За кулисами трилогии «Властелин колец»




Запись 23.01.2001

(«Серая Книга Гендальфа»)

Эдорас — это горная крепость, которая охраняет Золотой Чертог, где царствует Теоден. Эдорасу уделяется много времени во втором фильме трилогии, поэтому было решено построить Эдорас посреди настоящих гор, подальше от синих экранов, миниатюр и сложной операторской работы. Настоящая крепость среди настоящей дикости Рохана.

Команда Питера Джексона нашла идеальное место в широкой, покрытой гравием долине, которая ведет к низу от горной гряды к западу от Кентерберийской равнины, прямо в центре Южного острова Новой Зеландии. По существу, вы достигаете лыжного курорта Метвена и спрашиваете об озере Клируотер. 40 минут спустя, когда дорога превращается в грунтовую, спросите снова — все местные знают Эревон. Он известен благодаря Сэмюэлю Батлеру, бисексуальному английскому писателю викторианской эпохи, который приехал сюда, чтобы удвоить свой капитал путем разведения овец на станции, которую он назвал Месопотамия (по-гречески «междуречье»). Нынешняя ферма называет Эревон, по названию и месту действия сатирического романа Батлера об утопии (по-гречески Эревон означает «нигде»).

Эта литературная заводь является великолепным местом для геологов, туристов и режиссеров.Река лениво течет, вымыв ледник из долины эоны лет назад. Больше доминируют скалистые горы, которые окружают равнину на 360 градусов: Питеру Джексону нужен был снег на вершинах горы, и ранняя весна не разочаровала его. Он хотел, чтобы его камера, каким образом ее не поверни во время съемок Эдораса, показывала бы на заднем плане скалы и лед. На большом участке обнаженной породы, вероятно, пропущенном ледником, три недели находились лишь только что построенная группа отдельных строений и благородных жилищ, окруженных деревянным частоколом, чьи главные ворота выходили на королевское кладбище. Когда я впервые увидел это, я ахнул от изумления, что Эдорас возродился и на его воссоздание ушло всего пять месяцев. Это было очень быстро, учитывая то, что сначала надо было провести дорогу к долине по кочкам и возвести мост над рекой. В фильме вы увидите Эдорас только с востока: с запада вы бы увидели служебную дорогу и автостоянку с генераторами, укрытиями и транспортными средствами, которые подвезли нас всех к временному поселению — в какой-то день там было 200 актеров, членов съемочной группы, массовки и животных. Некоторые из нас питались в Золотом Чертоге, чей интерьер был снят в декабре на студиях в Веллингтоне. Камеру в Эдорасе занимали только внешний вид, фасады, а не то, что находилось за дверьми. Артистическое фойе находилось возле Золотого Чертога, и Питер Джексон и его команда смотрели видеозаписи происходящего в том, что выглядело как конюшни, но на самом деле не было.

Поместье Батлера

Играть в таких условиях — это то, что все мы, участники съемок и зрители, любим больше всего в кино: чувство, что ты на самом деле находишься там. Бернард Хилл в роли Теодена, возможно, еще не совсем ясно представлял себе, как будет выглядеть Золотой Чертог, где его приведет в чувство суровый Гэндальф. Но когда Теоден выпроводил Гриму, что описано Толкином с такими подробностями, когда позднее, Теоден молился на могиле своего сына и сильный ветер дул ему в лицо — вся эта подлинность передаст так много информации о Теодене (и об остальных из нас: Арагорне, Леголасе, Гимли, Мерри и Пиппине). Тогда не очень требовалось играть, по крайней мере для долгих кадров. Когда камера подъехала близко (и Бернард переживал сложные эмоции), я уверен, что ему было легче это показать, дыша тем сильным ветром, чувствую вековые скалы под ногами. Конечно, он играл со своей обычной естественностью, с сильными чувствами. Но ни он, ни я не могли не не покрутить немного наши одежды, когда они касались травы или резных ступеней! После всех этих долгих кадров, в милях от населенных мест, безумная утопия этого места, это Теоден, которого вы увидит в 2002. Я знаю это, потому что видела его там.

Я не знаю насчет тех, кто собирал Эдорас, наверное, они были сыты им по горло. Они работали всю зиму с долгой поездкой обратно к домам, где они остановились, знаменитым новозеландским домам для гостей, где вы вас всегда подстерегает опасность, что с вами будут обращаться как с членом семьи. Кто-то из нас поселился в Метвене в деревне Бринли Резорт, которая была немного похоже на последнее прибежище отчаявшегося гостиничного менеджера. Там было два ряда апартаментом, кона которых выходили вовнутрь, вместо великолепных гор в 30 милях от них. Их крыши был круты против снега, но в целом архитектура была бедна стилем, подобные дома можно видеть в «Шоу Трумана». Там все же был ресторан с огнем в камине и мясным меню. И управляющий с большой радостью обнаружил несколько пуховых подушек и включил отопление к моем приходу, как будто я был гостиничным посетителем, а не просто кратким гостем в квартирах самообслуживания.

Мэтт Каттфилд позади трэйлера Гэндальфа

Моими ближайшими соседями были Мэтт Катфилд (мой вечно веселый, всегда готовый водитель) и Виктория Салливан (следящая за ходом сценария), которая поменяла сыр и какой-то напиток на мой домашний суп. У нее было полно домашней работы. Она поддерживает связь между съемочной группой и редактором сценария, передавая всю возможную информацию вместе с банками с пленкой, к которой она относится. Виктория говорит, что компьютер изменил ее работу, что должно означать, что еще не так давно, когда контролеры сценариев, всегда женщины, были известны как «continuity girls», не было времени ни на сон, ни на развлечения. Я всегда считал, что у этих девушек хватает времени на все. На самом деле, в отсутствии лэптопа, они работали всю ночь, ни спали, ни играли.

Подобная преданность, которую Виктория все еще воплощает, не так редка в киноиндустрии. Но то, что она может поддерживать свою сосредоточенность и оставить все другие интересы на целый год сейчас, просто чудо. Однажды она взяла выходной в одно солнечное воскресенье, и мы с ней сели на заднее сиденье машины Вигго Мортенсена — даже не спрашивайте марку машины — и смеялись над историями водителя и его гримера Хосе, сидящего рядом с ним. Это был славный день, поездка к Пути Артура, путешествие которое я совершил раньше в этом году. 150 лет назад Сэмюэл Батлер также достиг тогда неизученную местность с запада и поинтересовался, не стоит ли ему найти компаньона, если он хочет тут жить. Так что он уехал и потерял шанс, что самый зрелищный новозеландский маршрут будет назван Путем Батлера.

Есть менее зрелищные места, названные в честь него, и есть еще Эревон. Его очень стоит найти. Наш Эдорас уже разобран. Но вы вообразите себе свой собственный.