За кулисами трилогии «Властелин колец»




Король колец

(Вигго Мортенсен)

После нескольких лет, в течение которых Вигго Мортенсен играл роли второго плана, на его голову посыпались многочисленные благодарности за участие в экранизации трилогии Толкина.

Трудно поверить, но Мортенсен вовсе не сразу получил роль Арагорна в фильме Питера Джексона по мотивам эпической книги «Властелин Колец». Съёмки уже начались, и было отснято несколько сцен, когда режиссёр решил заменить актёра Стюарта Таунсенда.

Для Вигго это был шанс наконец-то сыграть действительно большую и значимую роль после более пятнадцати лет мелькания на вторых ролях. Наполовину американец, наполовину датчанин, выросший в Нью-Йорке, он впервые появился на экране в фильме 1985 года «Свидетель». В «Портрете леди» (1996) он играл одного из женихов героини Николь Кидман, в «Солдате Джейн» (1997) — инструктора героини Деми Мур, а в «Идеальном убийстве» (1998) — любовника персонажа Гвинет Пэлтроу.

У Вигго и его бывшей жены, панк-певицы Эксины Сервенки есть 15-летний сын Генри, который видит отца достаточно редко, особенно после того, как Мортенсен, живущий обычно в Лос-Анджелесе, заполучил роль всей своей жизни.

Когда они позвали тебя, ты воспринял это как награду за трёхлетние труды?
О да. Я был дома в Лос-Анджелесе и сказал: «Знаю, это очень хорошее предложение, но я не читал книгу, а некоторые из актёров работали над фильмом уже три месяца, упражнялись в риторике, фехтовании, езде верхом!» Я был немного растерян, но и подводить мне никого не хотелось. И потом, был ещё мой одиннадцатилетний сын. Мне пришлось бы не видеть его дольше, чем когда-либо в жизни.

А как он отреагировал?
Он сказал: «Это прекрасная книга, ты должен согласиться». Мне было приятно, что он не против, но решать всё равно пришлось мне самому. В конце концов, я подумал, что если откажусь, то до конца своих дней буду вспоминать о том, что не принял вызов судьбы, — и прямо на следующий день вылетел в Новую Зеландию.

Почему всё произошло так внезапно?
Арагорна изначально играл другой актёр, Стюарт Таунсенд, но он был значительно моложе меня. Возрастом он не уступал парням, которые играли хоббитов. Я думаю, это было обоюдное решение, принятое без обид. Получилось что-то типа «придётся тебе делать вид, что ты старше, чем выглядишь, и притворяться, что у тебя действительно есть весь этот опыт», что-то вроде этого.

Как ты готовился к съёмкам?
Я начал читать книгу в самолёте, пытаясь проникнуть в неё максимально глубоко до того, как придётся предстать перед объективами камер. Сначала я думал: «Что это, чёрт возьми, такое?» А потом я проникся и начал понимать, что не всё так уж непонятно. Арагорн — одновременно и собирательный образ героев северных саг, и тип героя уже нашего времени. Он боится того, что не справится с возложенной на него задачей, когда придёт время встретить свою судьбу.

Трудно было научиться владеть мечом?
Я прибыл туда и провёл всего пару дней, занимаясь тем, на что мог потратить несколько недель, если бы моим тренером был не Боб Андерсон, постановщик поединков на мечах. Строгий он, конечно, но учитель превосходный. Ему уже за семьдесят. Сорок или пятьдесят лет назад он был членом Олимпийской команды по фехтованию.

Травмы получал?
Да, но это ерунда. Удивительно, что никто не погиб во время массовых поединков или, например, в батальных сценах ночью под дождём.

Как ты думаешь, что в твоей профессии лучшее, а что — худшее?
Для меня лучшее — это процесс. Я езжу по миру, знакомлюсь с людьми, вникаю в характеры своих персонажей. Хуже всего то, что результат зависит не только от меня, но и от кого-то ещё, и неважно, насколько хорошо этот кто-то знает своё дело. Но такова природа профессии.