За кулисами трилогии «Властелин колец»




Журнал «Афиша»: Хамфри Карпентер: «Толкиен был бы благодарен Джексону»

(Статьи)

Первая биография Джона Рональда Руэла Толкиена была издана спустя четыре года после его смерти в 1977 году. Ее автор — Хамфри Карпентер, друг писателя, единственный исследователь, допущенный семьей Толкиена к его личному архиву, а также режиссер-постановщик спектакля «Хоббит» и автор сценария первой экранизации «Властелина колец», мультфильма Ральфа Бакши. Карпентер живет в Оксфорде — там, где жил и сам автор книги и где до сих пор живут его дети и внуки.

Елена Егерева позвонила официальному биографу Толкиена, чтобы узнать его мнение о киноверсии.

— Вы уже посмотрели фильм Питера Джексона?
— Да, конечно! И (чего я совсем не ожидал) он мне невероятно понравился. Это просто лучшая версия книги, которую я когда-либо видел. Я боялся, что Фродо у Элайджи Вуда выйдет таким пай-мальчиком, но он молодец, его хоббит получился с характером. Сразу захотелось съездить в Новую Зеландию.

— Один раз смотрели?
— Не могу дождаться, когда посмотрю его еще раз. Я так увлекся, что не успел как следует разглядеть все спецэффекты. Куплю кассету, буду ее перематывать туда-обратно, рассматривать все детально, особенно ту сцену, в которой Братство кольца путешествует в шахтах под горами Мории. Эти 15 минут стоят всего фильма. Именно так я себе все и представлял. Но самое потрясающее — другое. После фильма я вернулся домой, и со мной случилось то, чего не случалось уже много лет: я просто зарылся в книгу. До этого я не притрагивался к Толкиену целых 25 лет!

— Почему так долго?
— Понимаете, я был когда-то по уши в Толкиене. Это называется эффектом перенасыщения. Я был уверен, что уже никогда не смогу читать «Властелина колец» только ради удовольствия.

— Джексона критикуют за то, что, в отличие от книги, фильм вышел мрачноватым.
— Вы что! Мне кажется, я хохотал даже над титрами. Единственное, что меня разочаровало, — это саундтрек. Когда показывают хоббитов, играет тривиальнейшая кельтская музыка. А орки и другие отрицательные герои вообще появляются под какие-то музыкальные клише. Да еще эльфы… Эти их длинные волосы в стиле 60-х. Правда, я и сам точно не знаю, как должны выглядеть эльфы, — Толкиен ведь их не описал.

— Что сказал бы о фильме сам Толкиен?
— Он бы засыпал Питера Джексона километрами писем с протестами против любых, даже мельчайших изменений. Толкиен всегда говорил, что единственная возможность поставить «Властелина колец» — мультфильм. Правда, ужасно боялся, что мультфильмом займется Уолт Дисней.

— В 1978 году им занялся американец Ральф Бакши. Как вам первая экранизация «Властелина колец»?
— Как раз меня Ральф и попросил написать к нему сценарий. Но мультфильм совершенно несопоставим с тем, что снял Джексон. Правда, я думаю, узнай Толкиен о новейших технологиях, он бы решился и на фильм. В конце концов, Толкиен был бы Джексону даже благодарен — теперь читателей у него, я уверен, будет еще больше. Я не удивлюсь, если окажется, что «Властелин колец» после выхода фильма стал самой читаемой книгой.

— Вы знаете сына Толкиена Кристофера. Английские газеты пишут, что он был категорически против проекта Джексона и даже из-за этого чуть ли не навсегда поссорился со своим сыном Саймоном, который, наоборот, Джексона поддержал. Все действительно так серьезно?
— Я об этом, как и вы, знаю из газет. Но если они и вправду поссорились, меня это нисколько не удивляет. Кристофер всегда занимал очень категоричную позицию: никаких экранизаций и постановок. Насколько я помню, он не критиковал фильм — потому что просто его не видел и, кажется, принципиально никогда этого не сделает. Я дружу с дочерью Толкиена Присцил-лой, она живет здесь же, в Оксфорде. Похоже, Присцилла тоже не собирается смотреть «Властелина колец». В их семье никто, кроме Саймона, затею Джексона не одобряет.

— А как вы относитесь к тому, что Питер Джексон изменил сюжет — например, исключил Тома Бомбадила?
— Очень рад, что выкинули Бомбадила — его я ненавидел даже больше Барлога.

— Бомбадил же был на стороне хоббитов…
— Да-да, но эта его манера говорить дурацкими стихотворными куплетами. Никогда ему не доверял. Джексон сделал и другие изменения. Арвен у Лив Тайлер — совсем другая, в кино именно она спасает Фродо. Но это объяснимо. Если бы Джексон снимал четко по книге, то из женщин у него осталась бы одна Галадриэль. Разве может быть в таком фильме только одна женщина?
Я ставил «Хоббита» в Оксфордском театре и очень хорошо понимаю Джексона. Кстати, на моем спектакле был Толкиен. Во время спектакля я играл на контрабасе в оркестре и поэтому прекрасно видел его лицо. Когда хоббиты говорили строго по книге, Толкиен довольно улыбался. Но стоило хоббитам чуть отойти от текста, он тут же хмурил брови.

— Вы говорите, что Толкиен боялся даже незначительных изменений книги. Зачем же он тогда продал права на ее экранизацию?
— Зачем? А деньги? В чем, в чем, а в этом вопросе Толкиен был довольно практичным. Он всю жизнь жил на зарплату оксфордского профессора, что не так уж и много. Он, безусловно, получил много денег за книгу — особенно в 60-х, когда стал популярен в Америке. Но все равно по-настоящему богатым человеком Толкиен не был. Кроме того, он думал о своих детях. Он продал права с одним условием. Я помню, он воскликнул: «Либо потрясающее качество, либо потрясающая сумма денег!» Толкиену тогда предложили деньги… Но теперь он добился и того и другого!