За кулисами трилогии «Властелин колец»




Как сделать много шуму в Средиземье (1 июля)

(Джон Форд для "E! Online")

Джон Форд

В студиях на Stone Street в Веллингтоне роскошно одетые эльфы, маг, гном и несколько хоббитов сидят полукрогом, окруженные изящно отделанными декорациями Ривенделла.

Это Совет Элронда, важная часть Фильма Первого и одна из самый длинных диалоговых сцен «Властелина колец».

Пока актеры спорят о будущем Единого Кольца, звукооператор бесшумно передвигается позади них.

Это танец со множеством фигур. Он должен быть на месте до того, как каждый актер произнесет свои слова, он должен быть осторожным, чтобы не бросить тени на их лица или пересечь линию взгляда и — что самое важное — он должен держаться вне фокуса объектива камеры.

Вдали Хэммонд Пик, осуществляющий звукозапись, сидит за звуковой панелью, в наушниках, внимательно прислушиваясь к каждому слову. Он отвечает за сверхважную аудиозадачу: запечатлеть какофонию разговоров и звуков для трехфильмовой эпопеи Питера Джексона.

— В конце съемок мы записали на 600 (367 в первой группе и 233 во второй) 95-минутных пленок, — объясняет Пик. — Не все из них записаны до конца, но вы можете представить, сколько материала мы собрали.

Пик и его команда не только записывали замысловатые разговары трилогии Толкина, но также звуки Средиземья: рев многотысячных армий, звон оружия и вой орков и Урук-Хай.

Тогда как работа Пика закончались с завершением съемок в декабре 2000, послепроизводственная работа команды звкозаписи только начиналась.

Как и в случае с большинством фильмов, большая часть диалога, записанного на съемоках ВК, оказалась непригодной для использования, что требовало от актеров перезаписать свои слова и синхронизировать их после.

Этот процесс по синхронизации сейчас в полном разгаре в студиях звукозаписи Three Foot Six. Мы недавно поймали Пика, которые взял перерыв, чтобы описать плюсы и минусы жизни в отеделе звука.

Студии Three Foot Six находятся всего в пяти минутах от главного аэропорта Веллингтона, и «наши площадки находились прямо под главными летными путями», — объясняет Пик, — «так что в среднем самолеты пролетали над нами каждую четверть часа».

Добавьте к этому дымовые и ветряные машины (чтобы создать дымчатую атмосферу Средиземья), и вы получите отвлекающий фоновый шум.

Пик вспоминает, как он записывал Шона Бина (Боромира), когда тот исполнял «фантастический» монолог:

— Его игра была магией, и картинка выглядела великолепно, но звук был отстойный из-за шума самолетов и дымовой машины, — говорит Пик. — Помнится, я думал, что как это печально, что Шону придется делать все это снова в записывающей студии. Никто в этом не виноват — такова природа этого проекта.»

Съемки на природе еще более непростые. «У вас меньше контроля за обстановкой, так что ставки выше».

Пик, новозеландец, работал в качестве помощника звукорежиссера с Питером Джексона в «Небесных создания» (1993) и «Страшилах» (1995), основывая технологию, которая стала прототипом звукозаписи для ВК. Как и те ранние фильмы, очень много сцен в ВК были сняты за предешлами студии и во многих сценах актеры-люди делят экранное время с компьютерными персонажами.

Также велась работа над синхронизаций звуковых сигналов и реплик, «чтобы выглядело так, как две отдельно снятые части разговора являются единым целым.»

Теперь в студиях Веллингтона можно стать свидетелем операции вполне в военном духе, проводимой в целях обеспечения звуконепроницаемости. Все отверстия блокируются, резиновые прокладки помещаются вокруг дверных рам и на дорожках, мигающий красный свет за дверью запрещает вам входить, пока идет запись.

Чтобы получить нужные им звуки, аудиотехники применяют все известные им устройства и трюки.

У звукорежиссеров есть два основных вариантов для выбора. Один заключается в использовании ’boom microhpne’, микрофона на шесте, который держит звукооператор (за кадром), пока актеры говорят свои слова. «Бумы хороши для крупного плана, когда в сцене нет много движений», — говорит Пик. «А так как вы записываете голос актера в открытую, звук получается богаче и громче».

Но что если Джексону нужно снять широкий кадр или следовать за актером двигающейся камерой? Что если актер бежит, сражается, или его голос тонет в шуме дождя?

Знакомьтесь с радио майком — маленьким микрофоном, соединенным с беспроводным передающему устройство — которы Пик должен прикрепить к актеру. Хотя и несомненно удобные, радио майки не лишены своих проблем.

«Радио майки получают более ясный звук, особенно при выездных съемках, но акустика звучит немного плоско», — говорит Пик. «Вы не чувствуете, где находится говорящей по отношению к окружающей обстановке». Что еще хуже, некоторые актеры тяжело дышат, вызывая серьезные проблемы для микрофона.

Еще сложнее прикрепить майк на теле актера там, где он не виден, но достаточно открыт, чтобы четко записать голос. Ткань костюма может шуршать — создавая статическое электричество.

Особенные проблемы вызвали кольчуги. Когда Боромир или Арагорн двигались в своих кольчугах, тысячи мелких металлических кружков вызывали электричесткое поле, внося хаос в радио сигнал. «Так что пришлось вернуться к бумам», — делает вывод Пик.

В результате приходят к попытке совместить оба. «Если вы снимаете длинный кадр, обычно даете актером радио майки потому что ничего другого вам не остается — нет места, чтобы поместить бум достаточно близко так, чтобы он не был виден», — поясняет Пик. «Затем, когда вы движетесь к крупному плану, можно дать актеру бум майк».

Особую трудность представляли для команды по звуку ветер и дождь. В Эдорасе, где ветра достигали 112 километро в час, микрофоны были заключины в специальные капсулы. Те были покрыты вручную связанной шерстяной тканью, чтобы сгладить турбуленцию от ветра. Также использовались загородительные щиты, чтобы защитить от порывов ветра и сохранить актерские прически.

Для кадров с дождем команда поместила пластиковые футляры между капсулами и пушистой оболочкой, чтобы защитить микрофоны от проникновения воды. «В результате микрофоны были похожи на мокрых кошек в конце каждого дубля», — шутит Пик, «но зато электроника внутри не промокла».

Несмотря на самые лучшие планы, получившийся результат был еще слишком искажен для конечного пользования.

— В отличие от кинопленки, которую вы должны сначала обработать, чтобы сказать, есть ли толк, пленки со звуком можно прослушать сразу же и оценить их пригодность, — сообщает Пик. — Для фильма со специальными и звуковыми эффектами, каким были «Страшилы», мы получили соотношение из 65% пригодной и 35% непригодной пленки.

А для ВК?

Мы надеялись на 20% пригодного диалога. После первых 10 недель съемок было ясно, что мы получали только около 2% пригодного материала.

Почему бы просто не переснять? Обычно решение вертелось вокруг времени и бюджета. В большинстве случаев было дешевле переписать звук в студии, чем делать заново дубль на выездных съемках.

— Если сравнить, сколько стоило бы собрать всю команду, чтобы перезаписать диалог с тем, сколько бы стоило кому-то собрать перезаписи позже в период пост-синхронизации, вывод очевиден, — объясняет Пик. Как и следовало ожидать, производство продолжилось, назначая работа для пост-синхронизационной команды.

— Я думаю, что Питеру нравится держать в рукаве этот вариант, — добавляет Пик. — Это дает ему шанс воспроизвести игру актера и сконцентрироваться на ней в студии, в дали от съемочной неразберихи.

Разве не разбивает сердце участвовать в съемках из 274 дней, зная, что большая часть материала не годится? «Мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к 2 процентам и перестать обрушиваться на себя за это», — признается Пик.

Но студийные перезаписи отнюдь не бесполезны. Это определенный показатель для актеру, которому нужно привести звуки в соответствие друг с другом, когда диалог перезаписывается.

Однако некоторые сцены выдерживают испытание. Ранее в этом году, с пересъемках сцен с Йеном Холмом (Бильбо), для пост-синка не хватало времени, поэтому работой Пика было сделать окончательную версию. «В конце концов нам пришлось запереть площадку и получить пригодный звук. Я смогу посмотреть на ту сцену и закричить, «Это моя!»

В конечном итоге, как сообщат Пик, главной трудностью работы было «сделать процесс невидимым. Если вы смотреть фильм и концентрируетесь на плохом звуке или несоответствии произносимых слов и движений губ, или видите микрофон в верху кадра, вы потеряли зрителя — вы разрушили чары. Вы знаете, что сделали отличную работа, когда все просто звучит как настоящее».

Затем есть чистая магия работы с такими звездами, как Йен Маккеллен. «Он великолепен — пока вы не трогаете его бороду, — говорит Пик. — Не один раз борода Гэндальфа вызывала „атаку“ на радио майк!»

Похоже, что в ВК есть силы, не подвластные никому.

Перевод: Натали.
Источник: Хеннет-Аннун

Реклама
  • Кабина Scania P G R series www.lideravto.ru.