За кулисами трилогии «Властелин колец»




Музыка Средиземья (1.10.2001)

(Джон Форд для "E! Online")

Композитор Говард Шор о песнях гномов, электронике и звуках Средиземья

Веллингтон, Новая Зеландия — Охранник стоит у дверей городской мэрии, здании 19 века, служащем временной звукозаписывающей студией для совершенно секретной музыки к «Властелину колец».

Никого не допускают внутрь без пропуска, а сумки проверяют на наличие какого-нибудь записывающего устройства. Я лишаюсь диктофона, прежде чем мне позволено пройти внутрь вслед за скрипачам в шарфах.

Обычно используемый для выпускных церемоний и рок концертов, сегодня зал заполнен музыкантами, инструментами, микрофонами, звуковыми картами и даже хоббитом-другим. (Актеры Билли Бойд и Доминик Монаган, снова навещая Новую Зеландия, зашли посмотреть на запись).

Пока девяносто шесть членов Новозеландского Симфонического Оркестра готовятся к репетиции внизу, полинезийский хор из 50 голосов перешучивается в галереях наверху.

Композитор ВК Говард Шор, человек, ответственный за музыку к амбициозной кинотрилогии, тихо изучает свои записи.

В боковой комнате режиссер Питер Джексон сидит в наушниках, наблюдая за ходом репетиции. Шор подходит к дирижерской кафедре: «Дамы и господа, давайте начнем».

Один из самых уважаемых в мире композиторов для кино, Шор создал музыку для таких фильмов, как «Семь», «Филадельфия», «Клетка» и «Молчание ягнят».

Он также известен благодаря совместной деятельности с культовым режиссером и своим соотечественником, канадцем Дэвидом Кроненбергом, приняв участие в 10 проектах Кроненберга, в частности, таких, как «Муха» и «ЭкзистенЦ».

— В качестве композитора, ваша роль держать зеркало, — говорит Шор. -Вы создаете музыкальный текст, который является эквивалентом фильма. А когда этот фильм «Властелин колец» — наполненный своими собственными мирами, цивилизациями и языками — написание музыки является поистине геркулесовым трудом.

— Это огромная палитра, — добавляет он. — Вы работаете над кусками размеров в мир.

Давний фэн Толкина, Шор работал год с Джексоном и сценаристами Фрэнсис Уолш и Филиппой Бойенс, создавая музыкальный ряд.

— Мы работали вместе, как писатели, — объясняет Шор. — Я стал еще одной частью писательской группы, и я писал музыку по мере того, как они работали над сценарием. У них такие глубокие проникновения в историю. Они работали над этим годы, так что можно было у них многому научиться.

В качестве отправной точки Шор обратился к книгам Толкина. «Я постоянно перечитываю тексты, когда я сочиняю музыку. Я держу страницы книги открытыми на тех эпизодах, которые я пишу».

Поскольку Шор является страстным исследователем, он также читал другие тексты, относящиеся к Толкину и Средиземью, так же как и море музыкальных справочников.

Так кто же и что же стало для него источником вдохновения?

— С проектом такой величины и размаха, практически вся история человеческой музыки могла бы стать источником вдохновения, — смеется он. — Я пытаюсь представить, что могло звучать похоже и что могли играть в Средиземье 7000 лет назад. Я слушаю старинную народную музыку 8 и 9 веков.

В поисках подлинности, Шор вставляет поэмы и песни Толкина. «Использование песен и стихов является замечательным способом вернуть материал Толкина в фильм и добавить литературный подтекст к музыке», — объясняет он.

С помощью сценаристов и знатоков Толкина, Шор также использует отрывки из эльфийской, гномской и даже Черной речи. «Это древние звуки, очень красивые на слух, и они переносят вас в Средиземье».

Но не вся музыка по-старомодному простая. Шор, чьи музыкальные ряды зачастую сочетают оркестровую музыку с электронными звуками, говорят, что он также слушает «настоящие современные звуки и постмодернистскую музыку, когда это подходяще.»

Он уклоняется от ответа на вопрос о том, какая именно электроника может подойти Средиземью. Может, для эпизодов с магией? Для Саурона? Или даже для Кольца, которое также получило свою собственную зловещую музыкальную тему?

— Возможно, — коротко отвечает Шор.

Тем временем настает время для более активных действий. Шор проводит оркестр через эпизод в Мории — сотрясающий землю военный марш, сопровождаемый непрерывным боев массивных барабанов.

По сигналу Шора, мужской хор начинает глубокое, угрожающее пение, повторяя странные слова снова и снова, с тяжелым ритомом стаккато. Музыка и пение возносится до оглушительной кульминации, и произведение взрывается тишиной. Секунда зловещей тишины — и музыканты расслабляются.

— Мы хотели создать уникальный звук для Мории, который вы не услышите больше нигде в фильме, — объясняет Шор.

Чтобы достигнуть этого, Шор положил на музыку древний эльфийский текст и перевел его с помощью ученого-толкиниста. Наставник по языкам и речи Ройзи Карти учила Шора и хор произносить гномьй язык. «На что мы только не пошли ради подлинности!», — смеется Шор.

Музыка Шора для этой сцене пытается передать разрушенное величие цивилизации гномов.

— Братству нужно пройти через Морию и найти путь наружу, — говорит он. — В своем путешествии они видят остатки величественного города. Среди руин воинственной культуры им приходится вести свою собственную битву с орками, пещерными троллями и Балрогом.

— Все это поджидает их, — добавляет он. — Вы еще услышите много рокота в Мории. Те барабаны, о которых говорит Толкин, буквальным образом ожили.

Но все это не сводится только к грохоту. С такой эпопей как ВК тихие моменты также важны, как и большие оркестровые произведения. Для Шора, суть ВК — и его музыки — заключается в одном небольшом персонаже.

— Фродо, — говорит он. — Нужно думать, что это о нем. Что так и есть. В книге происходит много событий и существует много персонажей, но в конечном итоге все это о путешествии Фродо и его взаимоотношениях с другими персонажами, в частности, с Гэндальфом, Бильбо и Сэмом.

Главенствующей темой в сочинении Шора была музыка Хоббитона и Шира. Для этого отрывка Шор подключил Алана Келли из ирландской фолькгруппы Barleyshakes. Келли играл на бодране (традиционном кельтском барабане) для трех вещей, вместе с новозеландской симфонией. «Это показалось мне подходящим Ширу, — объясняет Шор. — Это очень древняя музыка. Может быть, древнейшая форма музыки, она насчитывает тысячи лет».

К этой теме Шор возвращается во всех трех фильмах.

— Отношения Фродо и Сэма очень сильно связаны с Широм и возвращением туда, — сообщает он. — Когда Фродо встречает Бильбо в Ривенделле, чувствуются отзвуки музыки Шира. Так что вы услышите этот кусок, которые замысловато вплетен во весь фильм.

Неудивительно, что тема Фродо будет серьёзной и зачастую меланхоличной, в соответствии с путешествием Фродо. — Он несет большой груз на своих плечах и борется с более глубокими помыслами, чем остальные.

Но в музыкальном ряду есть и несколько более светлых моментов. «В сценах с Мерри и Пиппином есть много живости и юмора. Бильбо тоже чудесен», — добавляет Шор.

Для большинства композитором даже один фильм является марафоном. Так как же Шор справляется с тремя фильмами сразу?

— Это очень похоже на написание оперы, — рассказывает он. — Существует множество форм и структур. Мы сосредоточены на том, что ВК является единым повествованием, которое было разбито на три части. Моя музыка является сложным произведением, которое должно быть очень осторожно построено, музыкально и тематически, так, чтобы все части имели отношение друг к другу.

Чтобы целиком посвятить себя проекту, Шор провел время в Новой Зеландии, посещая площадки во время съемок и встречаясь с ведущими актерами.

— Написание музыки является совместным процессом, — объясняет он. — Просто быть рядом с проектом, разговаривать с актерами об их идеях и воспринимать все это является частью творческого вдохновения. А пейзажи Новой Зеландии — это самое настоящее Средиземье.

Хотя труд Шора будут держать в тайне до премьеры первого фильма в декабре, у него уже был испытательный прогон. Эпизод в Мории был музыкальным сопровождением для очень успешного двадцатиминутного ролика Джексона на Каннском Кинофестивале в мае.

После выхода фильмов он надеется переработать музыку для живой игры оркестра. «Я уже делал такое с другими музыкальными рядами, — объясняет он. — Я чувствую, что ВК можно было бы хорошо передать, и было бы замечательно сыграть музыку вживую».

Сейчас Шор усердно работает над окончательным вариантом музыку к Первому фильму. В данный момент он находится в Англии, заканчивая запись с лондонской филармонией.

Со вторым и третьем фильмом на подходе Шор не расстанется с мелодиями ВК еще год-два.

Это просто невероятный проект, — говорит он. — Питер феноменальный режиссер, и есть синтез между всеми частями творческого проекта. Мы буквально оживляем страницы книг и передаем их на экран.

(пер. Натали) (Взято с Хеннет-Аннун)