За кулисами трилогии «Властелин колец»




Крэйг Паркер о своей роли

(Крэйг Паркер)

Новозеландский актер Крэйг Паркер и предположить не мог, что его небольшая, второстепенная роль эльфа Халдира в кино-трилогии «Властелин Колец» вызовет такое огромное уважение со стороны фанатов. Давно знакомый новозеландским зрителям Паркер, относительно неизвестный на своей родине… уже нет!

Паркер появился на свет на райском острове Фиджи, где по его словам он провел «идеальное детство». В возрасте 10 лет, он с семьей переехал в Новую Зеландию, однако Фиджи всегда оставался для него райским местом. Подобно этому, раем для него были и съемки «Властелина». Ради того, чтобы только поучаствовать в них он готов был даже «просто подносить чай».

— Крэйг, а когда ты впервые понял, что хочешь быть актером?
— Думаю, что это интересовало меня уже с самой ранней поры. Я прекрасно помню посещение постановки «Питера Пена», когда я был еще ребенком, и когда я увидел, как он летает по сцене, это меня просто поразило!! Я, конечно, вполне мог заметить тросы и подобное, но дети просто не придают этому значения! Магия театра вытесняет такие мелочи. Для меня это было что-то волнующее, захватывающее! Но задумался я об этом, как о профессии, только когда был подростком. Я намеревался стать актером, и мне крупно повезло, что все сложилось так, как сложилось!

— А как ты получил роль Халдира?
— Много лет назад, когда Питер, Филлипа и Фрэн компилировали сценарий, они набрали группу, в которой был и я, чтобы мы поставили по их сценарию радиопьесу. На тот момент существовало всего два сценария и «Мирамакс» собирались снимать фильм. За несколько недель в студии мы записали их, а через год сценариев стало три! А через несколько месяцев они снова были перезаписаны! Уже когда пришло время снимать фильмы, мне позвонили и сказали, что я получил роль! Это меня очень обрадовало.

— А эти оригинальные записи когда-нибудь были преданы огласке?
— Не знаю, были ли они когда-нибудь опубликованы. Фактически это была всего лишь проба для Питера, Филлипы и Фрэн, чтобы можно было послушать диалоги со стороны и прикинуть, как это будет выглядеть в фильме. Я уверен, что они призваны были убедить киностудию. Возможно, их могут разместить на DVD. В них было вложено много сил и энергии. Да, кстати, есть также анимированная версия всего этого, то есть все это безобразие анимировано, а на это положены наши диалоги.

— А те, с кем ты тогда работал, не появляются в фильме?
— Может быть Камерон Роудз (Фермер Мэггот). Лиз Муллан, агент по подбору актеров в Новой Зеландии проводила с нами одну сессию. Остальных я не припомню.

— А в этих записях ты был Халдиром?
— Нет, я в основном был Фродо или Боромиром. Нас было только восемь человек, и случались безумные моменты, когда один чувак исполнял роль сразу троих в одной сцене — шизофрения на лицо! Я не помню, кто играл Халдира, если он вообще там был!

— Когда тебя прослушивали для фильма, читал ли ты за Халдира?
— Да. Было, кажется, 6 разных отрывков сценария, где были задействованы разные расы — от хоббитов до эльфов, а я читал за Халдира.

— А когда ты узнал, что получил роль, обращался ли ты к книге, чтобы лучше понять сущность эльфов?
— Книги я прочитал и раньше, но ясное дело, перечитал их снова. Я и раньше взялся за это дело, просто потому что шуму было — караул! По прибытии на съемки на тебя со всех сторон сыпались руководящие указания — продюсер, режиссер, костюмер, гример, и у каждого идеи уже в голове не помещаются! Так что ты с умным видом их всех выслушиваешь, а в итоге решаешь сам, как тебе играть.

— Что ты почувствовал, когда впервые увидел себя в гриме и костюме?
— Много смеялся! Когда живешь в Лотлориене, сам Бог велел быть красавцем, но представь другую картину: сидишь на грязной съемочной площадке, усталый как собака, волосы — взрыв на макаронной фабрике, с сигаретой в зубах! Видок тот еще! С эльфами вообще было много хохм.

— У тебя с кем-нибудь завязались крепкие дружеские узы из партнеров?
— Думаю, что в Билли и Доме я нашел родственные души по части веселья, я очень много с ними тусовался. Они ребята с чувством юмора! А работал я в основном с Вигго Мортенсоном и Шоном Бином, ну и Братством. К тому же я безгранично уважал Яна МакКелена, которого имел счастье наблюдать годами. Сначала я страшно нервничал перед встречей с ним, хотя то же самое можно сказать про других актеров, но, тем не менее, они все были до жути обаятельные, без всяких там «звездных закидонов». Всем было комфортно друг с другом, никто громы и молнии не метал, и вообще все отлично потусовались!

— А ты когда-нибудь — особенно во время съемок Хельмовой Теснины — не притормаживал себя и не восхищался размахом проекта?
— А как же! Постоянно! Три года продолжалась эта свистопляска, ну а мой личный вклад был минимальным! Мне то и дело приходилось то появляться, то исчезать, то мотаться по другим съемкам. Но всегда по возращении появлялись все новые и новые чудеса, от которых глаз не оторвешь! Хельмову Теснину мы снимали частично на натуре, частично в студии с компьютерами. Мы снимали 3 месяца на каменоломне в Веллингтоне, в разгар зимы. А зима у нас суровая и холодная, и по солнышку мы тогда здорово истосковались! Условия для работы были тяжелые, но зато все были друг другу как родные! Мы ловили кайф от всего этого безумия! Просто дух захватывало от отстроенной крепости, замка, и не из полистирола, а из камня и со вкусом! Вот это были съемки на высшем уровне! Новая Зеландия на самом деле имеет неслабую кино-индустрию, но нас всего 3,8 миллионов, так что блокбастеры это не наш профиль, бюджет не резиновый! Сравнивая наши фильмы с американскими, наши — малобюджетные. Другое дело «Властелин», в которого были вложены дикие деньги для реализации всех грандиозных замыслов режиссера. Думается, всех новозеландцев распирало от гордости!

— А как ты все- таки приспособился к мысли, что ты — эльфийский воин?
— Ну, вообще-то, самое трудное в этом деле — идти с высоко поднятой головой и не споткнуться! Потом я много размышлял, какие же они все-таки эти эльфы и пытался усвоить для себя, что эти существа живут тысячелетия!

— Что для тебя было самым трудным в процессе съемок?
— Первый день съемок Битвы в Хельмовой Теснине. До этого я работал с Бобом Андерсеном и его командой. Мне уже приходилось драться на мечах в «Зене» и «Геракле», но в первый день я столкнулся с толпой урук-хаев, которые мало того, что были вдвое крупнее меня, да еще и вооружены до зубов! Мне пришлось уверовать в то, что они все-таки вселяли в меня боевой дух самозащиты. Вот в такие моменты было реально страшновато! Но я вышел из всего этого полностью невредимым, спасибо отличной команде (в миллион первый раз)! А вообще это было довольно захватывающе: я со своими 5’11 против 6’5 ребят, при этом их можно было спокойно отделывать, так как это прописано в сценарии! Вот где настоящее веселье!

— А есть такие сцены, которые все же хотелось бы увидеть в экранной версии?
— Вообще-то я не расстраиваюсь из-за вырезанных сцен, потому что это было сделано на благо повествования. Но была одна сцена с участием Хьюго, Кейт, Мартона и меня, отсутствие которой меня правда расстраивает, так как я просто обожаю Кейт и Хьюго! И вообще, когда я смотрел фильмы, то как-то не зацикливался на своей персоне, а просто восхищался всем этим волшебством! Напоследок хочу заметить, что Голлум был великолепен!

— А нельзя ли поподробнее рассказать о той сцене?
— Ну, была такая! Ее смысл был в том, чтобы показать две разные позиции эльфов: одни считают, что вся эта война их не касается и вообще пора сваливать, а вторые чувствуют в себе ответственность и готовы стоять с людьми насмерть! Вообще там было сказано много чего важного, но в фильме это, так или иначе, ощущается. (Тем не менее, Крэйг обнадеживает всех желающих увидеть эту сцену, предполагая, что она может войти в DVD версию, а у нас может даже и в режиссерскую.)

— Сцена смерти Халдира поистине душераздирающая. А что ты сам чувствовал в этот момент? Что, возможно, помогло тебе сделать ее такой эмоциональной?
— С самого начала Питер Джексон жаждал показать нам всем: эльфы БЕССМЕРТНЫ! Они живут, пока им это не надоедает, или пока не убьют на войне. Так вот, Питер хотел показать, что мир настолько изменился, что теперь даже эльфы могут умирать! Думаю, ему это неплохо удалось. Когда мы снимали эту сцену передо мной лежала груда «трупов»: эльфы, орки, урук-хаи, а на глазах шла кровавая резня. Кто знает, какого это умирать? В этот момент Халдир теряет надежду. Для него все кончено и ничего нельзя изменить. Они пришли на помощь и сделали все, что в их силах, но он все равно считает, что всему конец. Не лучшая смерть…

— Сцену сняли с первого раза?
— Да, она отнюдь не сложная! Между первым ударом и смертельным ранением было много непосредственно боя, а сложным было другое — чтобы под топор Урук-хая попала именно спина, а не, например голова, а то… Вот это было сложно, а остальное по понятным причинам было довольно просто.

— А знал ли ты заранее, когда соглашался на роль, что Халдир умрет во втором фильме?
— Нет, не сразу. Я узнал об этом после разговора с Филлипой, которая сказала, что они обдумывают этот вариант. Меня несказанно обрадовало, что я пойду в битву, буду больше стрелять, да вообще что я там хотя бы появлюсь!

— А если бы ты не был Халдиром, какого персонажа ты хотел бы сыграть?
— Сложный вопрос. Я был готов на всё, лишь бы попасть просто на съемки, не обязательно как актер. А так я бы с удовольствием сыграл любого из них.

— А что ты думаешь по поводу тучи разных сайтов, посвященных тебе и Халдиру, и протестующие против его смерти?
— В книге Халдир не умирает, и, между прочим, в конце он отплывает в Валинор. Мне очень льстит, что людям оказывается не все равно. (Я в Интернете не спец.) И вообще опасно читать очень много о себе, по той причине, что на множество комплиментов немедленно найдется одна или несколько гадостей. Поэтому я избегаю зачитываться этим. Лучше вообще не знать, что о тебе говорят у тебя за спиной. Короче это конечно приятно, но вообще-то странновато.

Реклама
  • Подробная информация ритуальные услуги тут.