За кулисами трилогии «Властелин колец»




«Будет ли Сандра Буллок хорошей миссис Исилдур?» — размышления М.Мартинеза о судьбе нуменорских жен и матерей

(Статьи)

Мне нравится Сандра Буллок. Я люблю ее фильмы и ее манеру игры (и ее внешний вид, разумеется). Я думаю, она может воплотить разнообразные персонажи, и если она когда-нибудь и провалила роль, то я этого не видел. Наверное, моя любимая героиня Сэнди — это Салли Оуэнс в «Практической магии». Салли ведьма. И не просто какая-нибудь ведьма. Она настоящая ведьма, которая хочет быть нормальной. Она сражается за нормальность и в конце концов приходит к пониманию, что ей придется быть той, какая она есть, а это может быть смесью той, кем она хочет быть, и той, кем она должна быть.

Такая ситуация поражает меня своей схожестью с той, в которую попали Преданные Дунэдайн Нуменора в последние столетья Второй Эпохи. Они, очевидно, как и люди Короля, боялись смерти. Во «Властелине колец» Фарамир рассказывает Фродо, что «смерть всегда присутствовала, потому что нуменорцы [Гондора] продолжали, как и в своем старом королевстве, которое они из-за этого потеряли, желать бесконечной жизни.»

Раз он так выложился перед незнакомцем, значит, Фарамир, должно быть, считал, что поглощенность Дунэдайн смертью и долго жизнью были долгой и мучительной борьбой. В самом деле, ссоры между родственниками происходили среди гондорских Дунэдайн именно потому, что некоторые из них считали, что смешение королевского рода с чужой кровью каким-то образом ослабит дар Дунэдайн. Они слабели, медленно теряя долгую жизнь, которой наслаждались в Нуменоре, и которая сама не была достаточно длинной.

Верные Дунэдайн таким образом оказались пойманными между двумя мирами: смертным миром людей, по-прежнему преданных Иллуватару и уважающих его эмиссаров, Валар, и полу смертным миров завистливых нуменорцев, которые считали, что должны были бы быть наравне с эльфами. Искушение пасть должно было быть очень сильном, особенно когда Ар-Фаразон, последний Король Нуменора, привел Саурона к нуменорцам.

Саурон принес с собой Единое Кольцо, которое усиливало его способность развращать и подчинять себе волю других разумных существ. Он медленно отравлял умы нуменорцев и ожесточал их сердца против Валар, и уговорил многих из них поклоняться Морготу, Темному Владыке Первой Эпохи, который был отлучен от мира после своего окончательного поражения.

Представьте себе мир, в котором Верные Нуменорцы теперь жили. Они больше не чувствовали себя в безопасности, и многие были схвачены и принесены в жертву в храме, который соорудил Саурон. Многие остальные бежали в Средиземье, ища убежище в Северных землях, где Дунэдайн все еще дружили с эльдарами Белерианда. Еще до прибытия Саурона большинство Верных собрали вместе и выгнали из их домов в западном Нуменоре (в землях, когда посещаемых эльфами из Амана) и принудили жить в Роменне, городе на восточном побережье. Из-за этого Саурону было легко подвергать их гонениям из королевского города Арменелоса по мере того, как возрастали его власть и влияние.

Один из великих символов связи нуменорцев с Валар и эльфами было Белое Древо Арменелоса, Нимлот, которое было дано эдайн, когда они впервые поселились в Нуменоре более 3000 лет ранее. Нимлот был побегом Галатилиона, Белого Древа Тириона, города нолдор в Амане, а Галатилион был побегом Телпериона, Бело Древа Валар, которое Моргот отравил давным-давно.

По мере того, как влияние Саурона на короля возрастало, он убеждал его срубить Белое Древо. Ар-Фаразон удерживался от этого некоторое время, но слухи дошли до Амандила, Владыки Андуниэ, самой западной области Нуменора. Сыном Амандила был Элендил, у которого в свою очередь было два сына, Исилдур и Анарион. Исилдур и Анарион все еще были очень молоды, но они были уже женаты и имели собственных маленьких детей.

Узнав об угрозе Нимлоту, Исилдур секретно проник в королевский город Арменелос и украл плод с дерева, сразившись с охраной во дворе королевского дворца, где росло дерево. Он был ранен и едва спас свою жизнь. Саурон не смог узнать, кто взял плод, но нападение окончательно убедило короля уничтожить дерево.

Амандил и Ар-Фаразон были друзьями в молодости, и ради этой дружбы король воздержался от умерщвления Амандила, но Амандил видел неминуемую развязку событий. Саурон медленно уговаривал короля восстать против Валар и систематически уничтожал или убирал всю оппозицию. В конце концов, Верные Нуменорцы остались только в таком количестве, что они могли заполнить девять кораблей, и мы не знаем, насколько большими или насколько заполненными были эти корабли.

Пока король готовился к высадке и нападению на Валинор (чтобы таким образом вынудить Валар пожаловать ему бессмертие), Амандил решил плыть на Запад, бросив вызов запрету Валар, прежде чем его народ это сделал это, в попытке повторить великую просьбу, которую его предок Эарендил сделал тысячи лет назад. Но об Амандиле так никогда не услышали снова и Валар не послали никакого большого войска в Нуменор против Саурона.

Отплытие Амандила оставило Элендила в опасном положении. У него не было давней дружбы с королем, и он не был так почитаем среди нуменорцев, как его отец. Он привел своих людей на борт девяти судов и ждал. К счастью, планы Ар-Фаразона были почти закончены и король предоставил Верных самих себе. Среди них были Элендил, его жена, Исилдур и Анарион, их жены и их сыновья Элендур и Менелдил. Элендур был молодым человеком двадцати лет, но Менелдил был только младенцем, рожденным за год до того.

Мы фактически ничего не знаем об их матерях. Кто были эти три женщины, три жены Элендила, Исилдура и Анариона? В их истории есть что-то новое, человек и его семья выбраны, чтобы пережить разрушение мира. Их мир состоял только из Нуменора, и они приплыли, когда затопление Нуменора послало громадные волны к Средиземью, где все еще жили другие Верные Нуменорцы. Но имена жены Элендила и ее невесток, как и имена жены Ноя и ее невесток, никогда не упоминаются.

Элендил (и его жена, если она пережила путешествие) прибыли в Линдон и основали королевство Арнор. Исилдур и Анарион, каждый на борту своего собственного корабля, прибыли в город Пеларгир возле устья реки Андуин. Оттуда они отправились вверх по реке и построили три города: Осгилиат, который стоял на мосту через реку, Минас Анор и Минас Итил. Леди Исилдур и леди Анарион, возможно, провели много времени в Осгилиате, пока строились другие два города.

Мы нигде не узнаем о леди Анарион в Средиземье, но Исилдур и его жена несколько лет жили в Пеларгире или Осгилиате, а их второй сын Аратан родился в 3319 году, спустя десять лет после затопления и уничтожения Нуменора. Сорок лет спустя третий сын, Кирион, родился в городе Минас Итиле, который лежал в Эфел Дуате, Горах Тени, возвышающихся на восточной границе Гондора и смотрящих на землю Саурона, Мордор.

В 3429 году Саурон обнаружил себя в Гондоре. Его тело было убито во время уничтожения Нуменора, но он был Майа, такой могущественный, что мог пережить потерю своего тела и создать новое. Перевоплотившись в новую и жуткую форму, Саурон собрал союзников, собрал новые армии и атаковал Минас Итил. Город был расположен в глубокой долине в северной части гор, возвышаясь над долинами, через которые тек небольшой поток с высот на востоке по направлению к западу. Дорога, ведущая вниз от города, шла к северу через поток по каменному мосту и поворачивала на запад к Осгилиату.

Когда Саурон напал на город, его обитали, должно быть, были перебиты. И тем не менее Исилдур и его семья каким-то образом спаслись, переправившись в Осгилиат. Они могли бежать из города прямо по дороге, прежде чем защитники были взяты, но я подозреваю, что Толкин имел в виду более жуткий побег. Может быть, Дунэдайн пришлось бежать в холмы и через горы, чтобы избежать смерти.

Из Осгилиата Исилдур вместе со своей женой и сыновьями отплыл по Андуину в море и отправился к северу вдоль берега Средиземья, возможно, к реке Гватхло. Они поплыли бы вверх к городу Тарбаду, который был главным портом Элендила. Из Тарбада Исилдур поехал бы на север в город Аннуминас по Ненуиалу, озеру Эвендиму. Вся семья поехала вместе с ним. Но с этого момента события неясны. Анарион оставался в Гондоре, возглавляя оборону, а его сын Менелдил, кажется, находился там же.

Но Элендил держал совет с Гил-галадом, Верховным Королем эльфов Запада. Гил-галад жил в Линдоне, земле западнее Арнора. Элендил с Исилдуром поехали в Линдон, или Гил-галад ответил призывам Дунэдайн? Я предполагаю, что Элендил взял своего сына к эльфам, а оттуда Гил-галад, должно быть, выслал гонцов к другим эльфийским королям, Ороферу и Амдиру, и, возможно, королю Казад-дума, который, как считают многие, был Дьюрин IV. Элендил и Гил-галад создали Последний Союз эльфов и людей, и, вероятно, эльфы тогда открыли Дунэдайн причины войны, которая пришла к ним так неожиданно.

Элендилу и Гил-галаду потребовался год, чтобы начать передвижение своих народов. Они создали свой союз в 3430 году, но Элендил созвал свою армию у Заверти не ранее 3431 года и ждал, пока Гил-галад подойдет с запада. Оттуда они направились в Имладрис, приют Элронда в западных долинах Мглистых Гор. Три года эти войска тренировались и готовились к войне. Леди Исилдур сопровождала своего мужа в Имладрис, но никуда дальше не поехала.

Незадолго до того, как Исилдур отправился на войну на юг, у него и его жены появился четвертый сын в Имладрисе, Валандил. Это, наверное, было необычное событие, потому что нуменорцы, будучи долгоживущими, во многом подражали эльфам. Один из эльдарских обычаев был отказываться от рождения детей во время войны, и кажется странным, что Дунэдайн стали заводить детей накануне войны, особенно в свете того факта, что у Исилдура уже было трое вполне взрослых сыновей.

Исилдуру было теперь больше двухсот лет отроду. Его жене скорее всего столько же, хотя, может быть, немного меньше. Элендуру, их старшему сынк, было около ста тридцати девяти лет, достаточно, чтобы жениться, но он все еще был не женат. Его братьям Аратану и Кириону было сто двенадцать и семьдесят два года соответственно. Аратан уже должен был быть в том возрасте, когда можно было жениться, но Кирион был еще очень юным по нуменорским стандартам. Кажется странным, что двое старших не нашли себе жен. Была ли миссис Исилдур виновата в этом?

Я предполагаю, что он должна была быть очень мудрой женщиной. Если она все еще рожала детей после двухсот лет, она, возможно, была потомком Элроса Тар-Миниатура. Хотя все нуменорцы были долгоживущими, потомки Элроса были особо отмечены, очевидно живя целых сто лет дольше их соотечественников. Возраст двухсот лет был довольно старым для не потомка Элроса. А если леди Исилдур была из рода Элроса, он могла обладать некоторым даром предвидения, который был свойственен королевской семье. Она очень даже возможно могла быть женщиной с сильной волей, вполне способной отговорить своих сыновей от женитьбы, пока не пройдет какое-то неведомое время опасности.

С Исилдуром и его сыновьями все шло хорошо, пока продолжалась война. Все они пережили ее, хотя Элендил и Гил-галад были убиты Сауроном в самом конце. Можно представить, как Исилдур писал домой каждый год в продолжении осады Барад-дура, и леди Исилдур с радостью принимала известия, что и муж, и сыновья все еще были живы. Анарион умер за год до окончания войны, и его часть трона Гондора перешла в руки Менелдила.

Какими же трагичными тогда должны были оказаться новости, пришедшие спустя два-три года после поражения Саурона, когда Исилдура и его сыновей уже давно ждали, о катастрофе на Гладденским Полях, где небольшая армия орков разбила небольшую охрану Исилдура. Все года ожидания в результате оказались бессмысленными. Но теперь у леди Исилдур оставался один сын, Валандил, который стал Верховным Королев Арнора в возрасте двадцати лет, в 10 году Третьей Эпохи, восемь лет спустя гибели его отца в долинах Андуина.

Леди Исилдур наверняка оказывала сильнейшее влияние на своего сына, но нельзя не поинтересоваться, были ли какие-то связи между ней и леди Элендил (допуская, что старшая леди была жива). В любом случае, жена Элендила была уже в конце своего жизненного пути, предполагая, что она была из рода Элроса. Если нет, она, возможно, умерла еще до войны.

Леди Исилдур оставалась одной из последних истинных нуменорцев, или, даже, самой последней, кроме Менелдила. Представьте ее глядящей на сына, как он принимает скипетр и венец своего деда и власть в Аннуминасе. Он начинал долгое и мирное правление, полное надежды, и леди Исилдур была в сумерках своей жизни. Ее задача — обеспечить выживание линии Элроса — была завершена.

Я ясно могу видеть Сандру Буллок, смотрящей с Мглистых гор, обозревающей королевство своего сына, окутанной печалями и радостями долгой жизни ее героини, решившей уйти и оставаться в Имладрисе до конце своих дней. Я думаю, из этого получится хороший фильм.