Властелины · О съемках · За кулисами трилогии «Властелин колец»

За кулисами трилогии «Властелин колец»




Властелины

(О съемках)

Теперь уже нет сомнений, что режиссер Питер Джексон и актер Элайджа Вуд — настоящие хоббиты. Они такими родились

Когда компания New Line Cinema объявила, что назначает Фродо Бэггинсом (он же Торбинс, он же Сумкинс) Элайджу Вуда, многие не могли понять: почему? Подразумевалось, что роль отдадут актеру с именем. А зачем, спрашивается, с именем, если есть вот такой Элайджа — полтора метра ростом, с распахнутыми в вечном удивлении глазищами и репутацией голливудской надежды? Стопроцентный хоббит, без дураков. Скорее уж на загадку тянет появление новозеландца Питера, Джексона в режиссерском кресле. Не самому знаменитому автору изящного инди-фильма «Небесные создания» и провалившихся в большом прокате «Страшил» доверяют «Властелина Колец» и 300 млн. долларов, отправляя в многотрудную экспедицию на 15 месяцев. Объяснение здесь может быть одно: Джексон тоже вылитый хоббит. Несмотря на это, им обоим, Вуду и Джексону, есть кого опасаться, а именно — грозной армии фанатов Толкиена, где постаревшие «дети цветов» сомкнули ряды с тинами, рыскающими по фэнтези-сайтам в сети.

Хоббит Вуд

«Не могу сказать, что я обрадовался, когда был утвержден», — признается Вуд, и ведь не кокетничает. Какая уж там радость, если любой твой шаг, вздох или жест тут же хором комментируют 400 миллионов «кликающих» компьютерных «мышей». Страшно представить, что было бы, если бы монстры-толкиенисты разнюхали, что Элайджа в Толкиене вообще не рубит, ни одной строчки до съемок не прочел. Хотя теперь в интервью как ни в чем ни бывало лепит, что трилогия-де занимает в его жизни серьезное место и он-де ее еще в 9 лет одолел. «Ну и что они с тобой сделают, когда узнают правду?» — «Они меня на куски разорвут», — беспечно улыбается Элайджа. (В других интервью Вуд всегда признавался, что до съемок читал только «Хоббита»).

Вуд в кино с малолетства, но в нем нет ничего от вундеркинда-актера: не любит тусоваться на студийных вечеринках, не спешит втереться в доверие к нужным людям, а блокбастеру всегда готов предпочесть скромный проект, если тот его, конечно, чем-то зацепит. Элайджа родом из городка Седар Рэпидс, что в штате Айова. Сейчас ему 20, перед камерой впервые очутился в 7 — правда, камера была фотографической: он позировал для модных съемок. Инициативу тогда проявила мама, а потом подключился школьный совет — отправил его на прослушивание в Лос-Анджелес, где он впервые увидел пальмы и где его довольно быстро приметил агент, чья специальность — поиск юных талантов. Вслед за Элайджей в Лос-Анджелес подтянулась семья: мама Дебби, старший брат Зак, младшая сестренка Ханна. Кроме Вуда-отца, который, по словам сына, «остался дома, в Айове, стеречь барахло». Очень скоро голубоглазый мальчишка замелькал повсюду: в телерекламе, в клипе Полы Абдул, затем — в «Авалоне», в «Вечно молодом», в «Хорошем сыне». Он и сам хороший сын: любит маму, а та поддерживает его во всем и, хоть и маячит постоянно на съемочной площадке, не в свое дело не лезет. Да, а как там папа, по-прежнему стережет дом в Айове? «Не будем об этом говорить. Меня вырастила мама, она для меня и мама и папа».

Строгий молодой человек. Но при этом очень непосредственный. Кино обожает, и если какой фильм приводит его в восхищение, то готов все ладоши отбить, как на премьере «Крадущегося тигра». И будет вам горячо доказывать, что «люди должны выкладывать денежки вот за такое кино, а не за всякую дрянь вроде «Перл-Харбора». Ну-ну, ценитель искусства, а зачем сам соглашался на «Флиппера»? Ответ обезоруживает: «А если бы тебе предложили три месяца купаться с дельфинами, ты бы упустил такую возможность, а?» Он не только с дельфинами купался, но и сталкивался нос к носу с незнакомым взрослым миром в «Ледяном шторме», противостоял всемирной катастрофе в «Столкновении с бездной», уносил ноги в «Факультете», решал расовые проблемы в «Черном и белом». Теперь он хоббит.

Хоббит Джексон

В 1992-м, когда Питер Джексон заканчивал в Веллингтоне «Небесные создания», в его распоряжении был один-единственный компьютер — на нем он и создал собственноручно все спецэффекты. Джексон отдавал себе отчет в том, что скромные задачи таким кустарным способом решать можно, а задачи покруче — увы. Осознав это, он основал компанию Weta Ltd. Для начала спецэффекты от Weta украсили его собственных «Страшил», а потом и «Контакт» Роберта Земекиса. Но лишь на «Властелине Колец» компания развернулась как следует. Под неодобрительными взглядами из Австралии, где Джордж Лукас снимал очередной эпизод «Звездных войн». Между двумя фэнтези-проектами тоже шла настоящая война звездных честолюбий. Ведь с самого начала Лукас предлагал Джексону воспользоваться услугами его, Лукаса, собственной компании Industrial Light&Magic. Джексон, разумеется, отказался: зачем ему чужое, когда свое есть, и оно устраивает? Обидевшись, Лукас упрекнул коллегу в скаредности — меж тем, если о чем и может идти речь, так это о здравомыслии: Weta способна создавать спецэффекты не хуже за куда меньшие деньги.

Wing Nut Films, другая компания Джексона, взялась за обеспечение рабочего процесса. И поставила дело самым разумным образом: все службы — от визажистов до монтажной — находились на расстоянии вытянутой руки от площадки. Съемочная группа числом 300 человек, десятки специалистов по спецэффектам — эта пестрая толпа, высадившись в Веллингтоне, превратила провинциальный городок в шумный трудовой лагерь. «Зачем мне оставлять Шир в угоду Мордору?» — задавал риторический вопрос Джексон, вворачивая толкиеновские словечки. Действительно, ему ни к чему Штаты с их Голливудом — ведь есть Новая Зеландия, идеальная страна Шир, которая защищена от проникновения внешнего зла.

Стало быть, Новая Зеландия — это Шир, а Джексон тогда — повелитель хоббитов. Этот добродушный человек, босиком разгуливающий по съемочной площадке, получил высочайший кредит доверия от Фродо-Элайджи: «Питер вызывает у меня смешанные чувства — детское восхищение и благоговейное почтение разом. Вроде бы тих, спокоен, учтив, а сам весь кипит и других заражает. Иной раз — просто ребенок, который забрался в кондитерскую лавку и чуть не визжит от удовольствия».

Джексон относится к Элайдже с не меньшим уважением: «Этот мальчик способен на самые невероятные вещи. Помню, на съемках сцены в городе Бри, населенном зловещими великанами, я окончательно понял, что не ошибся: Вуд — лучший Фродо, какого только можно себе представить. Он вел себя в Бри как самый настоящий хоббит». Режиссер, чья фантазия кормилась миллионами от New Line Cinema, разошелся не на шутку. По его указанию было сконструировано 200 тысяч компьютерных персонажей. А уж о таких безделках, как несметное число специальных костюмов для хоббитов, тысячи единиц сказочного оружия и дюжины муляжных волосатых ступней и ушей, даже и упоминать не стоит.