За кулисами трилогии «Властелин колец»




Запись ??.09.2000

(«Серая Книга Гендальфа»)

В «Властелине колец» необъятное количество фантастических существ, и недавно я видел нескольких их них. Некоторых, например, армии орков и гоблинов, играют актеры и каскадеры, тогда как остальные, звезды вроде Бларога, создаются внутри компьютеров на студиях WETA, ставших домом реквизиту и искусственным органам, которые в той или иной степени должны носить большинство актеров. Гэндальф не встречает Голлума или Смеагола, поэтому что бы там не готовили Энди Серкис и Питер Джексон между cобой, я в этом не участвую.

Не все из толкинских созданий так необычны, как Голлум, Древень или пещерный тролль.Лошади милы его сердцу — даже кони Кольценосцев, хоть и могут злобно выглядеть, храпеть как дьяволы, с ногтями в копытах, но, как и все коняги, всего лишь подчиняются командам. Их заставили служить, и они гневаются. Я рад, что мне не пришлось работать с ними.

Больше в моем вкусе каштановый Растус, который играет пони Билла и которого можно обожать. Податливый, вечно лижущий Растус 11 лет отроду, ведомый Сэмвайзом (Шоном Остином), действительно нес багаж Братства и перенес неприятную снежную бурю из полистерона и рисовых хлопьев, когда сарумановы агенты атаковали нашу девятку в веллингтоновской студии по дороге в Морию. Его буря обеспокоила меньше, чем остальной актерский состав, даже несмотря на то, что у него не было повязки на глазах. Он не жаловался на пыль в глазах или полистероновые шарики во всех трещинах на теле. Между дублями, когда я требовал кипяченую воду и проверку грима, Растус сам спокойно принялся за слой соли, который добавлял блеску к снежной поверхности. Жаль, что он не попал в копи Мории. Его бы не устрашили ни все эти ступени и проходы, ни шумные гоблины. В самом деле, я бы доверил ему само кольцо.

Гэндальф, разумеется, не так сентиментален, как сей англичанин, хотя я и заставил его сказать что-то шепотом каштановом Клайду, который высадил его у Бэг Энда в сцене, открывающий первый фильм. Вера Гэндальфа в лошадей принадлежит иным типажам, нежели Билл или Клайд. Как он говорит Пиппину: «У Светозара не будет узды. Ты не ведешь Светозара: он желает нести тебя — или нет. Если он желает, этого достаточно. И тогда это его дело смотреть за тем, чтобы ты оставался на его спине, если только ты не спрыгнешь с него.» Он говорит о чуде, и Питер Джексон выбрал белого 16-летнего андалузского жеребца по имени Домеро, который, возвышаясь на 16 ладоней более чем подходит на эту роль, по крайней мере если cудить по внешнему облику. Его грива густа и не нуждается в фальшивых волосах, которые кто-то из остальных лошадей, включая Билла, будут носить в фильме.

Моя трудность заключается в том, как ехать на нем верхом, потому что Светозар не признает уздечки, поводьев и даже седла. Это могло бы быть безопасно с лошадниками рядом и наготове, но слишком часто я везу хоббита впереди, а держаться за трех футового с шесть дюймами хоббиту не является безопасным. Я очень счастлив, когда Бэзил Клэпэм (мой дублер по верховой езде) пускается в галлоп вместо меня. На самом деле, первый настоящий снимок Гэндальфа, который распространился по Интернете (хотя и не с этого сайта) был не со мной, но с Бэзилом, направляющим Светозара к Хельмовой Пади — на самом деле, тоже не Светозара, но его быстрого двойника, двенадцатилетнего мерина по имени Бланко. Когда я сажусь верхом на Домеро, от него в основном требуется оставаться на одном месте. Даже тогда движение его ляжки, когда он переносит тяжесть с одной ноги на другую кажется небольшим землетрясением наверху, и мы с Фоном (дублером Пиппина) медленно и безопасно соскальзываем в мягкие объятья лавового поля, окружающего вулкан Руапеху.

Потом мы проехали через искусственное озеро, чтобы бросить вызов Саруману в Ортханке — Саруман (в лице Кристофера Ли) снимался в Звездных войнах: Эпизоде II на другом берегу Тасманского моря в городе Олимпиады. Так что мы кричали желтому теннисному мячику, представляющему сумасшедшего майа…