За кулисами трилогии «Властелин колец»




Изготовление Мордора и прочие закулисные секреты (01.09.2000)

(Джон Форд для "E! Online")

Что бы вы предпочли: найти настоящий дуб для Поляны Угощения перед Бэг-Эндом — хоббитской норой Бильбо Бэггинса, или изготовить искусственный дуб, приделав к нему 250000 искусственных листьев?

Как построить скалистые утесы вокруг Хельмовой Пади из полистирола?

Как сделать лабиринты Кирит Унгола достаточно широкими, чтобы съемочная группа из 10 человек могла там передвигаться, не наставляя друг другу синяков?

Это только некоторые из головоломок, которые должны ежедневно решать художественный директор Дан Хенна и реквизит-дизайнер Грант Мэйджер.

Эти новозеландцы, руководители художественного отдела проекта «ВК», в буквальном смысле слова воплощают Средиземье в жизнь, и на них лежит ответственность за одни из самых важных элементов трилогии Джексона. И Хенна, и Мэйджер уже долгое время работали с Джексоном, и над «Небесными Созаданиями», и над «Страшилами», а теперь они — одни из ключевых фигур в творческой команде «ВК».

Покуда Хенна, жизнерадостный и непосредственный бородач, обсуждает по телефону подробности съемок сцен внутри замка в Ривенделле, я обхожу служебные коридоры.

На стенах висят эскизы Алана Ли и Джона Хоува, концептуальных художников «ВК». Среди них — ранние версии Древобрада, Голлума, пещер Казад-Дума, мрачные готические башни Мордора и уставленные статуями галереи Минас Тирита.

Алан Ли, который был также иллюстратором книг Толкиена, сейчас временно отбыл в Англию, но Мэйджер провел меня по его кабинету.

«Вклад Алана и Джона в этот проект фундаментален», говорит Мэйджор. «Они дали нам возможность почувствовать и увидеть Средиземье, и они вложили в свой труд свои неимоверные познания о Толкиене и его творчестве».

Мэйджер, выпускник художественной школы, уже 20 лет работающий художником-декоратором, объясняет, из чего складывается работа над дизайном: «Мы начали 3 года назад, еще до того, как проект был утвержден, когда у Питера и Фран (Уолш) были готовы только первые наброски сценария. Идея дизайна каждого из мест сначала обсуждалась с Джексоном с точки зрения его географических концепций, затем это „толкиенизировалось“ Аланом Ли и передавалось в художественный отдел, который и воплощал это в жизнь».

«Наш главный принцип — реализм. Декорации должны быть правдоподобными, чтобы мы могли поверить в этих героев и в этот сюжет, и в то, что у этих мест есть своя история», говорит Мэйджер.

«Мы определяли, какой смысл будет вложен в каждую из декораций и к какой культуре это будет принадлежать. Хотя мы и заимствовали из различных стилей — арт-нуво для эльфов, древнескандинавских воинов для роханцев — было очень важно передать уникальность облика Средиземья и дать этим местам историю и глубину.»

Декорации Ривенделла. например, отражают художественную натуру эльфов и их связь с лесом. В декорациях и бутафории присутствуют орнаменты из листьев, а также «вырезанные вручную скульптуры, колонны и дверные рамы», объясняет Мэйджер.

Он добавляет: «Мы также хотели передать их таинственность.» И их команда спроектировала и построила башни более 10 метров высотой, и остовы других зданий, которые просто видны издалека, но в которые мы никогда не попадаем. «Идея тут в том, что вы никогда всего не видите.»

Но макеты, не смотря на их сложную конструкцию, должны также быть удобными в эксплуатации. Хенна объясняет: «Если это батальная сцена, нам нужно укрепить макеты, поставить их на стальную основу, сделать более прочные поверхности, чтобы при ударе топором об пол полистирол не вылезал наружу. Но даже в Ривенделле, где эльфы чуть не порхают над полом, декорации должны выдерживать вес многих людей — ходящих взад-вперед операторов с камерами и звуковой аппаратурой. Самое важное — обеспечить доступ для съемочной группы.»

После того, как готовы первоначальные эскизы, дизайнеры готовят модели 1:100 из полистирола. Мэйджер показывает мне модель здания в Минас Тирите. Оно сделано в мельчайших деталях, с крошечными колоннами, арками и декоративной резьбой. «Мы сделаем из этого картинку на экране», говорит Мэйджер. «Мы обсуждаем то, как это будет освещаться, под какими углами сниматься. Иногда Джексон устанавливает рядом с моделью крошечную камеру и водит ее во все стороны».

Чертежи переделываются, обсуждаются, потом проходят через долгий процесс утверждения. Мэйджер рассказывает: «Мы прикидываем, сколько времени у нас уйдет на строительство декораций, сколько на это нужно денег — и в зависимости от этого упрощаем или усложняем дизайн — а также из чего это будет сделано». На большинстве из эскизов, которые я видел, стояла утвердительная печать Джексона. Декорации также должны быть одобрены WETA Digital (которые рассматривают их с точки зрения компьютерных эффектов), и продюсерами New Line.

В основном декорации строят либо в студии, либо прямо на местах съемки. Хенна отвел меня в студию C в Веллингтонских студиях Three Foot Six. Технические работники усердно трудятся над башнями и крепостями Кирит Унгола, где Сэм спасает Фродо из оркского плена.

«Мы решили, что это место будет сделано уродливо, но изощренно, чтобы отобразить зло Мордора», говорит Мэйджер.

Хенна сказал, что вдохновением для них послужил голландский художник M.C. Escher, и его картины с абсурдными зданиями. «Это место похоже на лабиринт и абсолютно ассиметрично — место, невозможное с точки зрения здравого смысла. И Сэма, который бежит сквозь эти лабиринты, это полностью сбивает с толку».

Здесь кругом сплошные лестницы, дверные проемы, люки, крепостные валы. Хенна показывает на крошечный лестничный пролет над нами шириной всего около метра (только-только протиснуться хоббитскому лилипуту-дублеру). Я спотыкаюсь об желоб в полу. Хенна злорадно ухмыляется: «Это для того, чтобы катить ядра. Орки такими ядрами сшибают своих противников, как в боулинге.»

Остов Кирит Унгола сделан из необработанной сосны (сосны в Новой Зеландии растут в изобилии). Техники с бензопилами вырезают гигантские стено-блоки из полистирола, обрызгивая меня дождем из опилок. Позже блоки будут покрыты гипсом и покрашены.

Так что все-таки нужно, чтобы построить готовый ко всему Кирит Унгол? Очень даже много. Возьмите 1000 кубометров полистирола, 30000 гвоздей, 13000 квадратных метров бревен, 1000 килограммов гипса и 2040 литра краски. Одна только эта модель обойдется в 200000 новозеландских долларов, причем 60% уйдет на оплату труда.

«Иногда нам нужно уложиться в невероятно жесткие сроки», говорит Хенна, «и нам нужно, чтоб рабочие были в нужном месте и в нужное время».

Кроме строительства декораций, художественный отдел также должен приспосабливаться к особенностям природы-матери. Мэйджер говорит, что и пейзажи, и свет в Новой Зеландии гораздо ярче, чем в Европе, и что это может быть и на руку, и против.

Чтобы передать североевропейское ощущение, добавляет он, «нам надо приглушить освещение и цвета декораций, но сама экзотичность новозеладских ландшафтов помогает нашим макетам выглядеть как нечто уникальное и из другого мира.»

Хенна продолжает нашу экскурсию по миру таинств и магии и приводит нас в модельную мастерскую. За одним столом идет работа над архитектурным макетом, за другим, по эскизам Алана Ли, вырезаются из полистирола миниатюрные Тропы Мертвых.

Скульпторша Бригитта лепит из глины миниатюрную статую женщины, а рядом уже сохнет всадник на коне. Позже она будет высекать полномасштабные, в 2 метра высотой, статуи для Минас Тирита. Я смотрю на двух-с-половиной метровую модель гондорского воина, и на колонны, выходящие из похожих на стервятников голов назгулов.

А что же случится со всеми этими макетами после съемок? Некоторые пойдут во вторичную переработку. Хена указывает на груду обломков. «Это было Хельмовой Падью, а теперь это пойдет на Кирит Унгол«.Некоторые из макетов будут сохранены, но Хенна заговорщически добавляет: «По секрету, мне б хотелось, чтоб мы все это уничтожили, чтоб киномагия осталась таинством».

Конечно, далеко не все макеты изготовляются в теплых, сухих студиях. Хенне и Мэйджеру пришлось помотаться на вертолетах вместе с Джексоном по новозеландской глубинке в поиске идеальных мест для съемок. Как же они решают, когда делать студийный макет, а когда использовать реальное место?

Хоббитон представляет собой интересную смесь того и другого — одновременно и удачное место, и чистая доска. «Мы нашли идеальную долину и идеальное дерево для Поляны Угощения, а затем изменили ландшафт, добавив волнистые холмы и прочие детали, так подробно описанные Толкиеном», объясняет Мэйджер.

Затем были наняты садовники и солдаты новозеландской армии, которые уложили 5000 кубометров грунта, вспахали поля, вырастили траву, насадили хоббитские сады и огороды и построили сам городок. «Мы сделали это за год до съемок, чтобы селение приобрело натуральный вид», говорит Мэйджер. «Этот проект — постоянная борьба с компромиссами. У Толкиена было свое видение, Джексон и съемочная группа пытаются его реализовать, и мы стараемся приблизиться к этому идеалу на практике, насколько позволяют время, место, деньги и материалы, с которыми мы работаем.»

Хенна добавляет: «До идеала никогда не дотягиваешь, но мы очень гордимся своей работой. Подождите, пока вы не увидите Эдорас на Южном Острове (к этому моменту снимки Эдораса уже были опубликованы) Это такая глушь, что нам специально пришлось строить туда дорогу, и макеты были привинчены к скалам, чтоб их не сносило ветром в 140 км в час.

После чего Хенна и Мэйджер покидают меня: к ним пришел человек по поводу покосившегося задника.

STONE STREET STUDIOS, WELLINGTON