За кулисами трилогии «Властелин колец»




Запись 25.01.2000

(«Серая Книга Гендальфа»)

Насколько же в Новой Зеландии все похоже на то, что раньше называлось «метрополией». Так далеко от Англии, но язык тот же, и можно купить Мармиты и шоколадки Кадбери. На банкнотах — портрет Королевы (хотя сами банкноты сделаны из несминаемого, моющегося, прозрачного пластика), и в журнале «Women’s Weekly» вовсю обсуждается скандал с принцем Эдвардом, причем в стиле, чересчур залихватском даже для британской желтой прессы. Все вокруг в чем-то знакомо, только местная дружелюбность отличается от обычной британской сдержанности. Я чувствую себя вполне как дома.

Я остановился на несколько дней в Кембридже, что в центре Северного Острова — недалеко от гейзеров и серных источников. Отсюда удобно добираться до полуострова Коромандель, где я в прошлые выходные бродил в волнах южного Тихого Океана. Но прекрасные виды не смогут отвлечь меня от главного, зачем я сюда приехал: снять приезд Гэндальфа в Хоббитон в самом начале фильма Питера Джексона «Властелин Колец».

Мы находимся на съемочной площадке в часе лета от Веллингтона и студии «Three Foot Six». Хоббитскя деревня была построена год назад, и теперь выглядит натурально и обжито. Посаженные цветы расцвели: настурции, подсолнухи, ромашки, а на общественных грядках созрели ряды овощей и фруктов. Хоббитон вполне похож на себя, благоустроенный и уютный. Он спрятался посреди сельскохозяйственных угодий, зеленых холмов и долин. Одинокие тополя на горизонте выглядят так, как будто их туда поставили художники-оформители, но мне сказали, что они натуральные. Вы никогда не можете быть уверенными. Дымок из хоббитских норок производят специальные машины, сжигающие бензин. За парадной дверью Бэг-Энда, куда Гэндальф постучался на прошлой неделе, видно не больше, чем нужно для съемок. Основной внутренний интерьер ожидает нас на следующей неделе в студийных павильонах «Three Foot Six» в Веллингтоне. Овощи и фрукты, продающиеся в Зеленом Драконе, вполне настоящие, а колесо водяной мельницы на реке управляется электричеством.

Между дублями я наблюдал за козлом, таскающим с лотка настоящую капусту и жующим ее под палящим солнцем. Я в это время прятался под навесом «Видеогородка», где Питер Джексон с Викторией Салливан просматривают каждый кадр, проверяя точность текста, верность сценарию и состыковку сцен.

В мои первые дни на съемках я делаю сцену моего въезда в Хоббитон на телеге, нагруженной фейерверками для «Долгожданного Угощения» Бильбо. Название первой главы упоминается в разговоре Гэндальфа с Фродо, который подсаживается к нему в телегу. Хотя управлять гигантской бурой клайсдельской лошадью и перешучиваться с Элайджей Вудом — приятное занятие, но на камеру меня пока практически не снимают.

Дэвид Брюнетт (молодой специалист по компьютерному дизайну) забирает меня до рассвета и подвозит к съемочной площадке, что занимает 30 мин. Когда солнце встает, Рик Финдлэйтер (он с австралийского Золотого Берега) обычно наполовину заканчивает с моим гримом, который в общем занимает 3 часа. Грим был разработан Питером Оуэном, и доведен до совершенства после трех кино-тестов.

Питер Джексон старается максимально следовать Толкиену. Так что мы стараемся представить Гэндальфа по нескольким скупым фразам из книги. Мы также пришли к убеждению, что иллюстрация с Гэндальфом на обложке «Властелина Колец» в издании Харпер-Коллинса настолько вошла в массовое сознание, что ее нельзя игнорировать. Это иллюстрация Джона Хоува, и он уже 18 месяцев работает над художественными концепциями фильма, вместе с одаренным немыслимым воображением Аланом Ли.

В первой кинопробе борода была слишком длинной и мешала движениям, а Гэндальф постоянно в движении, он постоянно шагает или скачет верхом. Мне бы не хотелось, чтоб моя борода жила отдельно от меня в ветренную погоду. Отражение в зеркале напоминало мне всяческих диковатых и странных типов вроде Шейлока, Бен Ганна, Фагина, и даже Распутина.

Для второй кинопробы Питер Оуэн безжалостно обрезал бороду, ни она, ни бакенбарды, закрывающие щеки, не внушали ему доверия. Под обстриженной бородой стала проглядывать твердость старого мага. Я улыбнулся и попробовал изобразить веселого Гэндальфа, друга хоббитов, ценящего их любовь к жизни и дружелюбие.

Питер Джексон предложил сделать усы подлиннее. Я стал похож на дублера битловского Махариши. Тогда проредили и подрезали кустистые брови, которые были сделаны по буквальному толкиеновскому описанию. Старый гуру все еще был виден, но трудно было определить, кто это. В конце концов, Нджила Диксон одела на меня остроконечную серо-голубую шляпу. Я вдруг вспомнил про серебристый шарф из книги, про него то ли забыли, то решили его не использовать. И до тех пор, пока я совсем не стал похожим на Гэндальфа, я тоже не вспоминал про этот шарф. Тут есть над чем задуматься: зачем вообще шарф человеку в широченной, как зонтик, шляпе и теплом плаще? Действие книги начинается осенью, снимаем мы летом. Я подумал, что погода тут может и не играть роли, и шарф ему нужен был для того же, что и шляпа — для маскировки. У Гэндальфа, который навещает своих старых друзей Бильбо и Фродо, много всякого барахла с собой: посох, трубка, леденцы, лошадь, так может, и шарф пригодился бы для какой-нибудь магии?

Только после того, как то, что я видел в зеркале, понравилось Фран, Филиппе (соавторам сценария), Алану Ли, Питеру Оуэну и мне самому, Питер Джексон дал свое добро. Джексон как режиссер любит принимать коллективные решения. На смотря на количество актеров и членов съемочной группы, к их мнению всегда прислушиваются.

То, как New Line управляем всем этим эксцентричным мероприятием, производит впечатление. Я не настолько долго здесь пробыл, чтобы судить о том, считают ли Питера Джексона национальным героем, но он должен им стать за свою работу, наряду с Сэром Эдмундом Хиллари. Он не просто занимается творческими изысками, он приносит свое стране прибыль, занятость и международную славу. Он говорит про свой Эверест, что это самый сложный кинопроект за всю историю, технически и административно. Он не дурак, он понимает, что в одиночку ему не справиться с проектом такого масшатба, мы все в его команде.

Они снимали без меня три месяца, и когда я к ним присоединился в середине января, я чувствовал себя, как новичок в классе. Работа началась с показа первоначального монтажа сцен, особо не требующих спецэффектов. Видеопленку с монтажом показали на экране кинозала в мастерских WETA, там обычно просматривают отснятое за день. Звук был очень приблизительный, музыка была из других фильмов. Зрители начали с громких возгласов одобрения, как при просмотре домашнего видеофильма, но постепенно история взяла свое, все замолкли и тихо смотрели, как умирал Боромир и как плакали хоббиты, потеряв Гэндальфа в битве с Балрогом. Питер обеспечил вино и пиво, но я не пью алкогольных напитков, и взял себе только воздушную кукурузу и сахарную вату. потом была вечеринка в доме продюсера Барри Осборна и его партнерши-мэнеджера Кэрол Ким. Поздно вечером Билли Бойд (Пиппин) уговорил меня спуститься по 7-метровому пожарному шесту со второго этажа на первый, и я не был пьян, учтите.