За кулисами трилогии «Властелин колец»




5.11.2000

(Вопросы и ответы (2000))

В: Мне кажется, что сама сложность съемки трех фильмов одновременно должна быть утомительной для всех участников. Как поддерживается моральный дух среди актеров и команды?

О: У каждого из нас есть роль, которую надо сыграть, и работа, которую надо сделать, но главное внимание отдано тому, что написал Толкин, и тому, как Джексон это представляет. Нас объединяет взаимное восхищение — творения WETA, фантастические декорации, актеры явно добиваются высоких стандартов и, скрестив пальцы, ожидания остаются очень высокими. Путешествия (бесплатные!) по разнообразным новозеландским ландшафтам были бы постоянной моральной поддержкой, если бы таковая понадобилась.

В: Так как Гэндальф находится в хорошей физической форме, кто сыграет тяжелые сцены: вы или ваш дублер?

О: Вы оцените, что камера не всегда записывает истину и что когда, например, Гэндальф падает за Балрогом, может быть, ни я, ни мой дублер не падаем с моста Казад-дума. Но в основном, если какие-то действия являются потенциально опасными, я с радостью уступаю свое место другим, зная, что в окончательном фильме никто не будет мудрее. Когда я понял в «Последнем герое боевика», что даже у такого гиганта фитнеса, как Арнольд Шварцнеггер, есть двойник, я совершенно перестал беспокоиться о том, что могу показаться слабаком. Дублеры означают двойную пользу — то есть две сцены с Гэндальфом могут сниматься одновременно, поэтому расписание продвигается.

В: Есть ли что-то в характере Гэндальфа, что вам действительно не нравится?

О: Вы можете поверить, что, играя Яго, Макбета, Сальери и Ричарда III, я так отождествлял себя с ними, что мог игнорировать все недостатки, из-за которых остальные ненавидели их? Иначе я не смог бы свободно населять их. Что касается Гэндальфа, то у него вполне могут быть критики, но не ожидайте, что я буду одним из них, по крайней мере до конца съемок. (Во время еды, я в самом деле жалею, что он настолько отрастил свою огромную бороду)

В: От Эстель.
Я довольно далекий наблюдатель, потому что живу в Москве, в России. Здесь не так легко найти информацию о новом фильме (ну уж прямо, надо только зайти на наш сайт :)). Я только хотела спросить: каково чувствовать себя легендой, Майей с таким могуществом? Влияет ли эта роль каким-то образом на вашу повседневную жизнь?

О: Я рад, что Серую Книгу можно прочесть в Москве (ну вот, а я думала, что Йен Маккеллен все-таки достаточно просвещенный человек, чтобы не верить, что в России, тем более в Москве, нет компьютеров и Интернета). Во время съемки, даже отвечая вам сейчас из своего фургона, мне не нравится слишком отвлекаться от Гэндальфа. В конце концов, я выгляжу как он, ношу его одежду и должен быть готов, когда бы меня не вызвали. Как только рабочий день закончен, я сбрасываю одежду и грим персонажа, хотя иногда мне нужно поупражняться, чтобы избавиться от его поступи и старческой негибкости.

В: 1. Готовы ли вы (актеры и команда) к провалу ВК, если он не произведет должного впечатления? 2. Если ВК будет очень успешным, как Титаник, можем ли мы (фэны) ожидать каких-либо оскаров для фильма и его актеров и команды?

О: 1. Насколько я могу судить, глядя остальных за работой и наблюдая ежедневную суету, мы производим фильм, который хотим. Что касается того, оценят ли наши усилия, кто знает? 2. Члены Академии, которые голосуют за Оскары, не всегда сходятся во вкусах с общественностью.

В: Кажется неизбежным, что такие фильмы, как «Люди Икс» и «Властелин колец» познакомят большое число доселе не знающих вас кинозрителей с вашей работой. Когда они захотят еще увидеть Маккеллена, есть ли какая-то особенная работа, которую, вы надеетесь, они должны найти?

О: Одним из преимуществ возрастающей популярности было бы то, если бы кинозрители захотели бы в будущем увидеть меня на сцене.

В: Какого цвета шляпа Гэндальфа Серого? Фото из Vanity Fair выглядит не очень голубым.

О: Она синяя, возможно, серо-голубая, но не ярко-синяя.