За кулисами трилогии «Властелин колец»




Шон Эстин о жизни с Фродо, Бьерк и хоббитских ногах

(Джон Форд для "E! Online")

Джон Форд,

Шону Эстину в последнее время приходится много и резво бегать: вниз по склону в оркских доспехах, через скалистые горы в искусственных хоббитских ногах, в обеденную палатку и обратно — чтобы прибавить в весе для своей роли Сэма Гэмджи.
Персонаж, которого должен сыграть Эстин — скромный, толстенький Сэм, инь к яни Фродо — за время повествования превращается из наивного садовника в умудренного опытом героя-воина.

Его герой сильно вырастает, даже по хоббитским меркам. Но Эстину все по плечу. Он, в конце концов, уже давно в этом бизнесе. Он вырос в Голливуде, его родителями были Патти Дьюк (The Miracle Worker, The Patty Duke Show) и Джон Эстин (Гомец из «Семейства Аддамс») В 80-х, будучи детским актером, он пережил времена славы — особенно в Goonies Стивена Спилберга. Он играл и будучи взрослым — в таких сильных фильмах, как Руди и Булворт, и добавил к этому режиссерскую работу, будучи номинирован на Оскара за свой короткометражный фильм «Двор Кенгуру».

Сейчас, в 29 лет, счастливо женатого и отца маленькой дочери, Эстина может ожидать крутой персональный взлет, в том случае, если «Властелин Колец» оправдает ожидания. Мы поймали его на съемочной площадке как раз перед его отлетом в Лос-Анджелес, куда он отправлялся в месячный отпуск вместе с семьей.

Вы уже отсняли больше половины. Что вы уже сделали, и что осталось?
Да уж, где я только не был! В январе мы были еще в Шире, мы были в Роковой Расселине на Роковой Горе, на перевале Карадраса, в Лориэне, в Мертвецких болотах.. мне кажется, что мы уже сняли все, что только можно (смеется). Остались еще сцены с Шелоб, и сцены в помещении в Хоббитоне.

Что привлекло вас к этому проекту?
Мой отец снимался у Джексона в фильме Frighteners (Страшилы), и после семи месяцев работы вернулся из Новой Зеландии в полном восторге от Питера (Джексона), Фран (Уолш) и их творчества, и от самой жизни в Новой Зеландии. У меня это запечатлелось в памяти, как идеальный опыт работы актера.

Как вы стали его участником?
Я ехал по шоссе в Лос-Анджелесе, когда мой агент позвонил на мой сотовый телефон и сказал: «Питер Джексон снимает Властелина Колец в Новой Зеландии».

Ну, совсем по-голливудски.
Ага! И я никогда не читал эту книгу, несмотря на свои два диплома Калифорнийского университета в Лос Анджелесе — по истории и по английскому. Так что я буквально развернулся на шоссе, стараясь только никого не убить, помчался в ближайший книжный и купил трилогию. После актерской пробы я послал Питеру письмо, где написал, что мне очень хочется участвовать в этом величайшем в жизни приключении.

Что вас привлекло в Сэме?
Сэм — это воплощение добра и верности. Он не очень много говорит — это не Гэндальф, не Фродо и не Саруман — ему нелегко дается выразить важные вещи словами. Но на него всегда можно положиться, и он всегда верен Фродо — в современном обществе такое встречается нечасто.

Некоторые критики не одобряли эти аспекты творчества Толкиена — что он поэтизировал простых, неотесанных тружеников.
Конечно в книге все это в нем показано, но в нем есть чему восхититься. Сэм — не слуга и не раб, и тем не менее он готов умереть за Фродо, и в тоже время готов заботиться обо всех бытовых мелочах — готовить для него, держать все в порядке и пр. Фродо думает о главном в их Походе, а Сэм убирает за ним и думает обо всех практических деталях.

Как по-вашему, почему Сэму удается устоять перед Кольцом?
У каждого, кто прочел «ВК», есть свое мнение на этот счет. На мой взгляд, это из-за его простоты и незамысловатости. Очень легко упустить простоту из виду — ее часто путают с глупостью. Сэм отличается исключительной преданностью и верностью. Он понимает, что именно угрожает Фродо, и он понимает, насколько опасен их Поход, и очень боится, но он остается непоколебимо верен Фродо. Я не думаю, что он неуязвим, потому что злая власть Кольца действует на всех, но в нем есть внутренняя сила, и он скорее умрет, чем поддастся злу. Именно это я в нем люблю.

Каково это — следить за развитием Сэма как личности на протяжении фильма? Он начинает как напуганный садовник и заканчивает как мэр Хоббитона.
И Фродо, и Сэму приходится доходить до таких эмоциональных и физических пределов, которые они и представить не могли. При этом раскрывается их истинная сущность. Фродо — это жертвенный агнец, он приносит в жертву свою душу и свою невинность, чтобы спасти идеальный мир Шира. К концу фильма Сэм умудрен опытом, и этих многих мудростей и многих печалей ему, патриарху Хоббитона, хватит до конца дней.

Он, похоже, помешан на эльфах.
О да! Фродо очень интересует окружающий мир, а Сэм к этому довольно равнодушен. Единственное, что его отчаянно интересует — это эльфы. Он слышал рассказы Гэндальфа об эльфах, но никогда их не видел. И мысль о том, чтобы уйти из Шира и увидеться с эльфами, его ужасно привлекает. Но он в то же время ужасно всего боится — своей собственной тени, того, что маг превратит его в…

Буржуя?
Ага. Фродо способен помочь Сэму влезть в приключение, но Сэм остается, потому что он не может покинуть Фродо. Чтобы исполнить свою миссию, они необходимы друг другу.

Толкиен, похоже, восхищался этим маленьким типом. И именно хоббиты — маленькие люди — доходят до конца.
Питер мне все время напоминал, что Толкиен выступал против индустриальной революции и против всех этих фабричных труб и машин, которые загрязняли и уродовали окружающий мир. Мне кажется, Толкиен мечтал о пасторальном мире, в котором живут «простые люди». Однако если б Сэм был один, он бы погиб. Чтобы победить зло, вам нужен полный набор из эльфов, магов, гномов, и людей.

Как вам работается с Джексоном?
Я очень многому учусь. В нем одновременно сочетаются чрезвычайная собранность и абсолютная непринужденность. Не в том смысле, что он валяется в шезлонге с пина-коладой. Он во всем принимает участие. Он буквально хватает камеру, вскидывает ее на плечо, бухается в грязь или запрыгивает на помост. Он обычно такой же перепачканный, как и все на площадке.

Похоже, что он приветствует сотрудничество.
Питер всегда готов оказать доверие, и он ожидает от людей, которых он взял на работу, что они будут приходить к нему со своими взглядами и идеями. Он поощрял нас работать со своими лилипутами-дублерами, чтобы их осанка, жесты, движения были такие же, как у нас. Это не просто актерская игра — ты чувствуешь себя частью этой огромной машины. Он знает, что добьется, чего он хочет, и что остальные люди будут работать с ним, чтобы воплотить это в жизнь.

А каковы физические нагрузки на вашей работе?
Ну, я должен очень много есть. Мне было сказано набрать вес для этой роли, потому что хоббиты очень…

Толстенькие?
Я бы все-таки сказал «плотненькие»! Питер постоянно напоминает, чтоб я побольше ел. «Пожалуйста, еще пирога для мистера Эстина!» «Еще десерта для Шона!» Таскать весь этот вес — большая нагрузка для тела. Я жду не дождусь, когда вернусь в Лос-Анджелес и займусь аэробикой по методике Джейн Фонды!

А как насчет хоббитских ног?
Нам приходится много бегать и ходить, и ноги ведут себя замечательно! Они прекрасно подходят, они удобные и не изнашиваются. Но в то же время, они громоздкие. Очень трудно бежать вверх или вниз по неровному склону, или по каменистым отрогам тех гор, на вершины которых нас доставлял вертолет. Надо было следить, чтоб не подвернуть лодыжку или не потянуть пах.

Как вы справляетесь со съемками трех фильмов одновременно? Как вы приспосабливаетесь к разным этапам сюжета?
Вам о многом говорит сегодняшний костюм. Если одеваешь симпатичный, чистый плащ, думаешь — ага, сегодня мы в эльфийском раю, а если в гардеробе висят грязные лохмотья, значит пора идти голодать и надрываться в Мордор. Питер держит детали всех сцен в голове, так что надо сфокусироваться на сцене и отобразить все тонкости и нюансы персонажа на данный момент.

Занимаетесь ли вы чем-то, не связанным с Толкиеном, и важно ли это для вас?
Да, обязательно. Я читаю где-то по книжке каждые три дня, а на прошлой неделе Элайджа (Вуд) вытащил меня в магазин за CD-дисками. Я, конечно, не особо хипповый, и женатик, но он меня приобщил к Бьорк, Трэвис и Уин

Вы уже столько времени прожили вдали от дома.
Мои жена и дочка со мной, так что мне повезло. Мы очень много времени проводим вместе, много путешествуем по округе. Моя дочка ходит здесь в школу, что тоже очень хорошо. Новая Зеландия — это одно из последних незагрязненных мест на Земле, которое также конкурентоспособно на мировом рынке, конечно, насколько 4 млн человек и 68 млн овец могут конкурировать экономически. Но мне приятно, что у моей дочки появилось новозеландское произношение.

Перевод: Миссис Аксман