За кулисами трилогии «Властелин колец»




Труднее всего было расстаться

(Интервью)

Режиссёр и актёры рассказывают о третьей части фильма, своих взаимоотношениях и прощальных подарках.

Специально для кинокомпании Нью Лайн Синема режиссёр ВК Питер Джексон и его актёры рассказали о съёмках третьей и последней части фильма и объяснили, почему расставание друг с другом далось им так нелегко.

Это уже третье рождество, на которое миллионы людей по всему миру ждут от Питера Джексона необыкновенного подарка. 17 декабря «Возвращение короля», долгожданное завершение трилогии, наконец появится на экранах кинотеатров. «Уверяю вас, этот фильм лучший», обещает исполнитель роли Гэндальфа, актёр Йан МакКеллен. Режиссёр Питер Джексон добавляет: «Это часть саги, которой я горжусь больше всего». Уверенность в успехе, которой создатели фильма подогревают интерес поклонников, и вправду имеет под собой основание — за время проката фильм уже собрал сотни миллионов долларов. Без сомнения, и его третья часть не станет исключением.

Для того чтобы дать вам полное представление о прошедших съёмках, мы объехали весь мир и сделали эксклюзивные фотографии в Лондоне, Лос-Анжелесе, Нью Йорке и Вэлингтоне, столице Новой Зеландии, а также расспросили Питера Джексона и его актёров о блестящем завершении саги.

Мы поговорили с Шоном Эстином (Сэм), Орландо Блумом (Леголас), Билли Бойдом (Пиппин), Йаном МакКелленом (Гэндальф), Домиником Монаганом (Мерри), Виго Мортенсеном (Арагорн) и Элайджой Вудом (Фродо).

Вуд: В рождество следующего года я, наверное, буду дома — паковать чемоданы и думать, почему это никто не заедет за мной и не завезёт на премьеру ВК. Не надо обманывать себя: оканчивать работу тяжело, хотя большинство дружб будет больше чем обычные приятельства-на-время-съёмок — они сохранятся надолго.

Мортенсен: Обычно я не бываю сентиментальным, но когда этим летом мы закончили последние штрихи, чувства меня одолели. Конечно, ещё будут премьеры в Берлине и Вэллингтоне, но большую часть нашей команды мы видели в последний раз. Есть актёры, которые из-за этого не волнуются. Я так не могу. Я до старости буду вспоминать этот фильм и увезу с собой дух лесов Новой Зеландии. Никогда я не въеду в гущу сражения как Арагорн, но то, что я чувствовал на съёмках, будет ещё долго давать мне силы. В этом я уверен.

Бойд: Наше прощание немного скрасили подарками. Нам разрешили выбрать сувенир и забрать его.

Вуд: Я получил кольцо. То самое. Но я его не показываю — оно у меня завёрнуто в ткань и убрано в коробочку, а та — в две коробки побольше. Оно там надёжно сохранится.

Блум: Я получил лук Леголаса и колчан острых стрел. Правда, когда я собрался лететь в Англию, их у меня забрали Ново-Зеландские таможенники. Мне сказали, что их привезут отдельно. В общем, я жду до сих пор и думаю, что где-то в этом мире у фана появилось что-то из настоящего антуража ВК.

МакКеллен: Мне дали дверные ручки Ортханка, Сарумановой башни. Они отлично сделаны из стекловолокна, в форме ящериц. Вы вряд ли разглядели их в фильме, но это вообще характерно для картины — даже самая мелкая деталь там готовилась с той же тщательностью, что и вещи для основных кадров. Но что меня поразило ещё больше: когда я показал эти ручки паре фанов, они сразу узнали что это и откуда. Трудно поверить, правда? Можно было подумать, что они смотрели фильм через лупу.

Мортенсен: Мне разрешили взять мой основной, жутко изношенный стальной меч. Хотя он очень тяжёлый, я всегда его использовал — когда безопасность съёмок позволяла.

Эстин: Я гордый обладатель рюкзака Сэма и, главное — пары хоббитских ступней.

МакКеллен: Я считаю, что мне повезло больше всех актёров ВК. Я должен был играть как бы две роли — мой персонаж развивается от фильма к фильму. Я начинал как Гэндальф Серый, который был не слишком силён, но он победил свои страхи и стал лидером и бойцом.

Блум: «Возвращение» — история Арагорна, который учится брать на себя страшную отвественность. Леголас? Эй, он стреляет тучей стрел и занят обычной геройской мутью. Сцены в ДК, где я съезжаю по лестнице на щите и запрыгиваю на лошадь на полном скаку, были так хорошо приняты зрителями, что Питер думал о подобном эпизоде с Леголасом, который покрыл бы все остальные. Обещал!

Джексон: Я всё ещё занят монтажом, но мне кажется, что мы выйдем за трёхчасовые рамки. Для меня «Возвращение» всегда было самой захватывающей частью трилогии. И ничем я так не гордился, как этой частью! В сцены с Шелоб я вложил свои самые страшные ночные кошмары. Она создана по образцу так называемого «Funnel-web Spider» — паука, которого я боялся в детстве, в Новой Зеландии. Гигантские пауки в фильмах обычно передвигаются медленно — их снимают в замедленном режиме, чтобы увеличить их размеры. Но не у нас — Шелоб чертовски быстрая бестия и испугает не только Фродо.

Мортенсен: После того, как первые фильмы приняли так хорошо (а массштабные битвы на этот раз затмят даже Хельмову Падь), все ожидают бума в кассах кинотеатров и я уверен, что с «Возращением» так и будет. Хотя я не хочу измерять ценность нашей работы только на уровне кассы. Когда я смотрю на снимки моих коллег, сделанные четыре года назад и сравниваю их с сегодняшними, я вижу, что их глаза изменились. Это глаза людей, которые подверглись невероятному испытанию и прошли его.

Вуд: Я видел последнюю часть фильма — никакое кино меня ещё так не пронимало. Даже знатоки книги будут поражены яркостью и мрачностью этой истории. Лучший комплимент который мне делали как актёру — это было когда мы снимали решающие сцены с Фродо и Сэмом на Горе Рока, и у Питера на глазах появились слёзы.

Джексон: Секрет нашего успеха? Мы сделали историю достоверной, хотя она часто и использует клеше. Хорошие хоббиты, плохие орки — всё это вполне могло бы попасть в один ряд с Монти-Пайтоном. Но разрабатывая персонажей всеръёз, мы сделали мир Толкиена совершенно правдоподобным, как если бы рассказывали реальную историю — например, об Александре Великом или Наполеоне.

Вуд: Некоторые смеются, когда я говорю им, как тесно сошлась наша команда. Как-то на концерте я встретил Стюарта Тоусенда, которого заменили на Виго. Для него это было непросто, но дело прежде всего. Стюарт сказал, что никогда он не чувствовал себя хуже, ведь он упустил три мировых хита. Но ему не хватало и того чувства семьи, которое уже появилось у нас после месяцев работы вместе. Я подумал, что больше ему ничего подобного уже не испытать.

Эстин: Может это прозвучит глупо: я понял что ВК рождён, чтобы стать бессмертным, когда играл против Билла Клинтона на турнире по гольфу среди звёзд — и он знал, кто я такой.

Мортинсен: Зовите это случаем, или судьбой. Лично я всегда буду уверен, что ничего не сделал, чтобы получить роль Арагорна. Это был настоящий подарок и он навсегда изменил мою жизнь. За что я искренне благодарен.

Джексон: Виго известен тем, что всегда очень тщательно выбирает свои проекты. Когда съёмки уже шли, у нас с ним был разговор, очень для меня неудобный — он всё спрашивал о мотивах Арагорна, а я не мог ответить хотя бы примерно так же подробно, как он ждал. Я попробовал что-то соврать, пока наконец не наступила напряжённая тишина. Я подумал, что провалил все переговоры, и начал уже вспоминать, кого ещё можно пригласить на роль Арагорна. Но Виго просто посмотрел на меня и сказал: «Хорошо, увидимся на работе, во вторник». Чёрт, я был спасён!

МакКеллен: С ума сойти, как жизнь может направить тебя на верную дорогу. Сегодня большинство людей на улицах зовут меня Гэндальфом. А ведь я хотел отказаться от этой роли. Перспектива долгого проекта меня пугала, да и поначалу это никак не сходилось с «Людьми-Икс». Но верьте или не верьте: я чувствовал, что могу пожалеть, если откажусь от роли.

Монаган: Я не думаю, что кто-то из нас мог бы уйти. За первые полтора года съёмок мы так прилипли друг к другу, что никто бы и не попробовал соскочить с крючка — разве что если б он покончил с собой или его бы уволили. Конечно были и свои конфликты — мы ведь не хоббиты. Но угрозы разрыва не было ни разу — наверное, у Питера есть диплом по психологии.

Источник: Хеннет-Аннун