За кулисами трилогии «Властелин колец»




Лив Тайлер: эльф из табакреки

(Лив Тайлер)

Автор Марк Медведев
газета Теленеделя 6-16 февраля 2003

«Она выглядела молодо, но не была молодой. Ее темные волосы, нетронутые сединой, падали на плечи чистое лицо светилось свежестью. Ее глаза, серые, как безоблачная ночь, излучали блеск звезд, но в этих глазах была мудрость долгих веков… Она была звездой своего народа», — так Толкин описал Арвен — принцессу эльфов, такое впечатление, что перед ним в тот момент стояла Лив Тайлер. Ах, да! Лив еще тогда не родилась. Но как похожа…

В жизни Лив Тайлер — вполне земная девушка. У нее много невинных пороков. Она испытывает слабость к дорогим ресторанам, поэтому перед каждой ролью ей приходится садиться на жесткую диету, а в перерывах между съемками прятаться от папарацци. Она может в один заход потратить несколько десятков тысяч долларов на кучу одежды, про которую потом забудет. Наконец, она выкуривает по пачке в день с пятнадцати лет да еще фотографируется с сигаретой для журналов, преступно демонстрируя, как можно красиво курить! Какой из нее ангел? Однако стоит лицу Лив попасть в кадр, происходит волшебное превращение. Ее глаза начинают светиться небесным светом. В кино Лив так прекрасна, что поверить в ее земное происхождение почти невозможно: перед нами эльф, да и только! Об этой роли в культовом кино мы решили побеседовать с актрисой.

Ничего общего

— Ты как-то специально готовилась к роли во «Властелине Колец»?

— Мне не пришлось выполнять сложные трюки. Один раз надо было скакать на коне. Но технически эта сцена — целиком спецэффекты. Если бы я на самом деле скакала галопом, это выглядело бы смешно. Эльфы — это очень легкие и грациозные существа. По сравнению с ними люди выглядят неуклюжими. Мне нужно было понять, как они двигаются, и передать зрителям ощущение нереальности, исходящей от эльфов. Я потратила очень много времени на то, чтобы выучить эльфийский язык и научиться говорить с эльфийским акцентом. Сначала мне показалось, что это невозможно. В эльфийском много звуков, к которым я совершенно нее привыкла. Получалось, что я все время скатываюсь на обычный английский акцент. Я выучила значение каждого эльфийского слова, так что понимала все, о чем говорю. И у меня стало получаться. Я ужасно гордилась этим. До сих пор помню все реплики. В мире очень мало людей, которые знают эльфийский язык. Может быть какие-нибудь профессора в Оксфорде… и я.

— У тебя есть что-то общее с Арвен?

— Что вы! Я избалованная американка. Мне было совсем непросто понять, как изображать волшебное существо, которому три тысячи лет.

— Тебя задевает критика фанатов Толкина? Многие говорят, что Твоя Арвен совсем не соответствует образу в книге.

— Я согласна с режиссером, который сделал линию Арвен более подробной. В книге возлюбленной Арагорна уделяется мало внимания, и это несправедливо, ведь она очень интересный и важный персонаж. Что касается критики, я стараюсь не обращать на это внимание и руководствуюсь внутренним ощущением, хорошо или плохо я сделала работу. Я слышала, что фанаты много критикуют меня в Интернете. Но угодить таким требовательным людям, как фанаты Толкина, очень тяжело. После фильма некоторые начали относиться ко мне так, как будто я… несколько странная, что ли. Надеюсь это говорит о том, что роль мне удалась.

Кошмар в Веллингтоне

— Ты что-нибудь знала о «Властелине колец» до того, как начала сниматься в фильме?

— Во времена молодости моей мамы, в 60-х и 70-х годах, эта книга была в большой моде. Потом ее постепенно забыли. Но теперь вдруг дети снова читают Толкина. Я думаю, что это замечательно — предложить эту историю новому поколению. Когда я была маленькой, ничего не знала о «Властелине колец». Я слышала, как об этом говорили мальчики, но мальчики меня особенно не интересовали. Я взяла книгу в руки только когда начала работать на фильмом. Но теперь я стала большой поклонницей Толкина.

— Тяжело ли было жить вдали от дома 15 месяцев?

— Когда я в первый раз приехала в Новую Зеландию, жила одна в большом доме на красивой скале над морем. В Веллингтоне все время дует сильный ветер, но дома не рассчитаны на это. Маленькие пляжные коттеджи. Все дрожит. Оттого, что слишком увлеклась процессом съемок и вдобавок читала книгу, мне снились кошмары. Однажды ночью я проснулась от того, что у меня началась лихорадка. Я слышала, как кто-то стучит в стену спальни. Я видела страшные галлюцинации. К тому же я все время скучала по моему парню, которого очень люблю. Думала о нем каждую минуту и писала ему электронные письма… Только через месяц я кое-как успокоилась.

Я — не извращенка

— Когда ты поняла, что фильм станет большим событием?

— Когда я вернулась домой, решила проверить электронную почту на компьютере моего друга. Для того, чтобы войти в почтовый ящик, надо было кликнуть… по мордашке Элайджи Вуда. Вот тогда я в первый раз подумала: а ведь это хит!

— Ну а тебе самой понравилось увиденное на экране?

— Я, конечно, представляла себе, что он будет очень красивым, но когда я в первый раз смотрела фильм на большом экране, у меня буквально отвалилась челюсть. До сих пор не могу поверить, что мне посчастливилось стать частью этого. Я поняла, что трудности, которые мы испытывали, снимая сразу несколько серий, оправданы. Каждая серия «Властелина Колец» обещает быть лучше прежней. Вместе эти серии составляют замечательный продуманный фильм, а не блокбастер с продолжением.

— А какие чувства у тебя вызвала игрушка, изображающая твою героиню?

— Тихий ужас. Когда я достала ее из коробки, поставила на стол и посмотрела на нее, испугалась! Неприятно видеть маленькую копию себя. Особенно, когда у нее отвалилась рука и я попыталась ее приделать обратно. Если не особенно над этим задумываться, конечно, весело быть куклой. Когда я была маленькой, у меня были Барби. Как только они ко мне попадали, я в них все меняла: стригла, снимала всю одежду… Но кукла Арвен сделана так, что с нее очень трудно снять одежду. А если снимешь, то потом невозможно надеть. Поэтому я отправила голую куклу обратно в «Нью Лайн». Я сказала им: «Извините, я не извращенка, но я не могу ее одеть». Да и грудь у нее больше чем моя.