За кулисами трилогии «Властелин колец»




Хеннет Аннун и рисунки Анке-Катрин Эйзманн

(Статьи)

Когда я захожу в Ролозо-Толкиен: самую лучшую коллекцию живописи художников-толкиенистов, меня почему-то частенько заносит не к корифеям типа Насмита, Ли и Хоува, а именно к Анке-Катрин Эйзманн. У этой 22-летней художницы из Германии есть что-то, чего мне не хватает у корифеев, несмотря на то, что ее манера письма достаточно наивна и все персонажи практически на одно лицо. Я скажу в чем дело: она единственная из художников, которых я видела (разубедите меня, я буду только рада), которая не рисует героев, и особенно хоббитов, в традициях соцреализма.

Практически все иллюстраторы Толкиена — пейзажисты, и я видела множество фантастических, волшебных, чудесных ландшафтов Арды у тех же Насмита, Ли, Хоува и пр., и самые лучшие картины отличаются именно тем, что там видишь не просто лес, или горы, или реку, а некий образ, прошедший через много веков переплавки в «мифическом котле»: за этими пейзажами видишь легенды, с ними связанные. И лучшие картины всегда оставляют место воображению. Но странная вещь — когда дело касается героев, практически все стараются рисовать их в духе соцреализма, и в итоге получаются Арагорны, Боромиры, Фродо и пр. с протокольными рожами. Для эльфов и женщин, конечно, делается исключение, но прочие, и особенно хоббиты, получаются на редкость страшными (и может быть по-этому почти у всех хорошо получается Голлум — тут уж чем страшней, тем лучше).

Тед Насмит: «Покидая Хоббитанию». Какая красивая Хоббитания, и какие страшненькие хоббиты!

Да, возможно они не отличались красотой, особенно после долгой дороги, но мы-то рисуем не стенгазету «будни милиции» о подравшихся в соседнем дворе, и те же Фродо и Арагорн — не просто Фродо и Арагорн: они стали легендой, сказкой, и когда я гляжу на их портреты, я хочу это почувствовать. Честное слово, лучше б их рисовали в духе Иванов Царевичей из «Русских Народных Сказок», это бы хоть отдавало должное их легендарности.

Вернемся к Анке Эйзманн: взгляните на ее картины «В Мертвецких болотах» и «Сэм и Фродо в Итилиене». образы Фродо и Сэма там наиболее мне близки из всего, что я видела (не считая актеров, подобранных Джексоном на эти роли :)

Или картины из серии про Фарамира: «Фарамир в Хеннет Аннуне», «Гнев Денетора», «Эовин и Фарамир», «В Домах Исцеления»:

Мне ее Фарамир очень нравится. Анке, кстати, питает к Фарамиру явную слабость, у нее проиллюстрированы практически все моменты из ВК, с ним связанные, так что если вы разделяете эту слабость, обязательно посмотрите ее картины :) Вот такое видение героев мне намного ближе. Или знаменитая сцена «На ступеньках перед Логовом Шелоб», которой Толкиен придавал столько значения: по-моему, она у Анке тоже прекрасно получилась:

Ее пейзажи, кстати, тоже очень хороши: ее цветовые гаммы прекрасно передают настроение, и мне нравится ее детальность в изображении растительности. Посмотрите, например, ее «Вековечный Лес», или «Итилиен», или «Черного Всадника в Шире».

Или «В доме Тома Бомбадила» — замечательно схвачен дух этого места.

За что я еще ее люблю: она единственная из всех уделяет достаточно внимания Итилиену и Хеннет Аннуну, ведь мы назвали наш сайт в честь этих мест. Хеннет Аннун — Закатное Окно на Синдарине, языке эльфов Средиземья, что можно также перевести как Окно на Запад, в чем частично выражаются цели нашего сайта :) Хеннет Аннун — это тайная военная база гондорцев, скрытая под водопадом, куда Фарамир привел Фродо и Сэма. Я очень люблю эти главы — и из-за Фарамира, и потому, что хоббиты получили тут свою последнюю передышку. Сходите к Анке на страницу — она проиллюстрировала практически все в этих главах.

Ну и напоследок: Анке говорит о своих картинах и Толкиене (оригинал здесь).

Мое первое знакомство с «Властелином Колец» произошло 6 лет назад, когда мне было 15 лет, и началось оно с мультфильма, а не с книги. Этот мультфильм сейчас у меня вызывает глубокое отвращение. После этого я прочла книгу, и я тут же почувствовала, что сюжет, обстановка и герои мне странно знакомы: в этой книге слилось все, что наиболее трогало, будоражило и восхищало меня в книгах вообще, и в тоже время это было совершенно не похоже на все, что я читала до этого.

Я никогда не забуду тот вечер в 1992 (я была в Дании на летних каникулах), когда я дочитала до конца 4-ю книгу. На улице почти стемнело, и ветер свистел в пшенице за окном. Я только что прочла об атаке Шелоб на Фродо, и об отчаянной битве Сэма, и о его решении идти дальше в одиночку, когда он подумал, что Фродо умер. Это глубоко меня тронуло, глубже, чем все, что я когда-либо читала. Я была почти уверена, что Фродо (который мне всегда очень нравился) на самом деле умер, и я разделяла горе Сэма.

С этого момента во мне произошел переворот. До этого «Властелин Колец» был для меня просто очень хорошей книгой, но тут он стал Книгой, главной в моей жизни.

Даже сейчас, после изучения других работ Толкиена и мифологии в целом, я не могу точно выразить в словах, что заставляет меня читать и перечитывать эту книгу по крайней мере раз в год. Я не могу это выразить в словах, но я стараюсь выразить это на бумаге. Я всегда рисовала, с тех пор, как научилась держать в руках карандаш, а позже перешла на краски. Я всегда рисовала на темы своих любимых историй. И мое первое путешествие в Средиземье в 1992-м году тоже зафиксировано на бумаге, и сейчас выглядит довольно забавно.

После того, как я купила английское издание «ВК» с иллюстрациями Алана Ли, я обнаружила, что его пейзажи, герои и даже целые сцены очень похожи на то, как я их себе представляла (конечно, были и небольшие неточности), но не могла нарисовать. Он рисует Средиземье как наш мир, а не как какое-то потустороннее место. Он выражает именно то, что я чувствую, когда читаю Толкиена: я чувствую себя дома.

Я в основном разделяю взгляды Ли: оставлять в своих иллюстрациях простор для воображения, не перебивать образы читателя своими. Я не могу писать пейзажи так же хорошо, как он, мне надо было найти другие темы для картин. Я выбираю моменты, которым другие художники уделяют мало внимания: не самые драматические или решающие, но тем не менее важные для книги и те, которые мне просто хочется нарисовать.

что события у Толкиена происходят в мифическое время, но в реальном месте — где-то на Северо-Западе Европы, и примерно во времена раннего Средневековья. Поэтому костюмы и оружие моих героев напоминают англосаксонские или викингов. Я также стараюсь избежать современных клише картин по фэнтези (острые уши у эльфов, например). И я стараюсь во всем следовать описаниям из книги.

Мои картины отражают мой взгляд на мир Толкиена, хотя, признаюсь, у меня не вполне получается переложить свои внутренние образы на бумагу. Так что эти картины выражают лишь одно из возможных, и очень личное, видение. Каждый читатель, конечно, видит все это по-своему. И мне еще нужно многому учиться и совершенствоваться, чтобы моя живопись соответствовала моему воображению.

Хочу добавить: мое мнение об Анке-Катрин — тоже только одно из возможных, и очень личное, мнение. Но может вам тоже понравится, кто знает?