За кулисами трилогии «Властелин колец»




Что есть голос?

(Статьи)

При рождении младенец издает крик. Это — первый глоток воздуха в жизни человека. Для незрячих людей голос — контакт с окружающим миром: на слух они могут определить характер, даже внешность собеседника, и, как правило, редко ошибаются.

Опера — удивительный вид искусства. Сила голоса способна довести человека и до вершин блаженства и до гибели.

Радио — одно из первых технологических средств связи человечества, сила его воздействия — голос. Весь мир помнит историю радиопостановки произведения Герберта Уэллса «Нашествие Марсиан», когда слушатели восприняли фантастический рассказ как достоверную информацию, и всё население Америки ударилось в панику.

Но пришла эпоха телевидения и кинематографа, изображение затмило голос и отодвинуло его на второй план. И вот уже кажется, что в фильме главное — видеоряд, а голоса, интонации персонажей — да полноте, это второстепенно! А ведь интонация, шепот, скороговорка, крик — во всем этом проявляется характер персонажа. Звук попрежнему воздействует на нас, либо полностью погружая в зрелище и заставляя переживать вместе с героями, либо вызывая неясное нам самим раздражение и отторжение от тех же самых героев.

Открытой раной на теле кинопроката остаётся лаборатория советского дублирования. Даже старые отечественные фильмы, где жизнерадостных детей озвучивали «женщины в возрасте» (да простит меня Румянцева) уже ничто не спасёт. Однако приёмы, вполне подходящие для озвучки индийских мелодрам, не годятся для современного кинематографа. Их время прошло, они отошли в историю, а новые интонации наши дублёры, видимо, так и не сумели освоить.

Актёры, озвучивавшие пресловутую «Санта-Барбару», достаточно надругались над слухом российских телезрителей. Но в их «классической» речи, при ее неестественности, хотя бы чувствовалась отечественная театральная школа. Даже когда в зарубежных боевиках «крутые» Сталлоне или Шварценеггер говорили с наших экранов «академическим слогом», это воспринималось более или менее сносно.

И вот, как выяснилось, недавно мы подошли к такому рубежу, когда в огромной и издавна многоголосой России так и не нашлось человека, который смог бы достойно озвучить главного героя долгожданной экранизации «Властелина колец».

Разве это не смешно? Казалось бы, ну не нашлось, так не нашлось, главное, чтоб перевод был нормальный, ан нет! Не так всё в нашей матушке России устроено. То ли дело в деньгах, то ли в менталитете нашем упрямом, однако, мы на своём настоим.

Можно долго говорить о самом произведении, дабы людям, не читавшим его, стало понятно, почему русскоязычные толкинисты так расстроены тембром Фродо Бэггинса, который они услышали в отечественном дублировании. Дело в том, что воссоздать на экране образ Хранителя Кольца Всевластья невероятно сложно, на протяжении всей книги читатель наблюдает, как из простого земледельца, обыкновенного хоббита он становится спасителем Средиземья, при этом практически жертвуя своей жизнью: «так часто бывает, чтобы сберечь заветное для всех, кто-то должен от него отречься»- К сожалению, голос дублёра Фродо благоговения не вызывает. Стоит остановиться на нескольких моментах, чтобы арументировать эту точку зрения.

В начале фильма голос дублера кажется очень удачно подобранным. Но во время просмотра убеждаешься в обратном.

В сценах, когда Фродо кричит, можно понять, что дублер тоже старается изо всех сил. Однако услышав самого Элайджу Вуда в оригинальной версии фильма, начинаешь понимать разницу. В голосе Алексея Елистратова чувствуюстя наигранные интонации и фальшь, совершенно неуместная при столь трагичных моментах, как сцена ранения на Амон Сул и гибель Гэндальфа.

Окончательно испорчены те моменты, когда, пытаясь придать своему голосу максимальную важность, дублер искажает изначальный смысл текста, тем самым неверно донося до зрителя, не читавшего роман, суть самого произведения. К примеру, во время диалога Фродо и Сэма в Ривенделле зрители слышат: «Ты разве не хочешь увидеть эльфов больше всего, Сэм?». Возникает смысловой парадокс. Неужели друг Фродо, столько дней ухаживавший за Хранителем в обители эльфов, ни разу с ними и не встретился? А ведь в оригинале Фродо удивляется тому, что Сэм, живущий среди своей мечты, воплощенной в реальность, среди эльфов, торопится вернуться домой. Или другой момент, разговор Арагорна и Фродо на Амон Хен. «ТЫ уничтожишь Кольцо?» — спрашивает хоббит, ставя ударение на первом слове. Создается впечатление, что Фродо, измученный и уставший, хочет отдать Кольцо всевластья будущему королю Элессару, чтобы тот его уничтожил в огне Роковой Горы. При этом интонациями Елистратова преуменьшается роль самого Фродо, он предстает перед зрителем слабовольным, бесхарактерным существом, готовым в любую минуту перекинуть ответственность на другого. В то время как в оригинале эта фраза несет в себе совершенно другой смысл. Поддавшись воле Кольца, Фродо на слова Арагорна: «Я поклялся защищать тебя!», спрашивает: «Ты УНИЧТОЖИШЬ Кольцо? Ты СДЕЛАЕШЬ это?». Воля Кольца очень сильна и Фродо, спрашивая, не верит, ни в то что сам сможет уничтожить Кольцо, ни в то что кто-то еще может сделать это, даже Арагорн.

Я считаю, как актер, Алексей Елистратов не справился с поставленной задачей. Более того, в некоторых моментах его голос вызывает ненужные ассоциации. И это не только мое мнение, зрители после просмотра горячо делятся своими впечатлениями по поводу «слишком нежного», «девичьего» голоса Фродо в разговорах с Сэмом и другими героями. Этого нельзя не заметить, а ведь таким образом искажается образ Фродо Бэггинса, меняется отношение к фильму, к самой истории.

Например, побывав пять раз в кинотеатре на «Властелине колец», могу смело заявить, что публика гораздо спокойнее воспринимает на слух жуткие вопли «назгулов», чем стоны благородного Фродо, попавшего в беду. Посмотрев же фильм в оригинальном варианте и услышав натуральный голос Элайджи Вуда, вдруг проникаешься к герою искренней симпатией по очень простой причине — игра актёра естественна. И именно в этот момент начинаешь понимать, что картина буквально непоправимо изуродована голосом господина Елистратова.

Но прокатчики неумолимы. Ходят слухи, что и во второй и в третьей части эпопеи спасителя Средиземья будет озвучивать «незаменимый» вокалист группы «Револьверс». Если на то пошло, то почему уникальный Алексей Елистратов не стал голосом Мэла Гибсона в «Храбром Сердце» или Влюблённого Шекспира в одноимённом фильме, вот была бы потеха?!

Есть и другие недостатки. В определенных сценах отсутствуют реальные звуки: звон мечей, крики хоббитов, бросающихся в бой, и так далее. Из-за этого картина получается менее выразительной и живой, а звук «плоским».

К сожалению, русским толкинистам не дали насладиться звучанием эльфийской речи. А ведь она уникальна! Толкин создал, придумал языки Средиземья, и, благодаря создателям фильма, зритель их услышал. К работе над картиной были привлечены эксперты, сколько сил было потрачено на несколько эльфийских фраз! И что же? В дубляже они почти начисто заглушаются голосом переводчика. Нам могут возразить, что Мосфильм не имеет необходимой техники для того, чтобы одни титры заменить на другие. И что по этой же причине уничтожается часть фоновых шумов фильма. Хочется спросить: что думают по этому поводу наши прокатчики? На иностранных фильмах они делают свои сборы. Вон какую кассу собрал им «Властелин Колец»! И они не могут обеспечить студии нормальной современной техникой, чтобы не портить фильмы, на которых зарабатывают? Чтобы русский зритель получил, наконец, право слышать хорошо сделанный дубляж.

Впрочем, будет справедливо отметить и положительные стороны дублирования. Голос «русского» Леголаса — прекрасная находка, фразы типа «Меня тревожит не Восточный берег-» пробирают до глубины души. В его голосе сочетаются чарующая красота эльфов и одновременно их древняя мудрость (плач по Гэндальфу: «Я не в силах передать это, боль потери слишком сильна»). Хотя этот Хранитель немногословен, на протяжении всего фильма ни одно произнесенное им слово не вызывает раздражения, наоборот, хочется слышать Леголаса снова и снова.

Собственно говоря, против самого Алексея и его творчества я ничего не имею, пусть радует своим вокалом поклонников, раз таковые имеются. Но зачем травмировать слух несчастных зрителей? Неужели прокатчики не могут или не хотят понять, что этот голос и образ Фродо несопоставимы, или они считают подобные детали второстепенными и позволяют себе так наплевательски относиться к аудитории?

Елена Слипченко — журналист, корреспондент радиоцентра «Эфир».

Написано при творческом содействии Ирины Ермолаевой — консультанта по Интернет Муниципального учреждения «Библиотечно-информационная система» г. Нижневартовск.

Реклама
  • шины для спецтехники