За кулисами трилогии «Властелин колец»




Тол Галена: Рассказ Берена о работе на съемках «ВК»

(О съемках)

Веб-мастер Тол Галена, новозеландского сайта по фильму «ВК», получил работу на съемках, ассистентом в группе Блу-скрин, и делится своими впечатлениями.

Вступительное слово

Где же я был и что я делал последние 6 недель? Я говорил, что в течение 6 недель буду работать далеко от дома, но не сказал где. И вы наверно заметили, что у меня на Тол Галене в последнее время появлялись интересные вещи, которых больше ни у кого не было. Причина этого — свой человек в команде «ВК», а именно — я!

Да, это действительно так, и в последние шесть недель я имел честь работать в Three Foot Six в качестве ассистента в группе Голубого фона. О подобной работе может только мечтать веб-мастер сайта по фильму «ВК». Провести шесть недель на съемочной площадке, увидеть, как актеры делают свое дело, просматривать отснятое на мониторах, участвовать в некоторых сценах. А кроме того — увидеть 35-минутный монтаж по фильму, который меня просто потряс. А еще — встретиться с людьми с других веб-сайтов, например — с Гарри Ноулзом из AICN.

Вы наверно задаете себе вопрос: «какими же такими путями он умудрился получить эту работу». На самом деле, это было очень легко, все, что я сделал — просто попросил. После своего визита на съемочную площадку Эдораса на горе Поттс я написал руководству съемочной группы, поблагодарил их за предоставленную возможность посетить Эдорас и в конце спросил, на всякий случай, не найдется ли у них для меня какой-нибудь работы. Я совершенно не ожидал положительного ответа, но говорят, что если долго желаешь чего-то, оно обязательно сбудется.

Так что с 13-го ноября до 22-го декабря я начинал свой день в 7 утра или раньше, с завтрака вместе с остальной командой, и заканчивал где-то в 6:30 вечера, и все это время я помогал снимать сцены для самого зрелищного киноспектакля, который вы сможете увидеть в ближайшие годы. Я видел орков, гоблинов и уруков. Я наблюдал всех членов Братства на разных этапах истории. Я видел Джона Рис-Дэвиса и как Гимли, и как Древня, которого он озвучивал. Да что там — я даже сыграл чего-то, правда в фильме вы меня не увидите (но об этом я расскажу в другой раз).

Так что заходите ко мне и читайте о том, как снималось это кино, с моей личной точки зрения. Конечно, я не могу рассказать обо всем, я давал подписку о неразглашении, но я надеюсь, что сумею достаточно написать, чтобы убедить скептиков, что все идет по плану и что изменения в истории не сделают фильм хуже.

Первый день на работе

В понедельник утром я прибыл в студию V, позавтракал и познакомился с людьми, с которыми мне предстояло работать. Там был мой директор Рик Поррас, очень приятный человек, и с ним было приятно работать, несмотря на то, что он иногда нервничал, когда было много нагрузки, а это случалось довольно часто. Я также встретился с Ричардом Баркером, моим непосредственным начальником, он был первым ассистентом директора группы Блу-скрин (синий экран).

Потом мы пошли на наше рабочее место — это было в здании промышленного типа, и внутри там все было синее: синий пол, и две стены, высотой 8-10 метров, завешены синими экранами. Так что я немного устал от синего цвета к концу своей работы.

Сначала я толком не знал, чего делать, и время тянулось медленно. Все готовились к нашей первой сегодняшней сцене — Фродо у могилы Балина. Они все еще снимали кучу сцен для первого фильма. С синим фоном обычно декорации не нужны, но освещение должно быть таким же, как и в сцене, на которую это наложат. Поэтому они расставили синие экраны, чтобы правильно ложились тени от стен, двери и пр. Как только у них все более-менее совместится, они делают несколько репетиций со статистом, в этот день никого не было, и мы использовали просто человека из команды.

А когда все уже практически было готово, появился Элайджа, и я первый раз увидел Фродо живьем. Он выглядел очень здорово в костюме. Мы порепетировали, и отсняли несколько дублей, и на этом закончили. И вся эта работа — для нескольких секунд на экране. Потом мы разобрали все конструкции для этой сцены и приготовили следующую, это была лестница в Мории.

Это была другая сцена с Фродо, и с дублерами Леголаса и Гимли. Примерно то же самое, что и в первый раз, несколько дублей, и все. Потом мы перешли к третьей и последней на сегодня сцене, которая была более интересной. Это было на Морийском мосту, но мы снимали только голову Фродо, чтобы заменить голову ребенка, который был маленьким дублером Фродо в первом слое этой сцены. Они несколько раз просмотрели сцену, Фродо уносит кто-то из членов Братства, и его поворачивают то туда, то сюда, пока Братство убегает.

Для этого они привязали тросы к столу, на котором стоял Элайджа, и они могли поворачивать стол в разные стороны, как требовала сцена. На Элайдже был синий балахон, и только голова была видна, чтобы заменить голову в синей маске из первого слоя этой сцены. Несколько дублей и все. На этом мы закончили — проработали 11 часов ради нескольких секунд фильма, и то это были просто добавки-наложения к уже отснятым сценам.

Да, интересный первый день, я видел много клевых штук на экране, начал понимать, как же все-таки снимается кино. Не говоря уже о том, что я поигрался с Терном, топорами Гимли и луком Леголаса, они все были так тщательно отделаны, и хотя когда их держишь, понятно, что они не настоящие, но выглядят они точно как надо. Очень хотелось как-то заполучить их себе, но пришлось удовольствоваться тем, что просто подержать их в руках. Гарри из AICN знает, что я чувствовал.

Я вернулся домой со сбитыми ногами и был очень рад отдохнуть. Вот и все о первом дне.

Второй и третий день на работе

Второй день работы начался также, как и первый — с завтрака. Потом я пошел в студию, где я просто присматривался и подносил сотрудникам кофе. Но в этот день я увидел много интересного — например, Кольцо Всевластья. По крайней мере, одно из них.

При мне сделали несколько дублей с Кольцом, когда Фродо раскрывает ладонь и у него на ладони кольцо. Вы увидите нечто подобное в ролике. На самом деле очень простая сцена, дублер Фродо — просто парень из бухгалтерии, медленно раскрывает кулак, палец за пальцем, и становится видно кольцо. Мы сделали 10-15 дублей этой сцены и перешли к другой.

Другая сцена была с дублером Фарамира, и там тоже надо было снять только руку. Фарамир хватал и держал за горло кого-то из персонажей. Эту сцену уже снимали, но им был нужен более четкий крупный план. Это тоже сделали быстро, и перешли к последней на сегодня сцене, на этот раз с главными актерами.

Это была сцена с Фродо и Сэмом, спускающимися в подземелье. Часть этой сцены уже отсняли, теперь надо было добавить туда этих двух героев. Они прошли через проход и направились по коридору к каким-то туннелям. Их надо было ужать, чтобы включить в основную сцену, поэтому их снимали отдельно. После короткой репетиции это отсняли за несколько дублей и на этом закончили работу. Мы также собирались снимать сцену с Сэмом под водой, но так и не сняли ее.

Весь третий день мы снимали Фродо и Сэма. Мы использовали большие блоки полистирола, из которого были сделаны камни, очень похоже. Удивительно, на что способны талантливые люди из художественного отдела, типа Джилл (видишь, Джилл, я сдержал свое обещание и упомянул про тебя). Первая сцена была с хоббитами, глядящими на оркскую армию, выходящую из ворот Минас Моргула. Им надо было так пристроиться, чтобы их не увидели, они с этим справились и перешли к следующей сцене.

Эта сцена будет в фильме почти сразу после предыдущей, и на этот раз там присутствовал Голлум. Не настоящий Голлум, конечно, а статист в светло-зеленом костюме. Примерно тоже самое, что и предыдущая сцена, но орки здесь подошли ближе. Последняя сцена должна была быть на ступеньках Кирит Унгола, но нам не хватило времени, и мы ее отсняли где-то через неделю.

Так что в эти дни не было ничего такого сногсшибательного, но все время я думал о том, как же это клево. Немного же некоторым людям нужно для счастья. Вот и все на этот раз, в следующем репортаже я расскажу немного о «булавочном фиксировании», о том, как из немногих сделать многих, и о моей первой встрече с Теоденом и Мерри.

Конец первой недели

На четвертый день мы делали примерно все тоже самое, но сегодня я познакомился с искусством булавочного фиксирования.

Целый день мы работали с орками, с тремя их разновидностями. Там были гоблины, что-то типа маленького садово-дачного варианта, я только надеюсь, что в моем саду подобных тварей не водится. Эти типы родом из Мории, самые маленькие из всех, но все равно ужасно уродливые. Я думаю, если дать им шанс, они бы оторвали вам руку и ею же забили бы вас до смерти.

Второй тип орков — нормальные, обычные орки, которые в основном живут в Мордоре. Прилично побольше, чем гоблины. Не хотел бы я с ними встретиться ночью в темной аллее. А третий тип — сарумановы уруки. Здоровые типы с большими мечами, ужасно гнусные и уродливые. Я бы правда не решился это им сказать в лицо. Все три разновидности одеты в резиновые костюмы и маски, им там очень жарко, и им надо пить побольше воды, чтобы не перегреться. Одному из гоблинов чуть не стало плохо от жары, но мы его подержали в холодке, и все кончилось нормально.

На самом деле, там было всего 10 гоблинов и около 20 орков прочих типов, но их собирались, с помощью магии кино, превратить в огромную толпу. Это очень просто сделать, потому что орки очень похожи друг на друга. Мы делали следующее: собирали их в группу, давали им факелы, мечи и оружие и несколько секунд снимали. Получается часть группы. Потом мы передвигаем их на новую позицию, слегка перемешиваем, они меняются оружием, мы им можем дать лишний факел или лук вместо меча, снимаем еще несколько секунд, и группа увеличивается в два раза. После того, как сделаешь это 4-6 раз, получишь толпу из 50-100 орков. Это уже достаточно, чтобы сделать массовую сцену с огромной толпой с помощью программы MASSIVE.

Сцена с уруками немного отличалась от остальных, им надо было реагировать на речь Сарумана, о том, что Гэндальф погиб и Братство осталось без лидера. В некоторые моменты уруки дружно кричат и машут оружием. Мы сделали много заготовок этой сцены, все с разных позиций. Мы не вполне это закончили, и завтра утром человек 10 пришли опять, чтобы все закончить. Именно тогда я впервые по-настоящему поучаствовал в съемках.

Когда мы закончили с булавочным фиксированием в пятницу утром, нам надо было отснять только верхушки факелов, и мне выпало держать несколько факелов, пока мы снимали из двух позиций. Вы меня не увидите на экране, но я знаю, что это за сцена, и когда я ее увижу в кино, я смогу выпрыгнуть из кресла и закричать, эй, это я там, я держу эти факелы. Вдруг вы автограф мой захотите… шучу.

Так начался день пятый. После этого были еще сцены с кольцом для ролика, на этот раз Фродо подбрасывал кольцо в воздух и ловил его. Опять-таки, это дублер Фродо. Ему надо было подкинуть кольцо вверх и вроде как выхватить его, когда оно падает. Это легко сказать, но трудно сделать, площадка была для этого тесновата, и потребовалось много дублей, прежде чем получилось что-то стоящее.

Когда мы закончили, у нас осталось время только на еще одну сцену, с Мерри и Теоденом, на Stone st. Нам надо было собрать вещи и на нескольких грузовиках переехать в ту студию. Мы все подготовили к съемкам и стали ждать, пока Теоден будет готов. Я видел его в первый раз, до этого у меня был его образ как капитана из Титаника, но насколько же он был другой сейчас. Бернард отлично смотрится в роли Короля Рохана, и доспехи у него были классные.

Это была сцена, где Мерри предлагает себя на службу Теодену (Однако, тоже сцена из киноролика. Похоже, ролик снимался в последние дни и наспех… этим многое объясняется). Доминик не должен был быть в этой сцене, но подошел из своего фургончика и стоял за кадром, чтобы Бернарду было к кому обращаться. Этой съемкой руководил Питер, и она заняла всего 5 дублей, после чего Питер остался доволен. Мы закончили работу, нам надо было еще упаковать вещи и вернуться в Студию V, где опять-таки упаковаться, чтобы со следующей недели переехать в студию L в Ронготай, и мы это должны будем делать один день из всех последующих 5 недель.

Мы должны были отснять еще несколько сцен, просто со статуями в Минас Моргуле, но времени не хватило, и я думал, что мы в последующие дни их доснимем. Однако я увидел их снова только через 4 недели, они были уже разобранные на складе. Они очень клево смотрелись в углу склада, и в кино они многим из нас покажутся знакомыми.

Так закончилась моя первая неделя на съемках, и что это была за неделя! Прошла только шестая часть моего срока, а я уже увидел столько, сколько и не мог себе представить. Все было очень здорово, но я был рад, что смогу немного отдохнуть, что не надо будет рано вставать и утруждать свои бедные ноги хотя бы пару дней.

Неделя вторая

Понедельник, 20-е ноября. Сегодня мы в новой Студии, которое гораздо синее, чем предыдущая. Сегодня я впервые работал с хоббитской парочкой: Мерри и Пиппином. Эти двое — классные характеры, они все время в хорошем настроении и все время шутят. С ними здорово работать.

Первая сцена была около могилы Балина, где им надо было уворачиваться от ударов большого молота. Для этого им надо было отпрыгивать от, в нашем случае, несуществующего предмета. Молот и тварь, которая его держит, будут добавлены позже на компьютере. Мы расставили экраны и прочие предметы, для правильного освещения, и за несколько дублей сделали эту сцену. Все было довольно просто.

В следующей сцене дублер Леголаса должен был выпустить несколько стрел из лука. Меня для этого кадра использовали как статиста-манекена, чтобы это отрепетировать, и я подержал в руках один из луков, это было очень здорово. Когда мы все подготовили для съемок, подключился дублер, и он выстрелил несколько стрел.

На следующий день мы должны были снимать Дома Исцеления, но в итоге сняли их через несколько недель. Вместо этого мы поэкспериментировали со сценой, которая должна была сниматься в пятницу — это должен был быть первый день из серии съемок битвы Гэндальфа и Балрога. Мы просмотрели короткий мультик этой сцены и разбили ее на несколько частей.

Балрог, вообще говоря, огромная тварь. Чтобы дать нам представление о его размерах, нам на обычном листе бумаги нарисовали человечка высотой в 1.5-2 см, и остаток листа занял Балрог. Он будет просто гигантским. Как только сцена была разбита на кусочки, они начали разбираться со страховочными тросами, чтобы мы могли заснять Гэндальфа, падающего вместе с Балрогом. Это надо было очень хорошо спланировать, так как Ян — пожилой человек, и висение на тросах довольно тяжело физически.

Мы занимались этим весь оставшийся день. На следующий день мы делали нечто очень секретное, и если б я дал вам об этом прочесть, мне бы пришлось потом вас убить. А может я просто потерял расписание на тот день и начисто забыл, чем мы тогда занимались. Понимаете, если б не расписания дневных работ, я бы не смог написать эти репортажи, потому что столько всего происходило, а у меня не было времени записывать. Но по расписаниям я могу по памяти восстанавливать события.

В среду мы снимали в другой студии, в центре Веллингтона около порта, и мы снимали сцены с Мерри и Пиппином, в основном с дублерами, но в конце дня пришли сами актеры. Мы снимали местность у начала Фангорна, песчаный холмик, поросший травой, с деревьями в отдалении.

Сначала мы старались снять сцену с Пиппином, где он разрезает веревки, которыми он был связан, перед побегом. Эта сцена получилось не очень хорошо, и ее пришлось переснимать в другой день. Проблема была в том, что мы старались снять веревки крупным планом, как он их резал, но у дублера было мало места, оператор с камерой был прямо над ним, и кадры получались неестественными. Так что мы бросили это дело.

Следующий кадр был с хоббитами, убегающими от орков, они должны были бежать по прямой по открытому пространству, и исчезнуть за деревьями. Тут опять снимались дублеры, так как были видны только их спины. Это была, в общем-то, простая сцена, но возникла небольшая проблема. Дело в том, что хоббитские ноги не предназначены для серьезной нагрузки. Вы могли бы подумать, что они должны быть прочными, но после нескольких пробежек они начинали слегка разваливаться. Может быть именно по этому они их делают в таких количествах. Нам пришлось подождать, пока принесут новые ноги, их принесли после обеда, и сцена была закончена.

В последней сцене снимались настоящие актеры, там Мерри и Пиппина кидают на землю и над ними наклоняется оркская голова, и получилось очень здорово. В этом участвовали два орка в «великанских костюмах» — высокие люди одевают эти костюмы, их головы находятся на уровне груди костюма, а сверху приделаны головы, все вместе около трех метров высотой, и актеры выглядят гораздо короче. Короче, эти орки наклонились и что-то делали, а Мерри и Пиппин упали на землю прямо под головой одного из орков и смотрели на нее, ничего захватывающего, но смотрелось здорово.

И в конце, чтобы немного развлечься, актеры ухватились за эту голову и попытались вернуть ее к жизни, но увы, ее было уже не оживить. Однако этот момент попал в монтаж из приколов со съемок, который показали на прощальной вечеринке. В конце дня мы паковали вещи, чтобы назавтра вернуться в Студию L, наше главное место работы в течение 4 следующих недель.

В четверг мы снимали сцены с Фродо, Сэмом и Голлумом. Первая из них была на лестнице Кирит Унгола, при этом использовался большой макет. Мы подкатили эту здоровый кусок высеченных в скале ступенек на место и сделали несколько пробных прогонов с дублерами. Из-за того, что люди должны были довольно высоко забираться, при этом присутствовал ответственный за безопасность. Он помогал им спускаться, не потому, что это было так уж опасно, а из-за правил. Как только мы все отработали, мы стали снимать актеров, они несколько раз взбирались и спускались по этим ступенькам, а мы снимали их под разными углами.

Следующим был снимок с Сэмом и Голлумом в Моргульской долине. Но по какой-то причине мы не смогли его закончить в тот день, и доделали его только завтра. А что мы делали после этого — не помню. Зато на следующий день мы начали снимать Гэндальфа с Балрогом, и это состояло из трех сцен. В одной из сцен Гэндальф должен был висеть на тросе, и мы сделали эту сцену последней, чтобы не утомлять Сэра Яна. Я не буду ничего рассказывать про эти сцены, а то я выдам слишком много из того, что там будет происходить.

Следующим мы закончили вчерашний кадр с Сэмом и Голлумом, Сэм там должен был дать Голлуму по голове кастрюлей. Меня использовали как подставку для этой сцены. Я был Голлумом, а наш директор Рик — Сэмом, а кастрюлей служила кепка Рика, так что я не пострадал. Для собственно сцены мы собирались использовать дублера Голлума, но потом решили, что лучше будет использовать полистироловую голову на палке. Что было сделано не зря, так как Шон несколько раз так давал по этой голове, что она отлетала в другой конец студии.

И последнее, что мы в тот день сделали, это пересняли сцену с Пиппином, разрезающим свои веревки перед побегом. На этот раз все получилось гораздо лучше, так как мы приготовили специальное оборудование и знали, что делать, и все закончилось очень быстро. Так и закончилась моя вторая неделя, и я опять видел необыкновенные вещи, и я еще больше поверил в то, что фильм понравится всем, даже самым придирчивым фэнам.

Неделя третья

Третья неделя была первой из шестидневок, но я работал только пять дней, по предварительной договоренности. Мы начали со сцен с Гэндальфом, правда, на этот раз мы снимали дублера. Опять я ничего вам не расскажу, так как это выдаст вам всю сцену. Следующим должен был быть Фродо в Ривенделле, но мы отсняли это только в среду.

Последняя сцена на этот день была с Сэмом и Гимли в Домах Исцеления, они должны были зайти в комнату и обрадоваться, увидев, что Фродо чувствует себя намного лучше. Но отчего-то наша первая попытка не удалась, и мы пересняли эту сцену через несколько недель.

Расписание на следующий день я потерял, но я помню, что мы снимали Фродо с Сэмом, бегущих вниз по склону Роковой Горы, они должны были перепрыгнуть через расселину, чтобы спастись от преследующей их раскаленной (представляю, что очень раскаленной) лавы. Я в тот день работал на ветровой машине, и это была ну очень тяжелая работа. Ребята из спецэффектов все подготовили, а мне надо было по требованию включать и выключать машину. В этот же день приезжали дистрибьюторы, и в передних рядах постоянно оказывался наш друг Кирдан из Herr Der Ringe, который добился, чтоб его начальники, немецкие дистрибьюторы, взяли его с собой в эту поездку.

В среду был хороший день, мне довелось увидеть Гил-Галада. Из Марка Фергюсона получается отличный Гил-Галад, он очень высок и выглядит очень величественно. Мы снимали сцену с тремя эльфийскими кольцами, первые два уже отсняли, теперь надо было добавить в сцену Гил-Галада. В этот раз все было немножко по-другому, потому что костюм у Марка был синий, и на синем фоне это бы вызвало проблемы. Если бы мы сняли его на синем фоне, он бы попросту исчез, и для этой сцены мы стали группой Грин-скрин — зеленого фона.

Это было не так уж трудно сделать, не надо было пол перекрашивать в зеленый цвет и все такое прочее. Все, что надо было сделать — поставить сзади небольшой зеленый экран, и покрыть пол отражающей пленкой. В этой сцене трое хранителей эльфийских колец должны были посмотреть на свои кольца, сведя руки вместе, а потом развести их. Мы поставили шар на палке для Марка, чтобы он протягивал к нему свою руку и чтобы это совмещалось с руками других эльфов в уже отснятой сцене. Мы закончили эту сцену за несколько дублей и перешли к другой.

Следующая сцена была с Фродо, смотрящим на Арвен в Ривенделле, мы ее собирались делать в понедельник. Для этой сцены мы установили в студии кусочек Ривенделла. Это очень простая сцена, Фродо просто должен был выглядывать из своей комнаты и изображать, что он смотрит на Арвен. В этой сцене, как и в других подобных, где мы не видим каких-то героев, Арвен изображал мячик на палке.

А следующая сцена, и еще несколько после нее, опять имела дело с Балрогом. В этот раз мы снимали Арагорна и Боромира, бегущих от Балрога к Морийскому мосту. Мы снимали настоящего Арагорна и боромировского дублера. У них была аниматика этой сцены, и из этой штуки наверняка получился бы прикольный монти-пайтоновский скетч, у этих кадров был слегка комический оттенок. Но я уверен, что в финальном варианте все будет как надо.

Когда мы приготовили все для съемок, подключились актеры, и мы сделали несколько пробных прогонов, чтобы убедиться, что время рассчитано верно. При съемках использовалась камера с контролем движения, так что если они не были в определенных местах в определенное время, кадры оставались пустыми. Но они довольно быстро с этим справились, и сцена была закончена.

Оказалось, что актеры все-таки бежали слишком быстро, но в пределах допустимого. Это означало, что хоббитам, которых надо было подставить в эту сцену, пришлось бы бежать чертовски быстро, чтобы это выглядело так, как будто им нужно больше шагов, чем людям. Но я расскажу об этом в другом репортаже.

В тот вечер мне позвонил Кирдан, и мы встретились в его отеле, и оттуда я и он со своей девушкой отправились в ресторан, немного выпили и поговорили об удивительных вещах, которые мы оба повидали. Было очень интересно встретить того, с кем уже несколько лет общался по интернету. И нам было что рассказать друг другу.

В четверг мы опять занимались «булавочным фиксированием», чтобы закончить то, что мы делали раньше. В следующей сцене мы снимали Сэма, бегущего к Саммат Науру, это был дублер Эстина, и как выяснилось, его часто использовали в качестве дублера хоббитов, и в детстве мы жили в соседних домах и часто играли вместе. Это было 13 лет назад, так что мы особо друг друга не узнали. Однако хватит обо мне, это была легкая сцена и мы ее сделали очень быстро.

Затем мы переснимали сцену с Боромиром и Фродо у Морийского моста. Эти двое смотрят, как Гэндальф падает в пропасть. Мы использовали дублера Фродо нормального роста и высокого дублера Боромира. Ничего особо примечательного, Фродо старается вырваться от Боромира, а Боромир его удерживает. И это все.

Последняя сцена на тот день была с Леголасом, стреляющим из лука, это снималось с дублером. Меня опять использовали как подставку, чтобы разметить сцену, и я опять подержал лук в руках. Потом пришел дублер, выпустил несколько стрел и на этом мы закончили.

Последний день был очень интересным, это был первый раз, когда мы снимали Древня, хотя мы на самом деле его не использовали. Первая сцена была с Мерри и Пиппином в Фангорне, прежде чем они встретили Древня. Я особо ничего не запомнил про эту сцену.

Вторая сцена была с Мерри и Пиппином, Древня не было видно, но он говорил за кадром. Мне пожалуй не стоит вам об этой сцене рассказывать, так как она отличается от книжной. Ничего страшного, просто некое сокращение, чтобы уместить все в фильм, они стараются переложить книгу в фильм так, чтобы он не был слишком затянутым. Но будем надеяться, что он будет достаточно длинным — не знаю, я никогда не обсуждал длину фильма, пока я там работал.

И так закончилась моя третья неделя, и мне надо было улетать на свадьбу к знакомым в субботу, поэтому я пропустил субботние съемки. Но если вам интересно ( и тем более я почти не рассказал про вторник) — в тот день опять были сцены с Мерри, Пиппином и Древнем, и это продолжалось еще несколько дней. Так что я на этом закончу.

Неделя четвертая

В понедельник мы заканчивали то, что не доделали в субботу, то есть мы опять занимались Фангорном. Это был классный день, потому что приходил Джон Рис-Дэвис и озвучивал Древня. Это случалось всего несколько раз за все время съемок, обычно озвучивал какой-нибудь статист. Голос Джона отлично подходит к этой роли, у него очень низкий, гулкий голос, как раз такой, какой должен был быть у Древня. Это был еще один удачный выбор Джексона.

О второй сцене я опять не могу особо рассказывать. А потом мы снимали Мерри в Фангорне, ничего примечательного в том, что мы делали, но законченный вариант должен выглядеть отлично. А потом мы сняли несколько сцен с шагающим Древнем, и этот Древень настолько велик, чтобы подобрать нескольких актеров и ходить с ними с места на место. Это все делается с шестами. Он сидит на шатуне, так что он может склоняться влево и вправо, как будто он идет, а его ноги двигаются взад и вперед.

Так что можно сделать Древня, идущего по лесу, а потом добавить к этому радиоуправляемую голову, которая может склоняться во все стороны, с двигающимся ртом и открывающимися и закрывающимися глазами. А теперь представьте, как все это смотрится, когда оно работает одновременно — зрелище что надо, и в фильме должно здорово смотреться. Но если он не двигается и стоит с закрытыми глазами — это натуральное дерево. Я могу сказать, что когда мы увидим его через два года, после всех послесъемочных доработок, он должен выглядеть потрясающе.

Он очень детально отделан, его кожа похожа на древесную кору, борода сделана из веток, и у него там живет улитка. На нем растет мох — короче, представьте старое морщинистое дерево, которому уже не одна сотня лет, и вы поймете, на что он похож. Но вообще-то описать его очень трудно, лучше подождите и увидите сами.

Последняя сцена на тот день была с Древнем, идущим через Фангорн с Мерри и Пиппином на плечах. Они должны были быть пристегнуты ремнями из-за высоты, и мы также двигали Древня, из-за чего они тоже сильно болтались. В этой сцене за ними идут все энты, и хоббиты должны с оглядываться на них и с удивлением их рассматривать. И на этом первый день четвертой недели закончился.

Во вторник мы опять в основном работали с Древнем в Фангорне, но в одной из сцен он должен был стоять и рассматривать Изенгард. В основном это были сцены, где он идет и разговаривает с Мерри и Пиппином. Тут особо нечего рассказывать, кроме того, что я уже рассказал. Разница между сценами была в основном в диалоге.

Единственная сцена, которая в тот день отличалась от остальных, была сцена с орками, бросающими срубленные деревья в огонь. Там участвовали несколько орков, рубящих дрова топорами и бросающими их в огонь, которого, естественно, не было. Мы сделали несколько дублей с орками, делающими это разными способами и с разными макетами. И это все на тот день.

В среду мы в основном работали только с Мерри и Пиппином, в первой сцене мы снимали их дублеров в Фангорне, ничего особо увлекательного ни в этой сцене, ни в остальных сценах за тот день. Во второй сцене Мерри убегал от Древня, т.е. от никого. А последняя сцена была с Мерри на плато Дунхарроу.

Вы можете сказать: «чего-то он не особо много пишет, наверняка там было что-то более интересное», но там правда больше ничего интересного не было, и на самом деле после нескольких недель там уже это не кажется таким захватывающим. Поймите меня правильно: в общем и целом все было замечательно, но когда снимаешь одно и тоже изо дня в день, это несколько приедается. Я помню, как в свою первую неделю говорил с Фран, и она сказала: «работа в Блу-скрин тебе не покажется особо интересной», и я не мог понять, как можно такое говорить. Но на четвертой неделе я начал понимать, что она имеет в виду. Это стало просто работой, но когда я оглядываюсь назад, я понимаю, что это была все равно необыкновенная работа.

Четверг был немного более интересным. Мы начали с Фродо и Сэма на руинах Осгилиата. Мы должны были добавить их в сцену, отснятую ранее. Нам надо было вставить туда еще несколько персонажей, и мы использовали высоких дублеров. Нам потребовалось несколько дублей, надо было еще синхронизировать речь с действиями.

Следующим снималось добавление к сцене убегания от Балрога, которую начали на прошлой неделе. Это было забавно, и мы немного поприкалывались. Мы должны были сделать так, чтобы казалось, что хоббиты бегут очень быстро, чтобы не отстать от остальных. Мы думали, что им это будет непросто, т.к. в хоббитских ногах бежать нелегко. Ноги Шона начали разваливаться после нескольких дублей, но мы продолжали снимать, пока они совсем не пришли в негодность. Актерам удавалось бежать достаточно быстро, в одном случае даже слишком быстро, но каждый раз это был для них спринт. Но мы успели отснять все до того, как хоббитские ноги вышли из строя.

А в пятницу был лошадиный день, вот уж где мы развлеклись. Однако оказаться в одном помещении с 17-ю лошадьми оказалось не так плохо, как мы боялись. Первая сцена была с Мерри на своей лошади, это была комическая сцена, Мерри пытается заставить лошадь сдвинуться с места, а та не хочет. На это не потребовалось много дублей, т.к. лошадь делала то, что мы хотели.

Вторая сцена была со всеми лошадьми, с Арагорном и несколькими роханскими всадниками. С этой толпой лошадей уже начались проблемы, особенно с лошадью Арагорна, которая довольно норовистая и все порывалась уйти до того, как нужно.

Во всех сценах с лошадьми, которые я видел, актеры сами ездили на лошадях, хотя их наездники-дублеры стояли рядом. Похоже, что актеры были хорошими наездниками и хорошо понимали своих лошадей.

В этой сцене всадник на лошади должен был протолкнуться через толпу других всадников, чтобы доставить сообщение Арагорну, которым затем уезжает, чтобы что-то сделать. На это ушло несколько дублей, и мы закончили на тот день, нам надо было еще убрать студию к завтрашнему дню.

В субботу был немного суматошный день. Я почти не был в тот день в студии, я должен был обслуживать дублеров в студии на Stone st., и это было не особо сложно. Там с нами был также Теоден. Все, что мне нужно было делать — проверять дублеров каждые полчаса, пока их гримируют, и следить, чтоб все шло по расписанию. Как только они были готовы, и все для съемок было готово, я отводил их и их гримеров на место съемок.

Так что я приехал на Stone st. В 6:45 утра в субботу, чтобы подготовить дублера Исилдура. Как только пришел второй ассистент, я вернулся на час в студию, потом вернулся обратно на Stone st. и оставался там почти весь день. И практически все это время Теоден был в гриме.

Когда мы говорим о гриме, мы на самом деле говорим о полной лицевой маске, приладить которую к лицу занимает несколько часов. Так что кроме того, чтобы следить за расписанием и приносить еду, с Бернардом мне особо нечего было делать.

Они тем временем начали со сцены с дублером Исилдура, одевающим Кольцо. Я больше ничего не могу вам сказать, так как меня не было во время съемок. Следующими должны были быть Элронд с Исилдуром, но вместо этого они опять занимались булавочным фиксированием с орками, которых должны были использовать для последней сцены того дня. Это продолжалось до обеда, и потом они сняли Теодена.

Мы собирались в тот день снимать еще что-то у могилы Балина, но пока всех дублеров гримировали, эту сцену уже закончили. И когда я закончил с дублерами, на тот день почти ничего не осталось, несколько небольших поручений. И на этом закончилась моя четвертая неделя.

Неделя пятая и еще кое-что

В понедельник весь день у нас был Гэндальф, с дублерами Леголаса и Гимли в последней сцене. Первая сцена была в Ортханке, ее переснимали с предыдущего раза. Ничего особенного. Соедующим был Гэндальф на Гваихире, немного похоже на сцены с Балрогом.

Мы снимали Гэндальфа, летящего на Гваихире, и он сидел на штуке, похожей на бочку, которую можно было покачивать и двигать, создавая впечатление, что он летит на орле. У нас была аниматика этой сцены, и нам надо было добиться совпадения. Когда мы это снимали, казалось, это совершенно непохоже на то, что надо, но когда это наложили на аниматику, получилось практически точное попадание.

Следующей была сцена с Балрогом, которую мы в тот день не смогли закончить, и в итоге эта сцена снималась самой последней из всех сцен основной съемки в группе блу-скрин, через две недели. А затем мы опять снимали сцену с Балрогом, тот момент, когда Гэндальф начинает падать в пропасть.

Последним на сегодня был последний заход со сценой убегания от Балрога. Надо было добавить в эту сцену Гэндальфа, Леголаса и Гимли. Опять-таки мы делали то же самое, что и в первые два захода, только с другими героями.

Во вторник мы снимали первую из сцен с Глубинным Стражем. Часть этого отсняли на водной съемочной площадке несколько месяцев назад, но оставалось еще немало работы. Эта сцена отличалась от книги, поэтому я ничего не расскажу (да ладно, Гарри и так уже все рассказал) Но не стоит из-за этого волноваться, изменения чисто для того, чтобы сделать сцену более захватывающей. Не беспокойтесь, ничего такого типа «Страж заглотит Фродо, а потом выплюнет, потому что хоббиты невкусные» там не будет, ничего сверхдраматического. А когда я увижу эту сцену в фильме, я смогу сказать: «а это ведь я, за всей этой компьютерной графикой».

После этого мы опять взялись за Гэндальфа с Балрогом. Надо было сделать очень много кадров под разными углами, потому что сцена очень напряженная, и поэтому с ней столько возились.

Среда оказалась довольно монотонной, это были стрелы, стрелы и стрелы… Да, это был Леголас у Морийских Врат, стреляющий в Глубинного Стража. И это продолжалось очень долго. Выстрелы с этого угла, с того, со всех углов, какие только можно представить. Он делал и еще кое-что, типа замахов мечом, но в основном это были стрелы из лука. И когда оставалось меньше часа до конца работы, мы начали следующую сцену. Исилдур и Элронд у Роковой Расселины, для Пролога. Эту сцену невозможно было сделать за один заход, и мы успели только сделать заход с Элрондом, и оставили Исилдура назавтра. Ничего особенного, просто снимали, как они стоят.

На следующий день мы начали с Древня, просто как он идет полесу и делает то и се, ничего особенного. А потом мы вернулись к Роковой Расселине для второго захода. Да, в этой сцене мы снимали только дублеров. Мы подготовили сцену так, чтобы Исилдур был в правильной позиции, сделали несколько дублей и закончили.

Последним на тот день мы сняли Мерри, сражающегося в Фангорне (интересно, с кем же он там сражался), ничего особо интересного, так что я перейду к пятнице.

В пятницу мы снимали Гимли. Первым был Гимли сзади на лошади Леголаса в Эдорасе. Ну на самом деле это был Гимли сзади на ящике в студии блу-скрин. Но вы-то в кино увидите совсем другое. Фоном у нас служил один из домов Эдораса, с несколькими людьми вокруг. Поскольку мы снимали Джона Рис-Дэвиса, Леголаса играл высокий дублер. Особо нечего снимать, они сидят на одной лошади и Гимли смотрит в камеру из-за спины Леголаса, вот и все.

О да, это же был первый день, когда в студию блу-скрин приходил Гарри Ноулз. Так что когда у меня был перерыв в работе, я подошел к нему, представился, и мы поболтали о его впечатлениях от всего, что он увидел. Если вы читали его репортажи, вы знаете, что его впечатления были только хорошими. И было видно, как ему было интересно присутствовать при съемках.

Следом за этим мы снимали сцену с Гимли у Морийских Врат, бросающего топоры в Стража, это заняло меньше времени, чем Леголас со стрелами. Тут особо нечего сказать, Гимли просто швырялся топорами в камеру.

А суббота была потрясающим днем, в это день съемками руководил Питер. В тот день работала только наша группа, и у нас было немного больше народу, так как другие группы нам помогали. Обычно у нас в день получалось две или три сцены и мы не укладывались в срок. А в тот день мы сделали семь сцен и закончили вовремя.

Вся разница была в руководстве Питера, он абсолютно точно знает, как должна выглядеть каждая сцна, и когда он получает, что хочет, он переходит к следующей сцене. Обычно мы делали много дублей, чтобы наверняка снять то, что Питер одобрит, поскольку именно его слово по любой сцене решающее. Но когда он был с нами, снимать эти лишние дубли было не надо.

Сначали мы снимали членов Братства и их спутников, когда они смотрят на затопленный Изенгард. Прошлым вечером в студию навезли горы песка и сделали славную вершину холма, покрытую травкой. На одном из кадров для этой сцены они идут по этому холму. Было интересно наблюдать за этим, так как одной из лошадей руководил дрессировщик. Он помахивал кнутом, указывая ей направление, и лошадь всходила на холм и останавливалась по его сигналу, и остальные наездники следовали ее движениям.

Мы снимали эту сцену с разных углов, сзади и сбоку, так что у нас это заняло время, но не очень много. Во время этих съемок приехал Гарри, и остался с нами до конца дня. Следующим были съемки Гэндальфа после того, как он победил Балрога и стал из Серого Белым. К сожалению, эти съемки я пропустил, так как был на улице и подавал сигналы машинам, подъезжающим к нашей студии.

Следующей была сцена в Домах Исцеления, Фродо был в постели, к нему пришли Мерри и Пиппин и были рады его видеть. Это была по идее обычная одноместная кровать, но это была человеческая кровать, в которой лежал хоббит, поэтому на самом деле она была огромная, чтобы Фродо в ней выглядел маленьким. Это заняло всего несколько дублей, и Питер остался доволен. Следующим был Гэндальф у Морийских врат.

Он выбегает из ворот, несколько раз атакует Стража своим посохом, а потом Страж сбивает его с ног. Он поднимается и торопит оставшихся членов Братства в шахты. Через несколько дублей мы с этим закончили, и Гэндальф ушел, чтобы преобразиться из Серого в Белого для следующей сцены.

А мы перешли к следующим участникам сцены у Морийских Ворот, к хоббитам. Там должны были быть только Сэм, Мерри и Пиппин, но Фродо тоже был на подхвате, и мы вставили его в сцену, чтобы сделать ее более напряженной и интересно. Мы даже добавили высокого дублера Арагорна, который оказался под рукой: он был в студии, что помочь с другими вещами. Иногда во время съемок случаются импровизации. И у нас получилось больше вариаций этой сцены, чем мы вначале предполагали. Это должно дать им больше выбора при монтаже.

Как только мы с этим закончили, Гэндальф преобразился из Серого в Белого и мы сняли с ним вторую сцену из этой серии, но я опять ее не видел, так как опять занимался подъезжающим транспортом на улице.

А последней сняли сцену с хоббитами в Минас Тирите после того, как все закончилось. Они все были отчищены и отмыты и в своих лучших одеждах, редкий случай, когда я видел их чистыми. Так закончилась эта длинная рабочая неделя, но мои приключения продолжались, так как впереди было еще воскресенье. И это был очень, очень знаменательный день.

Где-то в 2:30 за мной заехал человек из съемочной группы, и мы поехали посмотреть на разные интересные вещи. Сначала мы остановились в месте типа склада, где хранились испольщованные макеты, декорации и пр. Там были всяческие места и макеты, которые я за последний год с лишним видел на интернете. там были детали из Хоббитона, славные круглые дверки к хоббитским норам, круглые стены и пр., все очень классно.

Там были статуи с верхушки той конструкции на Амон Хене. Иам были скульптуры из Лориэна, эльфы благородного вида, их можно было узнать по ушам. Там было и зеркало Галадриэли, уже довольно потертое, все в пыли и с отбитыми кусочками. Там были еще скульптуры странного вида, черные уродливые штуки с клювами. Я не знаю, откуда они взялись, но они потом присутствовали на прощальной вечеринке.

Там были деревянные планки с вытисненными надписями по эльфийски, бревна, слишком много всего, чтобы запомнить. Чего там только не было. Мне сказали, что многое из этого так и не было использовано в филме, потому что смотрелось не так, как нужно.

После этого мы пошли и заглянули в одну из мастерских, где делали мебель. Там почти ничего не было, так как неделю назад почто все упаковали в перевозочные контейнеры. Но там кое-что оставалось, некоторые потрясающие штуки. А в дальнем углу было печально известное шипастое колесо. Оно выглядело весьма пострадавшим от употребления, оно было сломано на две части и шипы обломаны. Полистирол не особо много может выдержать. Но на колесе не было никакого тела, так что я не мог определить, кто же все-таки на нем был.

А потом мы поехали на водную площадку, она правда уже перестала быть таковой и стала чпстью Минас Тирита. Правда с одного краю еще виднелись остатки Ортханка. А потом мы поехали в Хэйвардс Хилл, чтобы посмотреть на остальной Минас Тирит.

И это было удивительное зрелище, я прошел через главные ворота, покрытые резьбой с изображениями людей. Первое, что вы видите — бронзовая статуя всадника на лошади. Конечно, она не бронзовая, а из полистирола. И она выглядела в тот день не так величественно, как обычно — Алан Ли привязывал к ней веревки, потому что было ветренно и она начала наклоняться. Но все равно она здорово выглядела. А сзади была скала с высеченными на ней тремя или типа того большими лицами. Мы прошли на другую сторону и помотрели на последние останки Хельмовой Пади. Я думаю, они все еще немножно доснимали или переснимали на этом участке. А потом мы вернулись в Минас Тирит, чтобы еще побродить по улицам. Когда бродишь по этим булыжным мостовым, среди живописных зданий, очень легко представить, что ты в Минас Тирите.

Поражало внимание к деталям, все здания выглядели как настоящие, как будто они века простояли на этом месте. Мы проши через какие-то большие ворота, сделанные из дерева, т.е., конечно, из полистирола. Но они все равно весили не меньше тонны, из-за их огромного размера. Но время уже приближалось к пяти, и пора было отправляться на одно очень важное событие. То, чего я ждал с нетерпением, как только узнал о нем несколько дней назад. Это был просмотр 35-минутного монтажа фильма, только для команды (ссылка на репотаж Берена о просмотре монтажа).