За кулисами трилогии «Властелин колец»




Невыспавшийся Боромир

(Шон Бин)

Съемки «Властелина колец» проходили в Новой Зеландии, это примерно на другом конце света, если считать от Великобритании. Несмотря на это, Питер набрал в свою команду актеров со всего мира: из Англии, США, Канады и, конечно, Новой Зеландии. Тем, кто снимался на родине, особых неудобств съемки не доставили, а вот американцы и англичане намаялись от души. И дело тут не только в большой отдаленности от дома. Кое в чем другом.

«Я привык работать жестко, — признается Шон Бин (Боромир, из Англии). — Мне не нравится, когда есть расслабленность, пробелы и бесконечные перекуры. Работа становится в кайф тогда, когда ты настолько отдаешься ей, что забываешь, какое сегодня число. На съемках «Властелина колец» так и было. Я наконец-то вошел в свой ритм, я проникся и прочувствовался, однако нашлись герои, которые все портили. Да-да, я говорю о хоббитах. Сейчас я могу высказать все, что я о них думаю, потому что съемки, монтаж и премьера позади. Я понимаю, что на роль недоросликов глупо было приглашать актеров в возрасте, но чрезвычайная молодость на площадке вышла боком не только мне и съемочной группе, но и самим виновникам тоже. Я приехал сниматься, а пришлось опекать хоббитов, чтобы не натворили ничего страшного. В смысле, страшного для себя самих. У них ведь, знаете, крышу снесло, когда они на природе оказались. Когда я в очередной перерыв случайно услышал от Доминика, что он собирается на спор залезть на самое высокое дерево, я понял: к середине фильма придется искать замену.

В общем, я сразу настроился, что сейчас мы отснимем какие-то эпизоды, потом кто-нибудь убьется, мы в срочном порядке найдем ему подобного и начнем все с начала. Не слишком радужная перспектива. К тому же они такие восприимчивые! Не помню, каким был я в 25 лет, но молодые актеры схватывали все на лету. И хорошее, и плохое. Меня радует, что они очень внимательно относились к требованиям Пита и советам других, более опытных актеров.

Я даже возгордился тем, что современная молодежь не такая гонористая, как в мое время. Но потом поехало. Они быстро научились всем актерским «премудростям». Помню, как-то за обедом я рассказывал про боевую молодость, когда еще учился в театральной академии. Однажды мы, будучи не совсем трезвыми, пробрались в аудиторию, прикрепили на потолок специальный контейнер с мелко нарезанной бумагой (ну знаете, ее используют для имитации снега) и по стене спустили ниточку, которая открывает клапан. На следующий день преподаватель по староанглийской культуре стал спрашивать домашнее задание. Мы, естественно, не готовились и начали упрашивать преподавателя перенести опрос. Он был неумолим. И вдруг на его стол и лысину мягко опустились несколько снежинок. Потом еще. И еще… И еще… Весь класс лежал от смеха, а преподаватель сидел с вытаращенными глазами и не мог понять, то ли он чего-то не понимает, то ли, как говорится в анекдоте, лыжи не едут. К моей большой радости, расследование этого инцидента не дало положительных результатов, а то бы меня выгнали.

Так вот, молодая часть актерского состава быстро прониклась моими историями, и не стало житья. Дня не проходило, чтобы они не выкидывали какую-нибудь хохму. Звонки на сотовые и сообщения на пейджеры — это в порядке вещей. Мне нравилось, что на площадке царит оживление, когда Билли, или Доминик, или Элайджа что-нибудь вытворяют. Но даже моему терпению пришел конец, когда во время обеда я взял сок в пластиковом стаканчике, а тот лопнул и облил меня с ног до головы. Я знаю, кто это сделал! Орландо, я помню о тебе! Кстати, я ему должен за шутку в гостинице. Мы вернулись глубокой ночью, еле ноги передвигали. Только я прилег, как зазвонил телефон. Я снял трубку, и приятный женский голос произнес: «Мистер Бин, вы просили позвонить». Я с недоумением ответил, что девушка ошиблась номером. Через пару минут снова звонок. Беру трубку, а там уже другая девушка и снова говорит, что я просил позвонить. Я еще в большем недоумении. Когда пятая девушка позвонила и сказала: «Мистер Бин, вы хотели, чтобы вам позвонили», я чуть не взревел. Я уже понял, что это чьи-то шуточки, но как от них избавиться, я не знал, потому что голова уже не варила. Наконец я сообразил отключить телефон.

Наступила тишина и покой. Я прилег и только принялся наслаждаться отдыхом, как в дверь постучали. Я встал и открыл. На пороге стоял портье. «Мистер Бин, уже четвертый час», — сообщил портье. «Спасибо, я знаю», — ответил я и закрыл дверь. Портье ушел, а я вернулся в кровать. Пять минут мне удалось полежать в покое, но потом в дверь опять постучали. Я открыл. Другой портье. «Мистер Бин, скоро половина четвертого», — сказал он. И тут я взорвался: «Я знаю, который сейчас час!». «Вы же сами просили разбудить!» — возмутился портье. Да, я все понял.

Кто-то сказал обслуживающему персоналу, что меня надо разбудить. Именно так все и было. Каждые пять минут приходили портье, горничные, метрдотели и стучали, сообщали мне, сколько времени, и услужливо напоминали, что мне пора бы уже проснуться. Наконец я догадался, как выйти из положения. Я написал на листке «Спасибо, я уже проснулся» и повесил его снаружи. «Побудки» прекратились, и я смог спокойно уснуть. Наутро Орландо довольно ехидно поинтересовался, как мне спалось. Я показал ему кулак, и он все понял. Я надеюсь.

Ну а если быть серьезным, мне было жаль уезжать. Кроме «Властелина колец» меня ждали еще два фильма, и я мотался туда-сюда. А когда все отсняли, я-то должен был уехать, а они оставались. Вот где было обидно. Я так проникся Новой Зеландией и фильмом, что готов был жить на съемочной площадке за свой счет. Вот насколько я прикипел к «Властелину колец». Думаю, если бы вы оказались на моем месте, вы бы поняли меня. Могу с уверенностью заявить, что теперь мы — настоящее Братство!»