За кулисами трилогии «Властелин колец»




Элайджа Вуд: больше чем просто двух футовая фантазия воплоти… (май 2003 года)

(Элайджа Вуд)

Элайджа Вуд выше, чем вы думаете. Пять футов шесть дюймов в носках, но без ботинок. Возможно, и не баскетболист, но ведь и не карлик. Скажем так: немногим ниже среднего. Элайджа старше, чем вы думаете. 28 Января, 1981 год. Скоро ему исполнится 23. Он «маленький» только с виду. Большой ребенок, но только тогда, когда ему самому этого хочется. Правда: полный тестостерона, за двадцать лет, с легкой небритостью, что бы все это подтвердить. Он уже испробовал жизнь, он курит, ходит на свидания, отрубается, когда слишком переберет. И на все это он уже имеет право.
Но все же, так думать о нем непривычно. Как о взрослом человеке. Не хочется называть его «молодой человек», а хочется покровительствовать над ним. Трудно, наверняка, девушкам из его окружения не быть ему не «мамой», а старушкам не щипать его за щечки и давать монетку. Да, как он сам говорит, он все еще предъявляет документы в барах, и нет, каждый день ему не надо бриться. В реальности не верится, что его куда-то можно отпустить одного. Он переоделся в плащ, приобрел мохнатые ноги для своего персонажа в ВК, он сыграл роль, которая обыгрывает его возраст, но меняет внешний вид. Это и есть взрослая жизнь.

Трудное положение Элайджи: возможно, он был слишком успешен. Впервые Элайджа услышал о честолюбивых планах Питера Джексона экранизировать трилогию Толкиена в 1997 году, с тех самых пор он боролся за главную роль. Он работал шесть лет, и изменился настолько, что полностью превратился в некю фантастическую фигуру маленького роста, что теперь никем другим его и не представить. Фродо-Элайджа, Элайджа-Фродо. Где начинается один, а где заканчивается другой? На премьере пресса, что бы сделать удачный снимок, кричала «Хоббит!», когда выходил Элайджа. И этот молодой «ветеран» съемочных площадок сам должен нести ответственность за это перевоплощение. Возможно, когда в следующий раз будут вручать Оскара… А непрестанное внимание прессы только помогло закрепить почетное звание «Народный Фродо».
Еще один раз ему нести кольцо. А потом все, надо двигаться дальше. Из всей команды, пожалуй, именно на нем лежит самая большая ответственность. Питер Джексон готовится снимать «Кинг-Конга», Блум работает над новым образом, у Лив Тайлер другие заботы. А Элайджа должен сыграть такую роль, которая покажет его совсем с другой стороны.

Вопрос: Привет, Элайджа. Как дела?
Элайджа Вуд: Все хорошо, спасибо.
В: Чем вы сейчас занимаетесь?
ЭВ: Ну, ничего особенного. Около недели назад я закончил основные съемки с Митчем Гондри. Называлось это все «The Eternal Sunshine Of the Spotless Mind».
В: И что же это?
ЭВ: Боже мой, понятия не имею! Сценарий Чарли Кауфмана, а это значит что вещь странная, потрясающая, запутывающая, и я не уверен, что до конца понял, в чем же там дело. (Смеется) Я не уверен, понял ли вообще хоть кто-то, в чем там дело. Надеюсь, мы это еще увидим. Будет интересно, это точно. Сочетание Митча Гондри и Чарли Кауфмана было потрясающим. Почти идеальным.
В: Вы играете ученого.
ЭВ: Типа того. Фильм о паре, которую играют Джим Керри и Кейт Уинслет, которые решают удалить плохие воспоминания из своего мозга, что бы сохранить отношения. Я играю техника, которые переместился в Кейт, пока чистили мозг Джима Керри. Забавно звучит, не так ли?
В: Да, немного. Для этой роли вы занимались наукой? Смотрели, как делают лоботомию и тому подобное?
ЭВ: (смеется) Нет, для этой роли науки требовалось минимум.
В: Митчел стал для вас привлекательным из-за его работ над клипами? Я знаю, что вы знаток этого.
ЭВ: Мне нравится его первый фильм «Human Nature», но большинство людей его никогда не увидят. Я бы поклонником Митчела некоторое время. И все его потрясающие работы, которые он снял с Бьорк.
В: Какую музыку вы слушаете сейчас?
ЭВ: По какой-то причине, у меня сейчас период рока.
В: Уверен, что у многих людей сейчас тот же самый период.
ЭВ: Ну, сегодня утром я проснулся с Velvet Underground, мне нравится новый альбом White Stripes. Много всего. Я недавно услышал новый альбом Grandaddy, он потрясающий. Я только что вернулся с South By Southwest. Ребята из группы Puny Humans мои друзья, я приехал, что бы поддержать их.
В: Loony humans?
ЭВ: Нет, Puny Humans. Я видел, как они играли, это удивительно. Такие разные. Я видел The Coral. Господи, они были невероятны.
В: Я слышал, вы коллекционируете CD. Вы не станете своеобразным Элтоном Джоном, не пойдете в Tower Records, что бы купить все, что у них есть?
ЭВ: Нет, но на съемках мне каждый месяц дают немного денег, и большую часть я трачу на диски.
В: Карманные деньги?
ЭВ: Типа того.
В: Хочу спросить вас о Властелине Колец.
ЭВ: Остался только один фильм, всего один. Но он еще не готов. Нам снова придется ехать в Новую Зеландию, что бы кое-что снять.
В: Это значит, что это будет самая интересная часть?
ЭВ: Да, это конец, финал истории, все очень волнуются из-за этого. Я думаю, это факт нас всех подтолкнет. Думаю, это будет безумным.
В: Подтолкнет? Толкали уже довольно активно.
ЭВ: (смеется) Да уж. А сильнее толкали каждый год.
В: Значит ли это, что эта ваша часть ушла в прошлое?
ЭВ: Совсем нет!
В: Даже прессу не отпустите?
ЭВ: Ну, это время я потрачу на общение с теми, кто занимался фильмом. На этот раз весело не будет, потому что нам предстоит расстаться.
В: Но ведь вы должны уставать от всего этого. Подумайте, Элайджа! Все те же вопросы по сотому разу.
ЭВ: Иногда это сильно достает.
В: Спасибо! А сколько раз вы рассказывали про татуировки!
ЭВ: Вы так думаете? Но даже тогда, когда мы говорили уже о Двух Башнях, я снова повторял эту историю. Был где-то так: «Имейте ввиду, я в последний раз говорю об этом, даже показать могу. Только отстаньте!»
В: Может они просто еще раз хотели увидеть ее?
ЭВ: Думаете? Возможно.
В: Как вы думаете, люди позволят вам выйти за пределы трилогии?
ЭВ: Об этом я думал много раз. Надеюсь, что позволят. Я думаю, что выйду из образа быстрее, чем остальные. А как только это происходит, я забываю о фильме. Думаю, это такая защита, не позволяющая сойти с ума.
В: Как вы думаете, вы навсегда связаны с Фродо?
ЭВ: Думаю, что в памяти людей я буду оставаться им. Но я думаю, что этот образ живой, не мультяшный, надеюсь, что это показывает, на что я как актер способен. Через некоторое время мне позволят сыграть роль не хоббита, я думаю.
В: Вы так сухо это сказали.
ЭВ: И так серьезно!
В: Повлиял ли ВК на ваш последующий выбор роли?
ЭВ: Конечно. Я захотел играть роль поменьше в фильме покороче. Не уверен, что еще раз захочу принять участие в большом Голливудском блокбастере. Меня это больше не интересует. Плюс ко всему, я буду работать с режиссерами, которые этим не занимаются. Я теперь хочу сделать что-нибудь более независимое. С ребятами типа Спайка Джоза, Криа Куннингхема, Майком Милсом. Сейчас удивительное время, что бы работать в кино. Но всякого мусора все равно достаточно.
В: Одна относительная деталь вашего персонажа Фродо: нет сексуальных элементов. И это довольно уникально. А роли с подтекстом вы играть готовы?
ЭВ: (смеется) Ну, да. Так много ролей, которые я хочу сыграть, так много жизненных аспектов, которые я хотел бы изобразить. Естественно, мне хочется что-нибудь более романтичное сыграть. Что-то типа того.
В: Мне хочется увидеть вас в роли злодея.
ЭВ: И мне.

Элайджа в киноиндустрии с восьми лет. До ВК он снялся более чем в 25 фильмах. Этот факт часто игнорируется участниками проекта. С небольшой роли в «Назад в будущее 2» к кульминации его карьеры — роль в «Ледяном шторме», где его убило током. Мы проскочили «Флиппера» и клип Полы Абдул.

В: Так, стандартный вопрос о детских годах: вам не кажется, что у вас не было детства?
ЭВ: Совсем нет. У меня был такой опыт, каждого есть далеко не у каждого ребенка, посещающего школу и живущего, как обычно.
В: Вы завидовали молодежи вокруг вас?
ЭВ: Был период, когда мне становилось обидно и я не был уверен, вернусь ли к съемкам. Мне казалось, что у меня нет друзей и окружающим я завидовал. Но все прошло.
В: Печально. Сколько вам было?
ЭВ: 10 или 11.
В: Я думал, вы скажите лет 18.
ЭВ: Нет, тогда у меня уже были друзья. Но даже сейчас все мои приятели старше меня на 10 или 15 лет.
В: Вы и сейчас выглядите нетронутым и стеснительным. Как вы справляетесь с вмешательством в вашу жизнь?
ЭВ: Только однажды оно было слишком навязчивым. И это было, когда я встретил Франку Потенте. Это было чертовски безумно. Но потом все успокоилось.
В: Вы когда-нибудь срывались?
ЭВ: Да нет. Однажды на Рождественском вечере, когда я развлекался с друзьями, за мной увязался парень с фотокамерой, меня это разозлило. Я подошел к нему и спросил, что он делает. Он сказал что нужна моя фотография в газету. Он делал свою работу, наверное. Мне это не понравилось.
В: Вы так терпимы! Такие ситуации сделали вас сильнее?
ЭВ: Да, наверное. Мне 22, но мне кажется, что я прожил гораздо больше. Я был окружен взрослыми на работе, этого не могло не случиться.
В: Это иногда вводит в фрустрацию, когда чувствуешь себя одним образом, о на самом деле ты не такой?
ЭВ:Так и есть. Но я с этим борюсь. Иногда я пытался выглядеть старше, чем я есть. На самом деле, ничего с этим сделать нельзя. Но с некоторыми вещами я научился мириться. И сейчас, как мне кажется, я соответствую своему образу. Это замечательно. Быть самим собой.
В: А становясь старше вы понимаете, что в молодом внешнем виде есть преимущества.
ЭВ: Можно и так сказать.
В: Так вы будите еще играть молодежные роли?
ЭВ: Да, если подвернется. С этим у меня больше нет проблем.
В: Вы изображаете подростка в дебютном фильме Майка Миллса «Thumbsucker»?
ЭВ: Вообще-то, нет. Меня это очень взволновало, и я был большим поклонником рассказа Уолтера Кирна, но прошло полтора года с тех пор, мы с Майком поговорили и поняли, что я слишком стар для этой роли.
В: Вы слишком старый?
ЭВ: Представьте себе! С одной стороны, я расстроен, с другой, для меня это в новинку. А сейчас я наслаждаюсь моментом.

Элайджа умнее, чем вы думаете. Он знает, что после ВК нужно полностью перевоплотиться. Его следующая роль будет в фильме «Try Seventeen», и это будет одна из последних молодежных ролей. Он будет зарабатывать не на своей детской внешности, большой нос, грустные глаза как у собачек на открытках, он устал от этого всего. Этому конец. Не думаю, что он еще хоть раз захочет стать увековеченным в пластиковую фигурку. Он стал больше. Намного больше.

перевод: Халдир