За кулисами трилогии «Властелин колец»




Джон Форд: Питер Джексон о работе над эпопей, его хоббитские фантазии и истинный Злодей ВК

(Питер Джескон)

Питер Джексон сделал это.

Он предводительствовал командой и актерами «Властелина колец» во время съемочного марафона, длившегося 274 дня, в самых отдаленный местах Новой Зеландии, бросая вызов наводнениям, понесшим лошадям, снежным бурям, слухам о раздувшемся бюджете, бесчисленным чашкам кофе, тысячам покрытых резиной актерам и миллионам любопытных фэнских глаз.

И все это он делал в шортах до колен и походных ботинках.

Теперь невозмутимый 39-летний режиссер приступает ко второй фазе своего огромного амбициозного проекта. С окончанием съемок Джексону предстоит длинный год работы над монтажом, спецэффектами и многими другими задачами.

Уроженец Новой Зеландии прошел долгий путь от своих ранних фильмов, включая пародию на Маппетов «Braindead» (культовая классика) и волнующие «Небесные создания» (дали Джексоном и Фрэн Уолш номинацию на Оскар за Лучший Оригинальный сценарий).

После работы с Майклом Джей Фоксом в «Страшилах», Джексон убедил New Line позволить ему снять три фильма ВК одновременно в месте, находящемся за миллион миль от Голливуда. И все это даже не подстригшись.

Мы поймали бородача, который вызывает восхищения у актеров и работников своего 270-миллионного проекта, когда он делал переход из трейлеров в горах в монтажные студии Веллингтона.

ВК описывает так много различных миров и существ. Как вы переносите это на экран?
В случае с этим фильмом, у меня есть не только сценарий для работы, но и книги Толкина. Они рисуют очень яркую картину персонажей и обстановки, в которой они живут, что делают мою работу режиссера гораздо более легкой. Я могу закрыть глаза и представить, как фильм играет в моей голове, так, как миллионы читателей по всему миру закрывали свои глаза и представляли, как все события из книг проходят, будто в кино. Поэтому, когда уже снимаешь непосредственно эпизоды, то чувствуешь, что уже знаешь персонажей, что дает тебе невероятное преимущество.

Что было золотой нитью, которую вы пронесли через весь проект?
Одной вещью, которой я постоянно добивался в стиле съемок, актерской игры и дизайна, было заставить Средиземье выглядеть реальным и обжитым. И будь то эльф или гном, хоббит или человек, я думаю, что для нас очень важно передать, что персонаж реален и существует в определенный момент времени.

Ваши ожидания изменились?
Есть одна непостижимая вещь, которая меня всегдя приятно удивляет — это когда приходят актеры и приносят свою собственную интерпретацию своих ролей. Это всегда гораздо лучше, чем то, что вы могли вообразить.

Расскажите побольше о процессе работы с актерами.
Когда планируешь и пишешь сценарий, в котором 20 главных персонажей, приходится думать о том, что каждый герой думает в данный момент и что могло бы служить мотивацией каждой реплики. Просто приходится сыграть роль 20 людей во время этого процесса. Но когда уже снимаешь, от этого можно освободиться, потому что каждый из этих 20 персонажей находится в руках отдельного лица.

И что это значит для вас как режиссера?
Это значит, что я могу прийти на съемочную площадку и Элайджа, Джон (Рис-Дэйвис) или Вигго подходит ко мне и говорит, «В общем, знаешь, я тут думал над этим, и я правда думаю, что в этом случае мой персонаж делал бы то или это. » И я говорю, «Да, это замечательная идея, я бы никогда до такого не додумался.» Мне так много о чем надо думать, но они отвечают только за один персонаж. Этот уровень вклада невероятно ценен.

Игра Вигго, мне кажется, является одним из ярчайшим моментов фильма. Все актеры чудесны, но Вигго охватил характер Арагорна так точно, что теперь даже сложно представить, что эти двое могут быть разделены. Я даже сомневаюсь, живет ли он теперь в доме.

Что вы искали, когда снимали каждый кадр?
Режиссерская работа не так уж таинственна. Просто есть мысленный образ сцены, которую снимаешь и как она будет связана с другими сценами. Я могу представить, как законченный фильм, смонтированный с музыкой и звуковыми эффектами, проигрывается у меня в голове. Можно сказать, что этот процесс противоположен собиранию пазла, я начинаю с законченной картины, а потом работаю обратно, создавая куски, которые должны подойти к окончательному произведению.

Чего вы ожидаете от монтажа?
Часто делаешь множественный дубли только потому, что камера не очень хорошо движется. Но также следишь за характером и эмоциями. У меня обычно очень хорошее представление об эмоциях персонажа, так что просто продолжаешь снимать дубли, пока не почувствуешь, что получил то, что хотел.

Что самое сложное в выполнении проекта такой величины?
Сложно представить все три фильма вместе в движении. Мне обычно легко направить себя на выполнению одного кадра, но при этом теряется большое полотно. Забываешь, что камера должны двигаться быстрее, потому что при монтаже ты собираешься сделать этот кадр часть быстрой сцены. Движение очень сложно соблюдать.

Как вы сохраняете равновесие между эпическим масштабом фильма и его личными моментами?
Интересно, что в ВК истинный злодей фильма — маленькое золотое колечко. Это не огнедышащий дракон, не механический робот, не акула. Это маленькая вещица. Зло психологично. И в кино сложнее всего передать психологические вещи, потому что они неосязаемы.

Как вы показываете зло Кольца?
Я все время пытаюсь придумать образные способы показать все зло Кольца. А в конечном счете оно может быть передано только через снимки Кольца и снимки людей и их лиц и глаз. когда они встречаются с ним. Очень непросто сделать так, чтобы встреча каждого персонажа была отличной от других. Одни подпадают под власть Кольца немного быстрее, чем другие. Музыка будет иметь большое значение здесь.

Значит, Кольцо — это герой фильма?
Да, мы почти оделили его личностью. Ясно, что у нас есть другие злодеи — орки, уруки, Саруман, варги, Балрог — но все они второстепенные по отношению к Саурону, которые представлен в фильме, больше чем как-либо еще, этим маленьким колечком.

Пока Джексон говорит, дождь моросит над площадкой — добавляя подавленное, унылое настроение, которое подходит военным сценам, снимающимся сегодня.

Вы, похоже, заинтересованы в том, чтобы показать нравственную сложность истории.
Все это касается нашего заклинания сделать фильм как можно более реальным. Реальная жизнь довольно сложна — ничто не является только черным или только белым. И хотя мы имеем дело с добром и злом в очень четком виде, как писал Толкин, мы пытаемся захватить часть сложности истории.

Например, персонаж Боромира. Он изначально хороший человек — добрый в сердце — но он совершает поступки, больше подходящие злодеям. он пытается силой забрать кольцо от Фродо. Очень интересно снимать, как хорошие люди делают плохие вещи, и это добавляет психологического содержания в фильм.

Будет ли этому фильма свойственна кровавость ваших предыдущих?
У него будет рейтинг PG-13 (т.е. можно будет смотреть и детям). Опять-таки, все дело в том, что мы хотим, чтобы он выглядел настоящим. Материал, которые мы сняли, легко бы дал нам рейтинг R, если бы мы выбрали смонтировать его таким образом. Мы не снимали ничего беспокойного, ужасающего или отвратительного. Мы просто пытаемся изобразить битвы правдоподобно. Но мы будем очень осторожны в том, как мы монтируем материал. Мы нацелены на жесткий предел PG-13 — попытаемся немного перегнуть палку.

Это мрачная история. Будут ли юмористические моменты?
Юмор всегда связан с персонажами. То, что происходит с героями, не очень-то весело, но их ответы на происходящее с ними дают нам юмор. Мы всегда пытались дать нашим персонажам определенное отношение и настрой для преодоления препятствий и преград, которые порождают юмор. Это совершенно очевидно в случае с Гимли, который очень самоуверенный и упрямый — а мнения гномы очень отличаются от мнений большинства людей.

Актеры и команда называют вас Хоббитом. Пришло ли время вам становиться одним из них?
[Весело смеется] Если у меня и вправду есть какое-нибудь из хоббитских свойств, то скорее что-то, более близкое к Бильбо, чем к Фродо. У никогда бы ни был настолько смелым, чтобы встретить все опасности и вынести все физические мучения, которые выпали на долю Фродо. Я знаю, что люди в шутку говорят, что я Хоббит, но когда я снимал сцены в Бэг Энде, я просто любил сам побродить в одиночестве по площадке во время обеда, и я чувствовал себя совсем как дома.

Идея жить в хоббитской норе, вытягивать ноги перед огнем с книгой и милой чашкой чая на печи и несколькими милыми пирожными на столе и в самом деле очень мне нравится. Да, я бы точно отправился туда. Надо просто закончить три фильма сначала!