За кулисами трилогии «Властелин колец»




Интервью с Джексоном о «Двух крепостях» с официального сайта

(Питер Джескон)

Чем отличалось производство «Двух Крепостей» от «Братства Кольца»?
«Две Крепости» — намного труднее, чем «Братство». Сюжет расщепляется на три линии, а мы еще добавили к повествованию Толкиена. Ключевые моменты из книги там есть, но у нас есть сцены, которые Толкиен не описывал и не рассказывал, чтобы усилить все это.

К примеру?
Мы продлили историю Горлума. Толкиен намекает на его шизофреническую сущность. Он — Горлум, результат владения Кольцом на продолжительности 500 лет. Но есть и остатки его предыдущей жизни, где он был Смеагорлом. Мы это усилили — Фродо жалеет его, что позволяет Смеагорлу преодолеть Горлума. Мы добавили сцен, где сторона Смеагорла и сторона Горлума борются, что, по нашему мнению, делает его более интересным.

Горлум — также тяжелый персонаж в техническом смысле. Как вы его сделали?
Мы решили, что мы его будем генерировать на компьютере. Когда мы приняли это решение, стали важными две вещи. Первая — создать компьютерные персонаж, который бы выглядел абсолютно реальным и живым. И это нам удалось больше всего, о чем я мог бы мечтать. Если вы глядите вблизи на его лицо, то вы не заметите, что он — компьютерный.

А вторая вещь?
Мы хотели убедиться, что он также хорошо сыграет роль. Он — часть актерской труппы, и у него в «Двух Крепостях» столько же времени на экране, что и у Фродо. Ему нужно по актерским способностям быть равным Элайдже, и Вигго, и Иану. Многое из того, что создает отличную актерскую игру — это игра глазами. Мы изучали работу глаз очень интенсивно, и мы создали мускулы лица вокруг глаз Горлума, так что мы могли влиять на мельчайшие нюансы игры и создавать сложные эмоции.

Что добавил Энди Серкис к персонажу Горлума?
Мы решили нанять актера, чтобы руководить действиями Горлума. Над Горлумом работала целая команда мультипликаторов, и создала массу сцен — поэтому мы боялись, что у результата не будет центрального стержня, фокуса. Мы сначала наняли Энди Серкиса только для озвучки Горлума — но это было только началом. Мы попросили Энди взять на себя весь персонаж, овладеть им — и показать нам, что делает Горлум, как он себя ведет — так же, как Элайджа владеет персонажем Фродо. Короче, Горлум будет огромным сюрпризом, такого вы в фильмах еще не видели!

Какие элементы вы еще развили из книги Толкиена?
У Толкиена есть описание варгов — огромных волкоподобных существ, на которых скачут орки, как кавалерия. Они не играют ключевых ролей в «Двух Крепостях», но нам они понравились, поэтому мы добавили битву между всадниками Рохана и орками на варгах.

«Две Крепости» также служит введением важных персонажей, например, Эовин и Фарамира. Как это изменяет настроение фильма?
У фильма появляется совсем другое ощущение. В «Братстве» была фэнтези, с эльфами в Раздоле и Лотлориэне. В «Двух Крепостях» идет поворот в мир людей. Эдорас — это феодальное королевство, человеческое общество. Многое из сюжета играет там. Фантастическая суть Братства не настолько сильна — у фильма более земное, сермяжное чувство, как у фильма «Braveheart». Я думаю, это также хорошо, что мы не просто повторяем «Братство» — особенно после его успеха.

Вам также нужно ввести новые персонажи.
В этом плане имеет место приятная комбинация. Старые, полюбившиеся персонажи возвращаются, а новые — такие же сильные и сложные. Актеры, как к примеру, Дэвид Уэнхэм (Фарамир), Мирэнда Отто (Эовин) и Бернард Хилл (Теоден). В «Двух Крепостях» появляется группа этих ключевых персонажей, которым мы следуем до развязки в «Возвращении Короля».

«Братство» закончилось кульминационным моментом в боевом плане (разлома Братства) и эмоциональном (Фродо продолжает поход). Будет ли у «Двух Крепостей» подобное окончание?
Да, будет. В книге чудесно то, как эпос комбинируется с тихими и личными тонами, и в «Братстве», по-моему, это хорошо получилось. Публике понравилось, что несмотря на эпическое повествование было место и для глубины персонажей и их эмоций. Мы пытались воссоздать это ощущение в «Двух Крепостях».

Вы можете рассказать, что это будут за кульминации?
Боевой такой момент — это конечто битва за Хельмову Падь. У нее собственный эмоциональный характер, огромные героические поступки и спасение Рохана. Также есть линия Фродо, Сэма и Горлума с Фарамиром. Мы немножко пошли дальше, чем в книге, и несколько изменили детали, и создали более личную эмоциональную кульминацию, что касается этих персонажей.

В книге в битве у Хельмовой Пади очень много насилия. Как это отражается на экране?
У нас битва с сертификатом PG-13, но битва не безобидная. Она только-только укладывается в рамки этого сертификата. Мы также сняли несколько «рублений голов и конечностей», которые мы вырезали из киноверсии. Вероятно я вставлю их в DVD, у которой будет сертификат «R».

Во время этого пятилетнего проэкта — вы себя не ощущали как Фродо на своей миссии?
Думаю, что ощущал. Однако разница между Фродо и мной — у Фродо была цель. Ему нужно было добраться до Роковой Горы, делая шаг за шагом — и давление было впереди. А я себя ощущал скорее как человек, за которым катится скорый поезд, и которому нужно срочно укладывать рельсы впереди него. У меня давление было сзади: «Боже мой, нужно доделать, не то поезд меня задавит!». Эту аналогию я выбрал, потому что такой процесс утомляет и физически, и эмоционально. Ощущение, будто ты пережил войну. За прошлые пять месяцев я работал так тяжело, как не работал со времен съемок фильма. И теперь я утомился. Но теперь можно немного передохнуть, когда на экраны выйдут «Две Крепости».