За кулисами трилогии «Властелин колец»




Фрэнсис Гилберт с Кристофером Ли

(Кристофер Ли)

Фрэнсис Гилберт расспрашивает Кристофера Ли о роли в телепостановке знаменитой книги Мервина Пика «Горменгаст» плюс Ли делится впечатлениями от личного знакомства с Профессором

Никто не показывается так, как Кристофер Ли. В «Тихом омуте» Тима Бартона он выделяется на фоне несчастного детектива в исполнении Джонни Деппа. В будущем фильме «Властелин колец», он появится с Яном Маккелленом и Лив Тайлер; а зрители ВВС2 смогут увидеть его в роли мистера Флэя, преданного слуги 76-го графа Горменгаста в долгожданной постановке эпической трилогии Мервина Пика.

Но в данный момент Ли сосредотачивает все свое внимание на мне. Полная сила его личности завораживает меня, когда он устремляет на меня свои знаменитые темные глаза и грозит обвиняющим перстом.

— Надеюсь, вы сделали свои исследование, — говорит он. — Слишком много журналистов никогда этого не делают. Я не играл Дракулу уже почти 30 лет, а они все еще спрашивают меня об этом, как будто это единственная роль, которую я вообще сыграл.

Сказав сие, он отряхивает брюки своего безупречного серого костюма и садится. Мы находимся в темной библиотеке его любимого отеля, рядом с площадью Слоан. Свет тускл и викторианский гарнитур бросает остроконечные тени на тома в кожаных переплетах. Что могло его привлечь в необычных персонажах и готической обстановке «Горменгаста»?

— Когда Эстелль Дэниел, продюсер, показала мне сценарий, я был поражен отличным языком Малкольма Маккея, — объясняет Ли. — Он выполнил потрясающую работу, обработав роман, привлекая слова Пика для большего эффекта, открывая мысли, стоящие за ними. Дети Пика, которые отказались от многих предложений снять роман, были довольны результатами.

— Я читал все три романа, сотавляющие трилогию о Горменгасте, много лет назад и полюбил их, — продолжает он. — Я также встречал самого Пика несколько раз в старой библиотеке Хэрродса в 1950-х годах. Он был восхитительным человеком: тихим, скромным, с самыми блестящими голубыми глазами. Он обладал прекрасными манерами и ни в малейшей степени не показывал ужасные депрессии, которые разъедали его. Я не знал его настолько хорошо, чтобы почувствовать ту темную сторону, но она явно повлияла на его творчество и на его рисунки — он был прекрасным рисовальщиком.

Это типично, что Ли знал Пика. Ли знал (и знает) всех. В конце концов, он был в шоубизнессе ужасно долгое время. Сын итальянской графини, он посещал колледж Веллингтон и служил в королевской авиации во время Второй Мировой Войны, прежде чем стать актером в 1947. Сыграв ряд аристократических злодеев, он прославился десять лет спустя в вы знаете какой роли. С тех пор он появился в более чем двухстах полнометражных фильмах, включаю бесчисленные ужасы Хаммера, «The Man With the Golden Gun» и «The Wicker Man».

Как знают фэны книг, эпическая трилогия Пика всегда считалась реально невозможной для съемки (также как и «Властелин колец»). Но, говорит Ли, Маккей сумел сжать обширный шедевр Пика в четыре часа телепоказа, не потеряв ни крупинки в описании характеров.

— Посмотрите на то, как он вызывает к жизни мой персонаж, — говорит Ли. — Мистер Флэй — правая рука графа, абсолютно верный древним ритуалом семьи. Когда Флэй появляется впервый он кажется очень несимпатичным: он односложно говорит и чуть было не убивает юного Стирпайка.

— Но потом Флэй удивляет нас. Его первоначальные инстинкты по поводу Стирпайка оказываются верными, и когда Флэя изгоняет из Горменгаста, вы жалеете его. Самый трогательный момент — это когда Флэй возвращается с младшим графом. Тогда мы понимаем, что Флэй на самом деле душа этого пришедшего в упадок, ритуалистичного владения.

Ли полон восхищения своим соратником по фильму Джонатаном Рис Майерсом, который играет Стирпайка.
— Его инстинкты в роли были абсолютно правильны, — говорит он. — Он любил импровизировать вещи, который не было в сценарии, но которые были очень подходящими.

В самом деле, Ли всецело наслаждался всем этим, несмотря на легкое прикосновение к смерти на съемочной площадке.

— Поединок на мечах между Свелтером, которого играл Ричард Гриффитс, и Флэйем был особенно труден, — вспоминает он. — Я на самом деле очень хороший фехтовальщик, но мне надо было притворяться очень плохим. Мне надо было пятиться назад и махать на Ричарда поверх головы Яна Ричарда, который бежал ко мне, воплощая сову.

К несчастью, тяжесть моего меча опрокинула меня и я грохнулся о стену. К счастью, я знал как смягчить падения, так что я был в порядке. Но, видимо, остальные подумали, что мне конец.

Конечно, невозможно не удивляться, не имеет ли Ли, в настоящем стиле фильмов ужасов, договор с дьяволом, чтобы сохранить свою юность. Он определенно не выглядит и не действует как 77-летний человек. В чем его секрет?

— Я думаю, это потому, что я до сих пор много работаю. Я всегда буду играть — я не знаю, чтобы я еще делал. Моя последняя работа в Америке расширила круг моих зрителей. Молодые знают меня, потому что я снялся в сериалах вроде «Новых приключений Робин Гуда» и фильмах как «Тихий омут». И конечно, старшие фэны преданы Дракуле. Бартон сказал мне, что «Тихий омут» был его данью ужасам Хаммера.

Известно, что Ли не особо жалует свои хаммеровские дни. Он считает, что люди склонны не замечать его более серьезные работы в пользу графа-вампира.

— Недавно я снялся в роли Мохаммеда Али Джинны, одного из основателей Пакистана, — говорит он. — В этой роли присутствовал физический риск: меня должна была защищать вооруженная охрана. Это определенно был самой большой вызов мне как актеру, который когда либо был у меня.

— Фильм получил много замечательных рецензий, но все еще не был реализован в большом прокате на Западе, — продолжает он. — Британия много лет выпускает паршивые фильмы. Огромные суммы денег распространяются лоттереей, но они все уходят не к тем людям. Я прямо разговаривал об этом с министром финансов, но ничего не произошло. Люди не слушают опытного человека вроде меня.

Следующий проект Ли после «Горменгаста» также отличается такими же фантасмагоричными пропорциями.

— Я еду в Новую Зеландию, чтобы сняться во «Властелине колец», — объясняет он. — Я злой волшебник Саруман. Для меня роман Толкина — это определенно труд столетия. Мне очень повезло, что я встретил толкина. Он был очаровательным человеком и всегда смеялся. Для меня он был величайшим писателем его времени. Я терял дар речи в его присутствии.

Это сложно представить. Ли безостановочно разговаривал в продолжении всей нашей встречи. Когда я ухожу, я могу слышать, как Ли вдается в лекцию о том, каким шокирующим образом были растрачены деньги налогоплательщиков на постройку Миллениум Доум.