За кулисами трилогии «Властелин колец»




Арвен — эльфийская принцесса

(Майкл Мартинез)

К своему удивлению, я обнаруживаю людей, которые все еще пребывают в шоке от откровений из Новой Зеландии, касающихся единственной дочери Элронда. Лив Тайлер была сфотографирована с остроконечными ушами (как будто кто-то ожидал, что толкиновские эльфы появятся на съемках). Лив Тайлер была сфотографирована, когда везла куклу хоббита верхом на лошади (окей, спасение Фродо от назгулов немного натянуто). Лив Тайлер видели на съемочной площадке Хельмовой Пади (хм… никаких слухов о ней и Вигго еще не появилось).

Давайте остановимся и поговорим об Арвен немного. На первый взгляд кажется, что сказать о ней особо и нечего, но потом приходится удивиться, почему она от всего отказалась ради Арагорна. Она ведь была самой горячей эльфийской крошкой в Средиземье, а она взяла и втрескалась в какого-то неудачника Следопыта. Арагорн может и обладал правом быть королем Арнора и Гондора, но на самом деле он не была ничьим королем. Он был вождем дунэдайн Эриадора. У любой хоббитской девушки, которая вышла бы замуж за кого-нибудь из клана Туков или Брэндибэков, было бы в результате больш денег, земли и родственников, чем у Арвен, если бы она пошла против воли своего отца.

Когда Элронд выявил любовь Арагорна к своей дочери, он вызвал молодого человека к себе и сказал: «Ты не будешь помолвлен ни с одной человеческой дочерью. Но что касается Арвен Прекрасной, госпожи Имладриса и Лориена, Вечерней Звезды своего народа, ее род выше, чем твой, и она живет в этом мире уже так долго, что ты всего лишь малый росток рядом с молодой многолетней березой. Она — слишком высоко над тобой. Думаю, так она, возможно, и считает».

Элронд, конечно, пытался легко обескуражить Арагона, но этот план мог обернуться против него самого. Или, возможно, сомнения Элронда были неуместны. Арагорн вырос в доме Элронда. Он знал о происхождении Элронда. Арвен не стала бы первой эльфийской женщиной, которая влюбилась в смертного мужчину, если бы ее сердце обратилось к нему. Конечно, многие сразу думают о Лучиэнь и Берене, и об Идриль и Туоре. Но были и другие эльфийские женщины, любившие смертных мужчин: Неллас, загадочная эльфийская дева из Дориата, которая присматривала за Турином, когда он рос в Дориате; и Финдуилас, эльфийская принцесса, которая влюбилась в Турина, когда он поселился в Нарготронде. Нимлот вышла замуж за Диора, смертного сына Берена и Лучиэнь. Можно только гадать, как развивались эльфийско-человеческие отношения в сильно позабытую Вторую Эпоху. Чахнули ли молодые нуменорцы по миловидным эльфийским женщинам из Тол Эрессэа?

Взаимоотношения эльфов были глубже и преданнее, чем у людей. Даже среди дунаданов не было чрезвычайной редкостью для мужчины иметь больше чем одну супругу (Турин I, Шестой Правящий Наместник Гондора, был женат дважды). Как бы редко это не было, людям было гораздо более свойственно жениться дважды, нежели эльфам. На самом деле, среди элдаров только Финве женился во второй раз. Это не означает, что дунаданцы не могли любить друг друга так сильно и глубоко, как эльфы. Но очевидно, что эльфийский обычай был глубоко основан на союзе душ настолько же, насколько и на союзе тел.

Должно быть необычно поэтому, чтобы эльф желал любви смертного. Возможно, даже неестественно, в том смысле, что эльфийские души были предраположены искать партнеров, которые провели бы все время с ними, а не души, которые бы только промелькнули, оставив позади немного воспоминаний. Великая трагедия отношений Туора и Идриль в том, что их конечная судьба до конца не ясна. Они отплыли на Запад, и люди говорили, что Туор должен был присоединиться к нолдорам, но я думаю, что он не мог этого сделать. Выбор судьбы мог быть предоставлен только полуэльфам, Эарендилу и его жене Эльвинг. Туор и Идриль, должно быть, горько расстались в конце, либо были погружены на какой-нибудь зачарованный остров, где бы ожидали конца Времен, согласно милости Илуватара.

Судьбы Нимлот и Диора ясны более, однако. Манве провозгласил, что все дети, рожденные от союзов эльфов и людей были от природы смертные, хотя и долгоживущие. Эта смертность означала, что их души в конце концов последуют дорогой, предназначенной людям. Диор поэтому не мог надеяться на воссоединение с Нимлот после своей смерти. Покинет ли она в свое время палаты Мандоса, излеченная и готовая приобрести новую любовь с каким-нибудь эльфийском лордом, или она будет жить в памяти о своем горе эпоху за эпохой? Может быть, она, как Финве и Мириэль, не пожелает присоединиться к эльфийскому роду из-за своей особенной потери.

Разбитые сердца имелись не только среди дам. Аэгнор, брат Финрода, влюбился в Андрет. Она была женщиной из рода Беора, родственница Берена, хотя и не очень близкая. Когда она была молодой, то похитила сердце эльфийского принца, но он не женился на ней. Вместо этого, он уехал на долгую войну между нолодорами и Морготом, и как будто забыл ее. Но на самом деле он предвидел свою скорую гибель, поскольку эльфы обладают такими возможностями, и по этой причине он не пожелал причинить Андрет еще большее горе. Трагедия их любви в том, что он не понимал, насколько больше она бы предпочла быть его женой, пускай всего на несколько лет, нежели одинокой женщиной, не понимающей, что случилось не так. В результате они были разлучены навечно из-за своих судеб, и у них не было даже общих воспоминаний хотя бы об одной ночи, которую бы они провели как муж и жена.

Арвен должна была знать все эти истории. Она не проста выросла в доме Элронда, она жила там тысячи лет. Хотя у нее должны были особые заданя среди яваннилди (Девы Йаванны. которые растили и собирали специальное пшено, из которого делают лембас), Арвен, похоже, была в таком положении, что могла получить самое лучшее из эльфийских образований. Элронд был не просто главным хранителем знания среди эльфов Третьей Эпохи, он был центральной фигурой элдарской науки в Средиземье. Многие великие и мудрые эльфы посещали или поселялись возле Имладриса. У Арвен был доступ к величайшим эльфийским умам ее эпохи: Элронду, Галадриэль, Кирдану, Келеборну (да, Келеборну), Глорфинделю и другим. Она слышала рассказы из первых рук об эльфийской магии, военном деле и науке.

И дама много путешествовала. Она, должно быть, пересекла Мглистые горы дюжины раз, чтобы посетить своих бабушку с дедушкой, когда Келеборн и Галадриэль поселились в Лориэне. Может быть, она также посетила Линдон? Со своим происхождением и возможным образованием, Арвен могла высоко цениться в советах элдарах. Возможно, она считалась одной из Мудрых? Означает ли это, что она могла быть членом самого Белого Совета? Почему бы и нет? Она была политически здравой эльфийской принцессой. Сделала же она то знамя для Арагорна.

И знамя Арагорна — это не просто инкрустированный жемчугом флаг, развевающийся на ветру. Подумайте об этом. Арагорн развернул знамя у Эрека, но на нем не было видно никакой эмблемы. Оно казалось просто черным его живым товарищам. Но, видимо, оно помогло убедить Мертвых в том, что он на самом деле был тем, кем он был. Какое бы имело значение знамя, сотканное эльфийской пирнцессой, для армии призраков?

Эльфы были чародеями. Они создавали вещи по-старинному: через волшебство, как считали смертные. Родословная Арвен в плане волшебства была не менее впечатляюща, чем ее благородное происхождение. Она была правнучкой Лучиэнь Тинувиэль, принцессы полу-майи, которая считалась величайшей из всех эльфийских чародеек. ВСЕХ из них. Лучиэнь и только одна Лучиэнь могла усыпить Моргота глубоко внутри его собственной крепости Ангбанд. Ни один эльфийский король или принц никогда не был внутри Ангбанда иначе, чем в качестве пленника. Только мама Лучиэнь, Мелиан, выполнила больший подвиг, окружив Дориат «поясом» волшебства, который защищал королевство от Моргота и его слуг.

Арвен также происходила от Галадриэль, чья дочь Келебриан вышла замуж за Элронда. О волшебстве Галадриэль ни в коем случае нельзя забывать. Когда Лучиэнь помнили за то, что она обрушила стены крепости Саурона на Тол Сирионе, Галадирэль обнажила подземелья Дол Гулдура, древней крепости саурона в южном Лихолесье. Лучиэнь соткала плащ из своих собственных заколдованных волос, который делал ее невидимой, чтобы она могла сбежать от своих стражей. Галадриэль не ткала никаких плащей-невидимок, но он использовала серебряный сосуд, чтобы шпионить за Сауронам и следить за тем, как развиваются события за пределами Лориэна, и она поймала свет от звезды Эарендила в фиале воды для Фродо.

Арвен также провела много лет среди эльфов Лориэна. Следует ли сомневаться, что она вкладывала свои мысли во все, что создавала, как в случае с эльфийскими плащами, которые были даны хранителям? Эти эльфийские плащи без сомнения принадлежали тому же виду волшебной одежды, которую носили серые эльфы Митрима, которых нолдоры встретили первыми во время своего возвращения в Средиземье. Так что Арвен, вероятно, вложила много мыслей в то знамя для Арагорна, и возможно, это имело отношения к его цветам.

Арвен действительно следила за Арагорном издалека, согласно Толкину, и она могла видеть глубоко в сердцах других. Обе способности она, похоже, унаследовала от Галадриэль, которая училась у Мелиан (и, без сомнения, у Лучиэнь). Когда Фродо готовился покинуть Гондор, благодаря Арвен он поехал на том же кораблей, что и Бильбо, когда ее отец в конце концов решил покинуть Средиземье. В одном из своих писем (246-м), Толкин писал, что «это была Арвен, кто первая подумала о том, чтобы послать Фродо на Запад, и обратилась с просьбой об этом к Гэндальфу (напрямую или через Галадриэль, или и так, и так)».

Представьте события в Гондоре после королевской свадьбы. Здесь Элронд, Галадриэль, Келеборн и многие другие великие эльфы приходят отпраздновать брак Арагорна и Арвен. Арагорн занят тем, что приводит в порядок свое королевство, заключая союзы с иностранными нациями, и так далее. Что делает Арвен все это время, сидит возле Белого дерева и поет о его счастье и процветании? Нет. Она встречается с Галадриэлью и Гэндальфовм, прося о специальном даре для Хранителя. О чем еще она просила? Возможно, она убеждала Трандуила позволить Леголасу привести часть их народа, чтобы жить на юге Гондора? Арвен стала Королевой Людей и Эльфов, не просто королевой Гондора.

Конечно, она не довольствовалась ролью волшебницы и двигателем событий, Арвен также занималась целительством, и, кажется, разводила лошадей. Она дала Арагорну его лошадь, Рохерин, и дала Фродо маленький белый камень на серебряной цепочке, который помогал ему успокоиться, когда у него были приступы болезненных воспоминаний о своих прошлых ранах и потере (Кольца).

«Но она не размахивает мечом в книге!», — говорят люди. Нет, Толкин никогда не вкладывал меча в руку Арвен. Это самый, похоже, тяжелый удар по легендам Средиземья. Та Арвен, дочь Элронда, которая предпринимала опасные путешествие через Мглистые горы, и которая занималась тайными науками, чтобы помочь своему любимому добиться трона Гондора, а потому помогала ему править Гондором и Арнором более 100 лет, должна в будущих фильмах быть замечена с мечом в руке, сражающейся с назгулами на дороге из Шира в Имлпдарис. И к чему только катится мир?

Арвен не должна считаться хрупким и беспомощным цветком, охраняемым в секретных заповедниках. Элронд был озабочен ее безопасностью, это правда, и она не путешествовала одна, но как и ее мать до нее, сопровождалась эльфийскими воинами и, возможно, Следопытами. Ее часто сравнивали с ее праматерью Лучиэнь, не просто потому что она выглядела, как Лучиэнь, но потому что она была мудрой и прекрасно обученной эльфийским знаниям. Роль Арвен в книге может казаться маленькой, но она важна для конечного результата истории. Она — средство спасения Фродо и Бильбо. Ее жертва по сути остается не вознагражденной, поскольку в конце она теряет все, что получила: любовь, жизнь и Средиземье.

Если поэтому Питер Джексон хочет вложить меч в ее руку, я не думаю, что Дж.Р.Р. Толкин — который писал о вооруженной и носящей доспехи Идриль, который послал Лучихнь на опасное путешествие в Ангбанд в поисках Силмарила, который аккуратно записал аттаку и пленение матери Арвен, Келебриан, когда она путешествовала в Мглистых горах — в конце концов возражал бы против изображения умения, которым она могла обладать в его собственном представлении. Изменения в истории были неизбежны. Но изменения в характере могут быть не такими катастрофическими, как думают некоторые.

Реклама
  • Только тут, игра в рулетку против живого крупье ведется на настоящие деньги.