За кулисами трилогии «Властелин колец»




Что мы можем ожидать от предстоящих фильмов?

(Майкл Мартинез)

Что ж, этот вопрос будет возникать снова и снова по мере приближения дня премьеры. Давайте сейчас отстранимся от всей шумихи в прессе и сконцентрируемся на том, что действительно имеет значение: на ожиданиях фэнов. Существуют три категории фэнов, вовлеченных в обсуждениt фильмов, и их не всегда легко четко отличить одну от другой.

Прежде всего есть фэны Толкина. Они, как мне кажется, подразделяются на Фундаменталистов и Радикалов. Фундаменталисты орут: «Никаких фильмов!», а Радикалы кричат в ответ: «Джексон forever!». Ну, хорошо, есть еще и третий лагерь между двумя этими крайностями: люди, которые относятся к этому проекту по принципу «поживем-увидим». Они были когда-то большинством, но сейчас я не так уверен, существует ли это большинство до сих пор.

Во-вторых, у нас есть фэны Питера Джексона. Эти люди смотрели все, что сделал Джексон, многие, если не все из них, знают, что такое «Властелин колец» и любят его, и теперь они испытывают такую же неумирающую веру в Джексона, что Сэм по отношению к Фродо и Гэндальфу.

Затем есть огромные, молчаливые массы, которые, как опасаются иные толкинисты, могут как-то неправильно отреагировать. Им не понравятся фильмы, или, наоборот, слишком понравятся, или они абсолютно не поймут смысла. Лично я думаю, что много людей не понимают смысла истории (она о смерти и поиске бессмертия, согласно Толкину), но мешает ли это наслаждаться книгой? Я такого не замечал.

Будут ли фильмы о «смерти и поиске бессмертия»? Это довольно глубокая идея, но не обязательно редкая в научной фантастике (фэнтэзи, кажется, пренебрегала ею со времен Толкина). Поиск избавления от смерти, стремление стать богоподобным — это тема, которую научные фантасты исследуют снова и снова. И эта история действительно о том, как можно стать подобным Богу. Эльфы Средиземья (хорошо, Нолдор Эрегиона) стали настолько заносчивыми и могущественными, что они предприняли попытку остановить поток времени, чтобы наслаждаться Средиземьем вечно. И из-за своей самонадеянности они развязали вереницу опустошительных войн, которые чуть было не закончились полным уничтожением их самих и порабощением многих племен и наций людей.

В истории Средиземья было три войны за Кольца Власти. Первая война не была по-настоящему завершена. Эрегион был разрушен, а Кольца Власти — потеряны (за исключением трех). Но нуменорцы помогли выжившим эльфам уничтожить войска Саурона, так что ему пришлось восстанавливать свою империю. Вторая война был также не закончена, но Саурон был сражен и Кольцо отнято у него. К сожалению, Исилдур поддался искушению Кольца и отложил окончательное решение.

Третья война обошлась эльфам дороже, чем две первые. Она произошла три тысячи лет после второй войны, и в тот раз эльфы использовали оставшиеся у них Кольца Власти. Кольца всегда была активны в их попытках приостановить или замедлить течение времени. Но Три был способны влиять только на небольшие области Средиземья. Тем не менее, возможно, именно увидев марширующего в Гондор Исилдура, владеющего Кольцом Власти, Элронд и Кирдан вернулись в свои обиталища на севере и поспешили надеть свои Кольца Власти. Почему?

Предвидение оставило эльфов в данном случае. Или, скорее, самонадеянность победила их мудрость. После того, как Исилдур погиб в засаде по пути домой из Гондора и сломанный меч его отца был принесен обратно в Ривенделл, Элронд предсказал, что оружие Элендила будет заново выковано, когда найдется Единое Кольцо. Возможно, именно потеря Единого Кольца заставила Элронда, Кирдана и Галадриэль надеть Кольца, которые были доверены им Гил-галадом, последним из Высоких эльфийских королей в Средиземье.

С этими Кольцами Элронда и Галадриэль обладали возможностью увеличить красоту и изобилие своих владений. Кольца Кирдана, Кольцо Огня, было прозвано Воспламенителем. Оно помогало своему носителю вдохновлять других, как он рассказал Гэндальфу много лет позже. Нария мало использовалjсь в Митлонде, городах-близнецах Кирдана на побережье. Но оно действительно помогало удерживать Время, для чего и была предназначено.

Как Питер Джексон передаст императив Трех Колец и ужасную судьбу, который они приготовили эльфам? Использование Колец во время Третьей Эпохи Средиземья означало, что если бы Саурон когда-нибудь вернул Единое Кольцо, он бы узнал, как только бы надел его, каким образом Три использовались, кто использовал их и где они находились. Больше бы от него нельзя было спрятаться. А если бы Единое Кольцо было найдено и уничтожено, то Три бы потеряли свою силу и все, что они создали, разрушилось. Зачарованные эльфийские королевства зачахли и снова бы стали настоящими Смертными землями.

Что, возможно, не будет особо упоминаться в фильмах, — это почему Кольца Власти были сделаны прежде всего. Люди часто предполагают, что эльфы были действительно бессмертны, что они не старели. Это не так. Толкин писал, что Эльфы по-своему старели. Их души были прикованы к миру и тесно связаны с их телами (в большей степени, чем души людей). Но тела эльфов все-таки состояли из плоти и крови. В конце концов им приходилось угасать. Поддерживаемое своим духом, эльфийское тело сохраняло бы внешне свою юность, если бы обитающий в нем дух пожелал так, но оно в конце концов ослабело бы, истончилось и износилось. В конце концов оно бы увяло, буквально растаяло (в результате долгого, медленного процесса), пока ничего бы не осталось, кроме развоплощенного духа.

Высокие эльфы знали, что их ждет. Они боялись этого. Они любили Средиземье и хотели бы оставаться его частью до скончания времен. Но они должны были либо отбыть за Море в Неумирающие Земли, где им бы могли вернуть юность, либо истаять. И как раз это время объявился Саурон.
Он хотел поймать эльфов в ловушку, поработить их таким образом, чтобы его воля преобладала над их собственной. Толкин предполагает, что сначала Саурон желал только возместить свою обиду и повести эльфов и людей по дороге к их собственной пользе. Но «зная лучше», чем они, он стал высокомерным и вновь обратился ко злу, и в результате стал добиваться власти над остальными просто ради того, чтобы стать повелителем.

Зная конечную судьбу эльфов, он использовал их страх как ключ к дверям их доверия. Тем не менее, большинство эльфов (наверное, наименее искушенные из них) игнорировали просьбы Саурона и отказывались принять его в своих землях. Но Нолдор Эрегиона, включая, возможно, остатки надменных и самонадеянных феанорцев Первой Эпохи, которые вели войны против бывшего хозяина Саурона, Моргота, видимо, увлеклись возможностями, представленными им Сауроном.

Мы можем остановить время. Нам не придется увянуть. Мы можем жить здесь вечно! Как, должно быть, головокружительно было осознать, что нашелся способ предотвратить смерть. Эльфы приобрели власть выбирать, или так они думали. Это было больше похоже на власть задержать и отсрочить. Они не могли предотвратить неизбежное, но они могли продлить свое временное пребывание в Средиземье на бесчисленные столетия и тысячелетия. Единственной проблемой этого замысла было то, что Саурон намеревался быть направляющим светом (или тьмой) этих бесчисленных тысячелетий. Открыв планы Саурона, эльфы, которые носили Кольца Власти, должно быть, были охвачены таким страхом и ужасом, которых они никогда еще не испытывали.

У меня ушло много слов, чтобы обсудить все это. У Джексона на это будет только несколько минут в начале фильма и в разговоре Гэндальфа с Фродо (если он произойдет), а также на совете Элронда в Ривенделле. Сумеет ли он? Один страх часто высказывается — что людям все-таки придется знать всю историю, чтобы понять фильмы. Этот вопрос может оказаться таким случаем.

Но есть также богатство и глубина Средиземья, которых стремится добиться Джексон. Он хочет не просто показать ландшафт Новой Зеландии или праздновать магию компьютерных армий и персонажей. Он желает создать реалистичный и убедительный мир. Для того, чтобы это случилось, ему придется воссоздать многое из того, что выполнил Толкин в книге, хотя, возможно, другими способами.

К примеру, Толкин рассыпал кусочки истории и фольклора через всю книгу. Я не ожидаю, что рассказчик сообщит нам о таинственных странниках к востоку от Бри, когда хоббиты подходят к воротам. Нам придется узнать что-то о Следопытах где-то еще. Может, случайный комментарий от Лавра Наркисса будет расширен, чтобы сообщить больше деталей. Или, может, прошлое Следопытов будет целиком опущено. В конце концов, мы их видим, только когда они идут воевать. И Джексон объявил, что важные главы с Томом Бомбадилом не будут включены в фильмы. Многое нужно узнать об Арагорне и его народе, прежде чем мы увидим этого длинноногого бродягу курящим трубку в «Гарцующем Пони».
Вместо этого, думаю, Джексон сконцентрируется на богатстве момента. Поскольку он не может показать нам всю книгу, то он покажет как можно детальнее то, что будет в фильме. Бри, поэтому, возможно будет настоящим городом со всеми его чертами (неважно, что будут использоваться модели, компьютерная графика, синий экран и задники) — мы увидим дома, ворота, заборы, живые изгороди и знаки. Да, знаки. Почему бы и не быть знакам? А как насчет мебели и архитектуры? Толкин вообще-то мало описывал такие вещи, так что это открытая книга. Одежда в целом открытая книга также (хотя если она будет выглядеть средневековой, это будет непростительно противоречить собственным толкиновским описаниям жилеток и штанов хоббитов).

История будет продвигаться от Шира к Бри, от Бри к Заверти, от Заверти к , от к Ривенделлу. Если Джексон сможет поместить все это в первый час фильма, он будет следовать книге. Но стоит ли ожидать, что каждый фильм будет сохранять тот ритм томов «Властелина колец», с которым знакомы большинство людей? Толкин на самом деле разделил работу на шесть «книг», не три, и каждая из них сама по себе лучше подходит для экранизации, чем три опубликованных тома.

Это легкая часть истории. Джексону в основном помогут богатые новозеландские пейзажи, предоставив фон для приключений хоббитов до того, как они достигнут Ривенделла. Отсюда ему придется все больше и больше полагаться на взаимодействие декораций и персонажей, чтобы передать чувство Средиземья.

Ривенделл — это больше, чем просто дом у реки. Это община эльфов. В книге мы узнаем о доме Элронда, но там ведь рядом были и другие дома, где жили эльфы. Увидим ли мы их в отдалении? И когда мы проходим через дом Элронда с хоббитами, пройдем ли мы мимо древних эльфийских томов и артефактов? Как выглядит древний эльфийский артефакт? О, если бы только можно было превратиться в муху на стене в студиях дизайнеров и создателей реквизита! Эй, ребята, можете позвать меня, если вам нужен совет. ?

После Ривенделла мы получаем небольшой поход по сельской местности, а потом мы на пути в Морию. Будет ли снежная буря опущена? Возможно. Ее вклад в сюжет не большой, разве что она побуждает героев идти к Мории. Но колдовские волки Саурона должны предоставить достаточно мотивации для этого.

Так что мы обнаружим в Мории? Темные пещеры, бесконечные туннели и заброшенные залы, которые давно были предоставлены заботам орков. Увидим ли мы груды старых костей и мусора? Услышим ли мы голоса орков на заднем плане, когда они преследуют хранителей до воточных ворот? Увидим ли мы орочьий знак, предупреждающий об огне внизу, на который не обращают внимания хранители, промчавшись мимо него?

Выйдя из Мории, хранители входят в Лориен. В Новой Зеландии нет мэллорнов, я в этом уверен, так что как Джексон воссоздаст восхитительный лес уединенных лесных эльфов? Возьмет ли Халдир Фродо на вершину дерева, чтобы посмотреть вниз на долину Андуина с его двумя лесами, стоящих лицом друг к другу, как школьники, играющие в гляделки?

Карас Галадон сам по себе будет шедевром дизайна, если только нам будет позволено увидеть стволы деревьев и их корни. Я не прощу Джексону, если хранители просто промаршируют вдоль ограды, а потом вдруг сразу станут карабкаться на большое дерево. Как насчет всех этих светильников на деревьях? А поющих эльфов? А эльфийских детишек, играющих в потоке? Ладно, мы не видим никаких эльфийских детей, но они должны быть. Это был бы очень милый штрих.

Помимо костюмов, мечи и вооружение Средиземья было объектами обсуждений и дебатов уже очень давно. Я слышал, что мечи будут выглядеть реалистично. У них не будет причудливого орнамента, как во многих фэнтэзийных фильмах. Как мне ни нравилось великолепная работа Джека Кирби, когда я был ребенком, его доспехи и оружие привели бы их обладателя к немедленной гибели при первой же атаке. Если Джексон собирается показать поля громадных битв в Средиземье, он должен передать практичность вооружения, описанного Толкином.

Но когда мы доберемся до Аргоната, история требует многого от Джексона. Большинство мест нужно будет сконструировать в нумерноском стиле: Аргонат, Горнбург, Изенгард, Минас Тирит, руины Осгилиата, Минас Моргул, крепость Кирит Унгол, Башни-клыки. Все эти места были построены с большим размахом нуменорцами. Они должны казаться большими, по-египетски массивными (если не египетскими по стилю). Нуменорцы меняли форму гор. Они построили город на мосте через такую широкую реку, что морские суда могли швартоваться там.

Специальные эффекты возьмут на себя основную работу по изображению этих мест, но они должны быть превосходными. Город Тид королевы Амидалы в «Призрачной угрозе» — только намек на величие древних городов Средиземья. Смогут ли люди Джексона превзойти достижения Industrial Light and Magic [компания по спецэффектам Джорджа Лукаса, создателя «Звездных войн»]? Давайте надеяться.

Без сомнения, чем больше времени проходит, тем больше и больше будет открытий на различных толкинистских вебсайтах. Наше предсталение о Средиземье Питера Джексона будет хорошо сформировано заранее еще до выхода фильмов, и на самом деле мы должны задать следующий вопрос: сколько те, кто обладают большей информацией об облике джексоновского Средиземья, откроют остальным из нас? Возбудит ли это аппетиты еще больше, или многие люди будут задыхаться, стремясь почувствовать глоток истинного воздуха Средиземья?

Нельзя найти двух фэнов, у которых сложился одинаковый образ Средиземья. Джексон не может надеяться угодить всем читателям Толкина благодаря своей преданности книге. Скорее, ему придется добиваться преданности теме Средиземья. Ему придется изобретать повороты на дорогах, которые не описаны, стены, нигде не показанные, дорожные столбы и плиты, о которых не знает читатель, свечи на подоконниках, лампы в гостиницах и залах, лестничные клетки, комнаты, проходы, повозки, бочки и много других предметов, которые подразумеваются, но на самом деле не видны в книге.

Фильмам придется добиваться равновесия между ожиданиями фэнов, мириадами интерпретаций и рамками в общем-то очень ограниченного бюджета для построения целого мира. Мы узнаем о Средиземье из этих трех фильмов больше, чем мы узнали о Таттуине из трех «Звездных войн». Чье Средиземье это будет? Джексона, без сомнения. Но оно может действительно быть похоже Средиземье Толкина в глазах миллионов зрителей. Так что остается только надеяться, что фильмы достигнут этой высоты.