расследование. Я зашел на Theonering.net и увидел там репортаж, что я якобы побывал на рождественской вечеринке, и что там Питер демонстрировал 40 минут монтажа «ВК».

Интересно.

Факт: Я никогда не видел 40-минутный монтаж «ВК».

Факт: Я еще не был ни на одной рождественской вечеринке в этом году.

Факт: Я был на вечеринке в доме Барри Осборна. Там не демонстрировали никакого монтажа, там даже не было видеоэкрана. Там правда был пожарный шест, по которому много раз спускалась куча народу.

Факт: Когда я спросил Питера, показывал ли он мне 40-минутный монтаж «ВК», он был довольно-таки шокирован, и спросил, понравилось ли мне. Я чувствую, что мне это все так понравилось, что я онемел и потерял всякую память, и теперь абсолютно не помню того, что я смотрел 40-минутный монтаж «ВК».

Факт: Гарри бы очень хотелось, чтоб ему и в самом деле показали бы 40-минутный монтаж «ВК». Ужасно хотелось бы.

Я также увидел на форуме, что многим нравятся мои репортажи и что они наговорили мне кучу комплиментов. Спасибо! Эти репортажи — рождественские подарки не только для меня, но и для вас. Я люблю писать. Я люблю писать для вас. Но очень редко у меня получается писать о том, что разжигает во мне такой энтузиазм… такую любовь к теме моих писаний, что я буквально плачу, когда пишу, потому что я вспоминаю то, что мне пришлось повидать, момент за моментом.

В этом есть что-то гипнотическое. Когда я сажусь за клавиатуру, я начинаю вспоминать каждый свой шаг, все слова и разговоры… как все это выглядело, и в самом конце, когда я оглядываюсь и все это перечитываю, я улыбаюсь, и я думаю, что кто-то еще сможет оценить это таким, как оно есть — просто как мои впечатления.

И в таком же духе я расскажу вам про сегодня.

Как только я собрался, я поехал на Студию О.

Это означает, что я опять побываю в Тронном Зале Минас Тирита. Без сомнений это самый красивый из всех виденных мною макетов. Короче, я взял такси и поехал туда.

На этот раз шофер сделал только один неверный поворот, и я проехал мимо всех этих бревен, которые, как мне сказали, отправятся в Японию. По прибытии в это неприметное бетонное здание, я прошелся по своим следам в понедельник. Через обеденное помещение… официанты выносили подносы с салатами и вареной морковкой. ОБЕД…

Я прошел за большую перегородку, и там был кусочек тундры с облезлой растительностью, с мрачным серым небом в качестве фона…

Однако сегодня здесь была другая сцена… Пещера… Нет, иззубренная поверхность скалы… выглядит сырым и промозглым, как в каком-то кошмаре. Повесили освещение, установили аппаратуру, и пока я проходил мимо, кто-то из команды крикнул: «Гарри, мы сейчас будем здесь снимать Элайджу».

И правда — вот и Фродо, с кольцом на своей шее… в зеленоватом плаще и хоббитских ногах. Они в этот момент вставляли ему контактные линзы… эти линзы делают его взгляд потусторонне усталым, и они довольно толстые и мутные… Элайджа говорит: «Гарри? Что, Гарри здесь?»

Я говорю — да, и он смотрит на меня, но толком ничего не видит: «Я тебя плохо вижу».

«Что ж, а я тут потерял 50 кг и замечательно выгляжу!»

Команда смеется.

«Наверно помогли твои 3-часовые тренировки!» Ой блин, да он читал мои репортажи. Хе-хе-хе…

Я дотрагиваюсь до его плаща… очень приятное свободное плетение… очень мягкое на ощупь. Мой взгляд приковывает кольцо. Может быть, потому, что это самый яркий предмет… единственное, что у Фродо есть яркого. А может быть, потому, что мой разум знает, что это за кольцо… что оно символизирует… и как, если я его заполучу, я смогу стащить отсюда любой экспонат по своему выбору!

Сегодня у них совсем маленькая сцена… Питер хотел снять последнюю сцену с Элайджей, и это она и есть. Сцена с Фродо… лицом к скале и поворачивающегося, чтобы взглянуть на нас из тени. Жутковато.

Я не знаю, что это за сцена… это один из тех кусочков, которые может будут использовать, а может и нет… Все будет, как решит Питер, и Джон Гилберт, и Джейми Селкирк (монтажная команда, у которой вскоре пойдет горячая работа!).

Питер снимает сцену со скоростью 12 кадров в секунду… потом 6 кадров в секунду. Это не для того, чтоб была ускореная съемка, а чтобы добавить к ней эффект памяти. Сцена будет крутиться с нормальной скоростью, но кадры будут повторяться… при 12 кадрах/сек… каждый кадр повторится два раза, при 6 кадрах/сек… каждый кадр повторится три раза.

При проигрыше этот эффект пытаются воспроизвести, но не вполне адекватно.

Элайджа уходит для каких-то доработок, и я забываю дать ему свою книгу… Я начинаю стучать себя по лбу и вижу, как Питер направляется в Тронный Зал.

Я пошел за ним и увидел, что они уже снимают… ЧЕРТ! Напряженный день! На наружном мониторе я вижу Гэндальфа, выбегающего из Тронного Зала, где Денетор сидит около лестницы как маленький черный прыщик, по сравнению с возвышающимся сзади пустым троном. Гэндальф вне себя от гнева… Я не могу следить за диалогом, так как у меня нет «ушей» (наушников, через которые слушают диалог на съемках). Его одежды развеваются по воздуху, а крошечный Пиппин изо всех торопится, чтобы поспеть за ним. Они выходят за двери и СТОП…

Рядом с собой я обнаруживаю Эндрю Лесли (Бэйб, Бэйб: поросенок в городе), главного оператора и вообще отличного человека. Как только сцена заканчивается, я иду туда и вижу Яна, обсуждающего сцену с Гэндальфом… и Джон Нобль что-то читал с большим чувством.

Я нахожу деревянный ящик и примащиваю там свои телеса, и смотрю, как Ян спрашивает Викторию Салливан (ответственную за сценарий и одного из самых приятных людей на этой планете), в какой руке у него должен быть посох, потому что в кадре он перекладывает посох из руки в руку. Виктория смотрит в свои записи… говорит Яну, в какой руке… и Ян смотрит на нее с этим своим «А вы точно уверены?» взглядом, который у него так хорошо получается. Ян затем обращается ко мне: «Гарри, надеюсь, ты запомнишь этот момент, чтобы на случай, если посох окажется не в той руке…» Питер начинает хихикать, к нему присоединяется Виктория: «фэны бы знали, что голову надо снимать не с меня!»

Питер добавляет: «Да, обрати внимание фэнов, что возможно через 3 года они увидят этот глюк. Они будут ждать с нетерпением.»

Ну хорошо, ребята… я вас предупредил. Идите в кино через 3 года, и когда Гэндальф с Пиппином будут выбегать из Тронного Зала после спора с Лордом Денетором… будет ли посох в той же самой руке? Только вы сможете ответить, и только через 3 года… Что касается меня… я буду как на иголках от нетерпения ждать результата!

Хе-хе-хе…

Это занимает всего несколько дублей, после того, как оператор камеры на штативе заканчивает свои съемки. ОБЕД!

Я типа задерживаюсь, и смотрю эту анимацию с Гэндальфом верхом на орле на пути к Фродо и Сэму… О Боже… даже в этом грубом разрешении… это заставляет меня дрожать от нетерпения. Я знаю, что это получится прекрасно… Рэнди Кук и Марк Стетсон и команда компьютерных эффектов WETA нас не подведут. После обеда Яна готовят к съемках полета верхом на орле! Но перед этим… я даю Яну свою книгу! Хе-хе-хе!

«Гарри, нас всех осчастливил этот проект. Как хорошо, что ты в конце к нам присоединился. Ян МакКеллен» и потом он нарисовал себя в виде Гэндальфа со его старой шляпой и трубкой… дым поднимается колечками по всей титульной странице моего «Братства кольца». Не правда ли, он великий? Пока гримеры снимают с него усы Гэндальфа Белого, Ян говорит, что он присоединится ко мне за обедом.

На обед сегодня было великолепное блюдо из цыпленка без косточек… картофельное пюре с маслом и вкуснейшее рагу из новозеландских овощей! Я наполняю свою тарелку и выбираю сиденье. После одной цыплячьей грудки без косточек, ко мне подходит Ян с тарелкой и мы начинаем говорить об американской политике… он все еще старается понять нас, американцев. Я высказываю свои впечатления об его татуировке и интересуюсь, что думали о других великих фильмах другие великие актерские ансамбли, что они думали о своей работе.

Он спросил, какие великие фильмы я имею в виду, и я начал перечислять «Унесенные ветром», «Касабланку», «Приключения Робин Гуда» и пр.

У Яна смягчается взгляд и он говорит, что ему кажется, что когда делали «Касабланку», абсолютно не думали, что получится классика. Я с этим согласен, так как продюсеры месяцы продержали фильм в коробках, прежде чем выпустить на экраны. Но потом он говорит о фильмах-экранизациях и фильмах, базирующихся на предыдущих работах искусства… Ему кажется, что те, кто начинают делать экранизацию какой-нибудь великой вещи, надеются, что и фильм будет великим… но часто по мере съемок приходит понимание, что особого величия не получится.

Когда речь переходит на конкретно «Властелина Колец», Ян говорит, что никто в процессе съемок фильма не заговаривал об Оскарах или других наградах… ему кажется, это потому, что тут народ — в основном новозеландцы… но что на съемках многих фильмов об этом постоянно шли разговоры. Здесь же они похоже делают фильмы для себя, и такимb великими, как только могут.

Я с ним согласился, поскольку по моим разговорам с многими из команды, им было довольно-таки все равно, как фильм воспримут в Америке или еще где-то… и что их очень волнует, что фильмы выйдут на экраны именно здесь, в Новой Зеландии, чтобы земляки увидели, что они тут сделали. Ян тут же с конспиративным видом начинает качать головой, соглашаясь со мной.

Видите ли, в команде гордятся не тем, что их работу увидит весь мир, а то, что это увидят их жены, их соседи… те, кто живут рядом с ними. Многие из них просто хотят показать людям в Новой Зеландии, какие потрясающие вещи могут делать их сограждане. И это прекрасно… по крайней мере, в моих глазах.

Электрики и шоферы… повара и все прочие… они делают нечто, что увидит весь мир, но для многих из них мир — это Новая Зеландия. Когда я говорил с Ричардом в мастерских WETA, он сказал, что возьмет нескольких своих лепщиков в Нью-Йорк на Ярмарку Игрушек, и что некоторые из них никогда не выезжали из Веллингтона. А теперь мир для них так расширился.

В это время к нам за стол присаживается пара приятелей Яна… и я завожу разговор со старинным другом Яна Роджером Хаммондом. Ага! Роджер Хаммонд! Он говорит, что снимался в фильмах вроде «Безумие короля Георга» и яновском блестящем «Ричарде III» Но пока я на него смотрел, я пытался вспомнить его прошлые работы… и до меня дошло, что он сыграл Фрэнсиса Бэкона в том чертовски хорошем эпизоде из второго сезона «Doctor Who»… и что он сам был Доктором в том эпизоде из «Avengers», Cybernauts. Хе-хе-хе…

Впрочем, мы быстро закончили. Им надо было пойти в фургон Яна, где Яну нужно было отчистить свою бороду Гэндальфа Белого от шоколадного соуса, который на нее пролился. Надо было видеть взгляд Яна, когда он обнаружил, что запачкал бороду… Это был такой неподражаемый, почти детский вид: «Ой, они меня поймали!»

Я отправляюсь назад на съемки и обнаруживаю, что все статуи по левую строну здания убрали, и все это переоборудовали в коридор в Минас Тирите, где произойдет весьма трогательный момент между Пиппином и Фарамиром.

Это момент, когда Пиппин получает свою кольчугу и гондорское боевое облачение… размером как на ребенка. Фарамир подходит и улыбается маленькому Пиппину и его храбрости… Они оба смеются, и Пиппин его спрашивает: «А почему твой отец такой сердитый?» пауза, и он продолжает: «Я спрашиваю только потому, что, может, я мог бы чем-то помочь…» И Фарамир отвечает ему: «Пиппин, ты ничем тут не можешь помочь (пауза) позаботься о себе».

Эта сцена меня действительно проняла. Не думаю, что она есть в книге, но что-то в ней было очень настоящее. Просто чтоб вы знали — у бойдовского Пиппина голос слегка мягче, чем у Филби (которого замечательно сыграл Алан Янг) в «Машине Времени» Джорджа Пала. У него есть такой мягкий задор в голосе… и веселый огонь в глазах… Глядя на Пиппина, я улыбаюсь. А Фарамир Дэвида Венама в тоже время и благороден, и трагичен… Меньший сын больного отца. Дэвид играет это в чудесно широком диапазоне эмоций… обаятельная улыбка, сильный и проникновенный взгляд… а еще помогает то, что его костюм буквально кричит: «Класс!»

Покуда снималась эта сцена, подошел Алан Ли, к моему восторгу. Книга, Алан… ПОЖАЛУЙСТА!

Алан берет мою книгу и мою ручку с картинкой Марвина-Марсианина и начинает чего-то писать… Я беру книгу и читаю: «Гарри — с наилучшими пожеланиями — Алан Ли» и рядом он нарисовал ПОТРЯСАЮЩУЮ голову Бильбо Бэггинса! О радость… Ой-ей-ей… Немного позже во время съемок я пролистываю свою копию «Возвращения короля» и застываю в изумлении. НА странице 786 иллюстрированного Аланом Ли издания «ВК», я нахожу рисунок того самого момента, который сейчас снимается! Серьезно, как будто Алан Ли сел в мое кресло и нарисовал то, что сейчас передо мной. Есть, правда, небольшая разница. То, что передо мной, гораздо более крупномасштабно… Колонны где-то вдвое выше, чем в книге, также как статуи и тронные ступени… А еще по бокам у трона вырезаны фигуры королей… и Белое Древо здесь прямо на стене за троном. А В ОСТАЛЬНОМ… ЭТО АБСОЛЮТНАЯ КОПИЯ. Питер говорит мне, что Алан нарисовал иллюстрацию, которую я сейчас рассматриваю, 8 лет назад, и ему с тех пор казалось, что это можно было сделать лучше. Вот он и сделал — то, что сейчас передо мной.

Люди, это удивительно. Подумайте… прямо здесь… прямо передо мной была картина, воплощенная в жизнь. Я никогда раньше не бывал в такой ситуации. О Боже… Книга… Реальность… Книга… Реальность… До этого никогда это не чувствовалось так ясно.

Питер показывает людям на площадке мое открытие, и мы все приходим в восторг…

Сцена была почти закончена, и я вручил свою книгу Питеру, чтобы он подписался на странице со стихами про Кольцо: «Три кольца — прекрасным эльфам»… ну, вы знаете… И Питер написал: «Чудесная книга… Замечательные персонажи… Живые описания… Увлекательный сюжет… Надеюсь, что фильм не будет дерьмом!!!» и потом еще, под классическими стихами… «Спасибо Гарри, ты — ‘Один Ноулз, Всесильный, Чтоб объединить их всех’ С наилучшими пожеланиями — Питер ‘Дерек’ Джексон»

Когда его зовут проверить ворота, в последний раз в этот предпоследний день, он спрашивает, есть ли кому подвезти меня в отель… Я говорю — нет, и мы с Питером запрыгиваем в его миниавтобус и Питер отвозит меня в отель.

Я пользуюсь моментом, чтобы как следует поблагодарить Питера за то, что он позволил взять всех вас собой в мое путешествие. Я чувствую, что это лучшее из всего, что я написал. Я чувствую в написанном энергию. Я чувствую, как моя страсть к теме легко изливается в письме. И это все потому, что Питер создал здесь нечто, потрясающее воображение… и мой восторг — это как чесотка на носу, которая излечивается только, когда я пишу… и когда я делюсь.

Ребята, на этом я с вами расстанусь… Питер — прекрасный водитель. Хе-хе-хе. Всего, кореша… Остался последний день.